поиск контакты карта сайта
Научно-практический журнал электронных публикаций
Основан в 2000 г. Институтом Практической Психологиии и Психоанализа
 
 Главная 
 Все статьи 
 Авторы 
 Рубрики 
 Специальные темы 
 Информация для авторов 
 Образование 
 Консультация 
 Контакты 

Поиск по сайту


Подписка

Изменение параметров

Авторизация

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Ценностные отношения в семье как объект психологического анализа

Год издания и номер журнала: 2015, №4
Автор: Митряшкина Н.В.

Аннотация

В данной статье рассматривается проблема трансформации ценностных ориентаций современной российской семьи, обозначены категории ценностей современной личности, определена главная ценностная проблема современности – противоречие ценностных ориентаций. Кроме того, рассматривается аспект ранних объектных отношений матери и ребенка как основы ценностной структуры и их влияние на передачу системы ценностей последующим поколениям. Важным моментом в данной статье является факт трансгенерационной передачи системы ценностей.

Ключевые слова: ценностные ориентации, семейные ценности, система ценностей, объектные отношения, межпоколенная связь, трансгенерационная передача.


Введение

В современном обществе семья как единица психологического анализа находится в весьма удручающем состоянии. Влияние на семью макроэкономической, геополитической ситуации в мире и в стране очевидно. Внешняя нестабильная ситуация актуализирует внутренние проблемы населения, манифестируя наличие более глубоких пластов нарушений. Для взрослых ситуация осложняется наличием ответственности за других членов семьи, в частности, детей. Необходимость выполнять одновременно несколько функций (материальное обеспечение семьи, ведение домашнего хозяйства, воспитательные функции, функции контроля за детьми и др.) зачастую осложняет определение приоритетов, в маниакальном стремлении «успеть все».

Попытка стабилизировать собственное внутреннее состояние и обеспечить стабильность существования не только себе, но и членам семьи, зачастую приводит у взрослых к увеличению времени, проводимому на работе, изменению дистанции в отношениях с близкими людьми, в том числе с детьми, актуализации потребности восстановления с помощью дополнительных агентов (не всегда адаптивных, например – ПАВ). В свою очередь, дети и подростки также реагируют на нестабильность внешней ситуации и состояние родителей усилением патогенной симптоматики. Удовлетворяющие, поддерживающие, «достаточно хорошие» детско-родительские отношения являются опорой для детей и подростков в ситуации нестабильности и небезопасности, оказываясь «надежной базой» для преодоления возникающих трудностей.

Критерием благополучия семьи как матрицы являются семейные ценности. В свою очередь, благополучие общества как матрицы определяется благополучием семьи. Таким образом, система семейных ценностей отражает благополучие/неблагополучие общества. Проблема семейных ценностей занимала и продолжает занимать психологов прошлого и настоящего. На сегодняшний день проблемой семейных ценностей занимаются многие науки: философия, социология, психология, культурология, этнография, история и др.

Особенностью рассмотрения проблемы семейных ценностей в данной статье, является определение фокуса локализации проблемы семейных ценностей на паре матери и ребенка, как базовой структуры семьи, передающей ценностную основу, в том числе и трансгенерационно (между поколениями).

На данный момент ни для кого не является секретом очевидность сходства ценностных основ у нескольких поколений одной семьи. То, что оказывалось ценным (в общечеловеческом контексте, в отличие от материальных и ситуативных ценностей) для бабушки, как правило является ценным и для внука. Примером может являться отношение нескольких представителей разных поколений к животным, людям, межличностным отношениям.[1] Например, в семье, где у дедушки и бабушки, всегда была собака-друг, внук вырастет таким же собаколюбом, относящимся к животным по-человечески. И наоборот, жестокость по отношению к собаке со стороны дедушки и бабушки, наверняка проявится у внука, даже не живущего с ними и редко общающегося с ними. Такая передача поведенческих установок по отношению к базовым ценностям происходит посредством трансгенерационной передачи системы ценностей от дедушек и бабушек маме и папе, а уже от папы и мамы к настоящему поколению.

Также очевидно, что каждая семья будет обладать уникальной, только данной семье свойственной ценностной системой, которая, как уникальный код, будет бессознательно передаваться от родителей к детям. Главной в этом пути, является диада мать-ребенок, потому что, именно в ранних (первые три года жизни ребенка) отношениях закладывается основа всех представлений, определяющих все ценностные и личностные установки ребенка в дальнейшем.

Именно поэтому, в данной статье будет рассматриваться аспект ранних объектных отношений матери и ребенка как основы ценностной структуры семьи и личности.

В современной психологии термин "семья" в самом строгом значении относится к фундаментальной единице родства. В своей минимальной или ядерной форме семья состоит из матери, отца и потомства. В более широком использовании это может относиться к расширенной семье, которая может включать дедушку и бабушку, двоюродных братьев и сестер, приемных детей и т.д., которые все вместе действуют как отдельная социальная единица. Второе более широкое значение этого слова – группа людей с близкими социальными или личными связями, даже если между ними нет никаких кровных связей. (Психологическая энциклопедия // Интернет ресурс: Энциклопедии и словари)

Таким образом, в данной статье семья понимается как открытая структура, состоящая из группы людей с близкими социальными и личными связями, как правило, имеющих кровное родство.

Под ценностями в данной статье понимаются продукты жизнедеятельности семьи, общества и человечества в целом в виде человеческой личности. Они вбирают в себя и поступки людей, и представления морального созна­ния, моральные нормы, принципы, идеалы, понятия добра, зла, справедливости, счастья. Ценности могут быть как общечелове­ческими, «вечными» и конкретно-историческими. (Волжина, 2001)

Система семейных ценностей формируются под влиянием общества (и еще шире – социума), культуры и имеет свой уникальный неповторимый ни в какой другой семье вид.

Кроме того, семья имеет способность аккумулировать в себе ценности, приобретенные предшест­вующими культурами, цивилизациями и поколениями.

Таким образом, семья является точкой соединения прошлого (опыт предшествующих поколений, культур, цивилизаций), настоящего (существующая система ценностей) и будущего (формирование системы базовых ценностей у будущих поколений).

Ценностными ориентациями современной российской семьи являются внутрисемейные ценности (супружества, родительства, родства) и внесемейные ценностные ориентации, связанные с ценностями социума и культурными ценностями, в том числе профессиональной, творческой и личностной самореализацией.

Среди основных факторов, определяющих ценностную систему современной семьи, можно выделить факторы макроуровня и микроуровня. К факторам социального макроуровня можно отнести уровень и качество жизни людей, их уровень занятости и социальный статус. Немаловажным фактором является актуальное состояние социальной инфраструктуры. Факторы микроуровня делятся на объективные, которые включают: возраст, пол, образование, материальный статус; и субъективные (мотивы деятельности, актуальные потребности, интересы и предпочтения).

В процессе изменений в современном российском обществе, более явным оказывается противоречие между внутрисемейными и внесемейными ценностными ориентациями.

С одной стороны, семья была и остается главной ценностью российских людей, с другой, тенденции к индивидуальности и автономности человека не всегда находят реализацию внутри семьи, тем самым, осложняя эффективное выполнение семейных обязанностей. Данное противоречие отражает не только ценностную проблему, но и более глубокую проблему – проблему нарушения объектных отношений. Способность человека, а зачастую и его потребность, строить жизнь автономно, не поддерживая родственных связей, отражает существующую в современном обществе проблему – отрицание потребности в принадлежности к семье (шире, к референтной группе), страх взаимозависимости. Изначально, именно благодаря функции взаимной зависимости в семье, ее члены были способны выжить, как в социокультурном, так и в витальном смысле. Обеспечение базовых физиологических потребностей (обеспечение пищей, жильем, материальное благополучие) и психологических потребностей (потребность в любви, поддержке, заботе, самореализации) происходило в семье.

На данный момент система ценностей современного общества изменилась, сместив функции обеспечения психологических потребностей в виртуальную сферу иллюзорных отношений. Примерами таких отношений может являться гендерная парадигма с ее гостевыми или однополыми браками, возведением одиночества в статус нормы или сознательно бездетные браки как новая форма инфантильного партнерства. Стремление планирования семьи в современном обществе, изначально являясь мерой профилактики разводов не останавливает поток разводов в молодых семьях. Сексуальное просвещение, главной идеей которого является попытка гармонизировать супружеские отношения, приводит к ранней половой жизни подростков, появлению преждевременного интереса к половой проблематике, извращенному сексуальному поведению, промискуитету и проституции. Толерантность к альтернативным формам семейных отношений (в том числе, супружеских), повсеместно идеологизируемая как либеральная ценность, приводит к деформации образа традиционной семьи, распаду семьи как таковой с соответствующими следствиями как личностного, так и социального характера.

Очевидно обесценивание базовых ценностей семьи и семейных отношений взаимной зависимости как базовой психологической потребности.

Именно поэтому, семья на сегодняшний момент является колыбелью новой системы семейных ценностей, которые могут возродиться, трансформируясь в соответствии с актуальной внешней ситуацией, но сохраняя гомеостатический баланс между стремлением индивида к автономности (индивидуальные ценности) и потребность в отношениях (как индивидуальная, так и семейная ценность).

Данная проблема находит отражение в теоретическом рассмотрении ранних объектных отношениях младенца и матери.

М.Малер – венский педиатр и детский психоаналитик изучала эмоциональные связи между младенцем и матерью и рассматривала отношения мать-дитя как динамическое единство противоположных стремлений – потребность ребенка в привязанности к матери, с одной стороны, и стремлении ребенка к собственной автономии через установление четких границ своего «Я» в этих отношениях с другой.

Перспективы развития ребенка определяются качеством объектных отношений, в том числе, потребностью и способностью ребенка к самостоятельности, автономии, а также наличием эпистомофилического импульса и потребности в сохранении стабильных объектных отношений как ресурсной поддержки, так и надежной базы для дальнейшего развития.

В трудах отечественных психологов так же прослеживается линия, обозначающая значимость для ребенка отношений со значимым взрослым, его потребности в внешних впечатлениях как предиката его дальнейшего развития.

«Таким образом, сила потребности во внешних впечатлениях заключается в том, что, удовлетворяя ее, взрослый вводит ребенка в мир социальной действительности – общественно выработанных навыков, умений, способов практической деятельности, морали и т. д. А так как в предметах материальной и духовной культуры и в ее традициях находят свое воплощение исторически сложившиеся формы психической жизни людей, то ребенок, познавая культуру и овладевая ею, вместе с тем усваивает и эти формы; на этой основе у него развиваются специфические социальные формы психики.

Исследования обнаруживают, что на протяжении всего раннего и дошкольного детства главным фактором формирования личности ребенка продолжает оставаться взрослый человек, поддержка и одобрение которого составляют необходимое условие «уравновешенности» ребенка с окружающей его средой и переживания им эмоционального благополучия. Стремление к одобрению взрослых, особенно родителей, является в этом возрасте настолько сильным, что именно оно побуждает ребенка к такому поведению, в котором он не испытывает непосредственной потребности. Следовательно, «санкции» взрослых являются важнейшими регуляторами поведения ребенка» (Божович, 1982).

Именно взаимодействие ребенка с первичным объектом (лицом, которое обеспечивает базовый уход за младенцем – как правило, матерью) позволяет ребенку сформировать собственный индивидуальный стиль контакта с миром и систему ценностей, которая являясь совокупностью многих факторов, определяет набор ценностей индивида, начиная от культурологического влияния и влияния предыдущих поколений и заканчивая внутрисемейными ценностями.

Таким образом, рассматривая диаду матери и ребенка как базовую единицу семейной матрицы, можно говорить о сохранении системы традиционных семейных ценностей, и семьи как главной ценности, посредством стабилизации и гармонизации ранних объектных отношений.

Концепция трансгенерационной передачи уходит своими корнями далеко в прошлое. Многие психотерапевтические направления рассматривают трансгенерационную передачу как основной путь получения знаний. Культурно-историческая психология Л.С. Выготского рассматривает развитие личности через призму социально-культурных знаний, аккумулируемых многими поколениями и актуальной социально-культурной ситуацией.

Трансгенерационная психология и психотерапия рассматривает связь поколений в контексте передачи родовой травмы. Гештальт-терапия констатирует наличие «интроектов» (образов, взглядов, мотивов, установок, бессознательно заложенных родителями), влияющих на жизнь индивида и определяющих мотивы его поведения.

Психоаналитическое направление рассматривало опыт взаимосвязи поколений, начиная с основателя психоанализа.

В начале прошлого века З. Фрейд в своих работах «Введение в психоанализ», «Новые лекции по психоанализу» и др. говорил о том, что индивидуальный опыт человека отражает опыт предыдущих поколений. (Фрейд, 1989). В работе «Тотем и табу» З. Фрейд говорит об очевидности наличия межпоколенной связи: «Если психические процессы одного поколения не передавались бы другому, не продолжались бы в другом, каждому пришлось бы вновь учиться жизни, что исключало бы всякий прогресс и развитие». (Фрейд, 1991)

Продолжая идею З.Фрейда о наличии трансгенерационной связи, его коллега К.Г. Юнг вводит в психологию понятие «коллективного бессознательного». Согласно К.Г. Юнгу, коллективное бессознательное существует вне всякого индивидуального опыта. В нем аккумулирован весь опыт предыдущих поколений, который представлен в архетипических образах и моделях, передаваемых из поколения в последующее поколение. (Юнг, 1991). Архетипы являются основой общечеловеческой символики, сказок, художественных текстов.

Ф. Дольто рассматривает проблему трансгенерационной передачи частично разрешенного конфликта, семейной тайны, и др. Ф.Дольто в работе «Дело детей» пишет: «Каждый ребенок вынужден… нести груз патогенных последствий, доставшихся в наследство от патологического прошлого своей матери и отца». И далее: «Все, что замалчивается в первом поколении, второе носит в своём теле». Ф.Дольто говорит о наличии прочной связи между бессознательным матери и бессознательным ребенка в пренатальный период его развития. Ребенок уже в этот период, по мнению автора, знает, угадывает и чувствует вещи, относящиеся к его семье на протяжении нескольких поколений. (Шутценбергер, 2001).

Таким образом, во взглядах З. Фрейда и его последователей прослеживается факт трансгенерационной связи, детерминирующей передачу предыдущими поколениями и принятие последующими поколениями мыслей, моделей поведения, переживаний, чувств и др. – «что получил, то и отдал».

Таким образом, с точки зрения психоаналитической теории, можно говорить о наличии психологического механизма трансгенерационного воспроизводства паттернов родительского отношения. Очевидно, что такой передаче подвержен не только патологический, травматический опыт, но и самый обычный, ежедневный, накопленный поколениями опыт межличностных взаимодействий (в том числе и опыт ранних объектных отношений), паттерны социального взаимодействия, и конечно, система ценностей.

Особенностью трансгенерационной передачи системы ценностей оказывается необходимость диады «мать-ребенок» как базы для воссоединения всех поколений: предков с их опытом и культурой, актуальных отношений как ресурса для накопления, структурирования и дальнейшей передачи ценностных ориентиров и потомков.

Заключение

Семья является одним из важных феноменов бытия че­ловека, она всегда была и остается объектом изучения психологов. Семья была и остается источником безопасности, духовности, стабильности, близости, терпимости. Кроме того, именно семья обеспечивает своим членам экономическую, социальную и физическую безопасность, выступает «базой» для успешной социализации нового поколения.

Человеческая семья возникает под влиянием культурных факторов, в то же время в ней как в одной из форм социальной организации проявляется основная функция культуры («налаживание связи человека с окружающей средой»).

Семейные ценности всегда были и остаются базовыми составляющими человеческого бытия и залогом благополучного развития общества. В настоящее время ценность семьи определяется реализацией главных функций семьи – репродуктивной, воспитательной, ценностноформирующей. Кроме того, функция формирования активного общественного сознания, определяет семью как приоритетную ценность общества.
Следует заметить, что семья и семейные ценности оказываются специфическими для каждого времени, но всегда остаются главными в перечне общечеловеческих ценностей. В семье происходит интериоризация культурных, социальных, религиозных, нравственных ценностей. Интересно, что семья находится одновременно и внутри, и снаружи системы ценностей, оставаясь наиболее устойчивой в социальной системе единицей и развиваясь вместе с обществом. Семья находится в постоянном движении, изменяясь под воздействием внешних условий, при этом сохраняя свою динамическую структуру.

В современном обществе отмечается явное противоречие. С одной стороны, отмечается тенденция, направленная на увеличение степени автономии личности, расширение ресурсных возможностей личности и значимости внесемейной деятельности. Кроме того, значимость образования (в том числе, самообразования) и творческой самореализации, обусловливает влияние внесемейных ценностных ориентаций.

С другой стороны, актуальная политическая, экономическая и социальная ситуация в стране вызывает усиление социальной напряженности. И именно семья противостоит социальной напряженности, являясь для членов семьи «надежной базой», объединяющим ресурсным центром. Семья была и остается для человека местом удовлетворения базовых физиологических и, что несомненно важно, психологических потребностей. Именно поэтому, в современной российской семье, социальная и личностная значимость семейных ценностей оказывается напрямую связана с развитием самой семьи и индивида в семье.

Главной базовой единицей семейной матрицы является диада мать-ребенок, которая отвечает за формирование, сохранение и передачу индивидуальных и семейных ценностей как внутри семьи и обществе, так и последующим поколениям.

Таким образом, семья являясь общественный орга­низмом, сама по себе является важнейшей общечеловеческой ценностью, формирующей, сохраняющей и передаю­щей из поколения в поколение систему индивидуальных и семейных ценностей.


Value Family Relationships as an Object of Psychological Analysis

Annotation

In this article the problem of transformation of value orientations of modern Russian family, designated categories of values of the modern person, determined the principal value problem of modernity – the conflict of value orientations. In addition, the aspect of the early object relations of mother and child as the basis of value patterns and their impact on the transmission system values to the subsequent generations. The important point in this article is the fact that transgenerational transmission of values.

Keywords: value orientations, family values, system values, object relations, intergenerational communication, transgenerational transmission.


Литература

Авдеева И.А. Формирование ценностей как философская, социальная и культурологическая проблема // Вестник ТГУ №3 (107), С. 256-268, 2012.

Абаюкова А.Б. Ценности семьи: социально-философский аспект. [Электронный ресурс]. URL: http://sibac.info/2009-07-01-10-21-16/50-2011-12-21-06-47-18/2011-12-21-06-47-43/1740-2012-03-28-04-26-03 (дата обращения 16.11.2016).

Абаюкова А.Б., Кильберг-Шахзадова Н.В. Социально-философский анализ семейных ценностей // Научные проблемы гуманитарных исследований, №4, С. 217-225, 2012.

Божович Л.И. Социальная ситуация и движущие силы развития ребенка. // Психология личности в трудах отечественных психологов: хрестоматия. Сост. Л.В. Куликов; под общ. ред. В. Усманова. СПб.: Питер, 2000.

Волжина О.И. Семья как социокультурная ценность современного российского общества. М., 2001.

Волжина О.И. Аксиологическая концепция семьи // Мир образования – образование в мире: науч.-метод. журн. № 4, С. 27-47, 2001.

Шутценбергер А.А. Синдром предков. М.: Издательство Института психотерапии, 2001.

Магомедов А.А. Семья на Северном Кавказе. Ставрополь: Изд-во СГУ, 1999.

Психологическая энциклопедия // [Электронный ресурс]: Энциклопедии и словари. URL: http://www.twirpx.com/files/psychology/encyclopedia/.

Федулова А.Б. Семья и семейные ценности. Дис. ... канд. филос. наук: 09.00.11 Архангельск, 2003 252 с. РГБ ОД, 61:03-9/487-6.

Фрейд З. Введение в психоанализ: лекции. М.: Наука, 1989.

Фрейд З. Тотем и табу // Фрейд З. Я и Оно. Труды разных лет. Тбилиси: Мерани, 1991.

Юнг К.Г. Архетип и символ. М.: Ренессанс, 1991.



[1] Обращаю внимание на то, что в данной статье рассматривается статистически значимое большинство случаев, которые определяют закономерность, оставляя некоторый процент в виде случаев исключения.   



Назад в раздел






     
поиск контакты карта сайта
  Перепечатка и любое воспроизведение материалов без письменного разрешения правообладателей запрещены
© 2006 НОУ Институт Практической Психологии и Психоанализа, г. Москва
Работает на Битрикс: Управление сайтом
Яндекс цитирования