поиск контакты карта сайта
Научно-практический журнал электронных публикаций
Основан в 2000 г. Институтом Практической Психологиии и Психоанализа
 
 Главная 
 Все статьи 
 Авторы 
 Рубрики 
 Специальные темы 
 Информация для авторов 
 Образование 
 Консультация 
 Контакты 

Поиск по сайту


Подписка

Изменение параметров

Авторизация

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Психолог или гость? Психологическое консультирование с учетом культурного контекста

Год издания и номер журнала: 2015, №1
Автор: Шавеко О.Ю.

Аннотация

В статье рассматриваются особенности работы психолога-консультанта в условиях стационара с учетом культурного контекста. Сопряжение мультикультурального и системного взглядов позволяет предложить конкретные техники работы психолога с представителями иной культуры. Представлены случаи работы с семьями из Дагестана и Чечни.

Ключевые слова: мультикультуральное психологическое консультирование, системное мышление, присоединение к системе, позиция психолога.


Мультикультуральное психологическое консультирование – это один из видов психологической помощи, сфокусированный на культурных аспектах и на том, как происходит процесс консультирования в различных культурах. Это консультирование, в котором между консультантом и клиентом существуют значительные различия.

В процессе исследования особенностей мультикультурального консультирования фокус внимания постоянно менялся с клиента (1950-е годы) в сторону консультанта (1960-е годы) и далее в сторону процесса консультирования (1990-е и до настоящих дней). Сложность задачи консультанта состоит в том, чтобы увидеть (познакомиться) с другой культурой, а также проявить уважение не только к другой культуре, но и к ее носителю, учитывая особенности проявления эмоций, особенности взаимоотношения в семьях, воспитании детей и так далее. В этой статье на примере конкретных случаев рассматривается позиция психолога, процесс установления контакта и самораскрытия клиента – возможность более эффективной работы с учетом культурных особенностей клиента.

С октября по декабрь 2014 года я проходила практику в отделении психоневрологии-2 РДКБ. Мне хотелось бы рассмотреть конкретные случаи работы в клинике с семьями из Дагестана и Чечни, принимая во внимание культурный контекст в психологическом консультировании клиентов – представителей разных культур. Эти случаи позволяют описать работу психолога в больнице, учитывая расширение возможности работы через интерес к культурным особенностям клиентов. В представленных случаях через присоединение к культурной системе мне удалось осуществить присоединение к семейной системе, что позволило прояснять взаимодействие в семье клиента и работать с эмоциями (Глэддинг, 2002).

Случай Джамили

С Джамилей было две встречи. Она приехала из Чечни и лежала в отделении с сыном. После первой встречи, выходя из палаты, я поймала себя на мысли об отсутствии эмоций в рассказе Джамили, несмотря на сложность ситуации. Создавалось впечатление, что это восточная красавица, которая рассказывает «сказку», и эта сказка не про нее. Меня поразило, как она говорила о своей жизни – было ощущение абсолютного спокойствия. Таким образом, в процессе работы появилась история, но не было запроса и эмоций. Джамиля рассказала, что она замужем и у нее трое детей. Старшей дочке 10 лет, средней 8 лет, (у нее тяжелая форма ДЦП), младшему сыну – 3 года, у него тяжелая форма ДЦП сочетается с необходимостью проведения операции по реконструкции верхнего неба. После первой сессии появилось только общее представление о структуре семьи, но так и осталось неизвестным то, какие отношения связывают ее членов, а моего присоединения к системе так и не произошло. Ситуация несколько изменилась на второй встрече, когда разговор зашел о детях. Здесь появились эмоции, мимика, сейчас на встрече была не «восточная красавица», а любящая мама троих детей. Джамиля рассказывала про телефонные разговоры со старшей дочерью, про сына, которому необходимо набрать вес, иначе его не возьмут на операцию. Она подробно рассказала о том, как понимает, нравится ли еда сыну или нет, как она с ним общается, а он улыбается ей в ответ.

На второй встрече присоединение к системе стало возможно благодаря теме детско-родительских отношений, значимой в данной культуре. При этом оставалось знакомое по первой встрече ощущение спокойствия, несмотря на всю сложность ее ситуации.

Во время работы я постоянно задавалась вопросами: «Кто я в этом контакте? Что это за роль, отведенная мне клиенткой?» С одной стороны, клиентка явно расположена ко мне, доброжелательна, она готова отвечать на вопросы, делиться самыми разными историями из своей жизни; с другой стороны, я точно чувствую ограничения этой позиции для дальнейшей работы, меня явно «не пускают, куда не следует. Кто я, приходящая в палату и предлагающая побеседовать? Кем меня видит клиентка?» Ответ, казалось бы, лежащий на поверхности, был найден. Слово, которое подошло, – «гость». Если ты гость, тебя радушно встречают, тебе показывают дом, делятся историями. С тобой вежливо разговаривают, но дают понять, куда можно идти, а где вежливо скажут – нет. От помощи психолога Джамиля не отказывалась, но запрос у нее так и не появился. Если и дальше использовать метафору «гостя», то в этой культуре принято встречать и угощать гостей. Так и встречала меня Джамиля и рассказывала своим спокойным голосом историю «восточной красавицы».

Необходимо отметить, что клиенты, с которыми я работала, – это представители «кавказской культуры», где особое место уделяют традициям гостеприимства. Гостю предназначается самое лучшее, что есть в доме, к нему обращено всё внимание хозяев. Эта особенность проявлялась и в моем контакте с ними. Создавалось впечатление, что они идут на контакт, как с гостем (ему нельзя отказать), отвечают на все вопросы, но в ответах отсутствует запрос и нет эмоций.

В больнице часто возникают ситуации, когда психолог начинает работу с немотивированным клиентом, и уже в процессе этой работы и установления контакта появляется запрос, потребность работать. В начале работы с Джамилей у меня возникали сомнения в надежности контакта. Это могло объяснить, почему в течение сессии не появлялось ни запроса, ни эмоций. При этом часто случается, что если контакт отсутствует, то клиент отказывается от работы, Джамиля же охотно соглашалась продолжать работу. С учетом традиций гостеприимства, становится понятно, почему: гостю не откажут в приеме, но и показывать (или рассказывать) будут не все. Следовательно, необходимо было менять ситуацию: позиция гостя в этом смысле непродуктивна.

Можно думать об изменении позиции «гостя» как о последовательных шагах: 1) осознание этой роли; 2) действия в соответствии с этой ролью с постепенным расширением степени свободы от нее; 3) укрепление позиции психолога. Это может стать возможно, в том числе благодаря системному видению ситуации и рассмотрению семейной системы клиентки в контексте макросистемы – культурного контекста. Отсюда – вопросы о том, как «это принято». Это не только поддерживает в позиции «гостя» то, что не мешает работать, например, «не-экспертность» («в чужой монастырь со своим уставом не суйся»), но и помогает, так как смещает фокус внимания с «гостя» на клиента.

Исходя из этого, логично становится интересоваться не только «историей» клиента, но и культурой в целом. Таким образом, присоединение к системе происходит по-другому, через культуру. Технически это выглядит так: в беседе постоянно звучат вопросы: «Это так принято в вашей культуре?», «Это такая традиция?», «А как это принято у вас?» Эти вопросы дают возможность клиенту почувствовать принятие и уважение его культуры, что в свою очередь позволяет рассказывать не только о том, как это принято в культуре, но и о том, как это происходит в жизни клиента. При этом постепенно появляются и эмоции, и запрос. Необходимо сказать, что именно осознанность такой позиции дает возможность консультанту осуществлять присоединение к системе, видеть запрос и фокусироваться на эмоциях клиента – через присоединение к культуре.

Случай Зайнаб

С Зайнаб у нас также было две встречи. Она приехала из Дагестана с младшей дочерью (5 лет), у которой диагноз «эпилепсия», чтобы им назначили лечение. Зайнаб рассказала о тяжелом разводе, о том, что сейчас она живет со своими родителями и постоянно занимается лечением детей, так как и у старшей дочки (6,5 лет) тоже эпилепсия. С мужем она развелась 3 года назад. После развода муж перестал общаться с детьми и с ней. Это очень обижало и злило Зайнаб. Она открыто демонстрировала эмоции на сессии и рассказывала о тонкостях взаимодействия в семье мужа, о том, что развод переживала тяжело, что на этом фоне у нее поднималось давление, и ей пришлось наблюдаться в больнице. Получив развод, она полностью лишилась поддержки и помощи со стороны семьи мужа. Работа фокусировалась на травме развода и агрессивных чувствах. Технически использовались приемы отражения чувств и прояснение текущей ситуации. На второй встрече обсуждалась разница взаимодействия в семьях (у мужа и Зайнаб). В семье родителей она была единственной девочкой – младшей, у нее есть два старших брата. Она прекрасно представляет, как выстраивать отношения с мужчинами, но ей сложно выстроить отношения с женщинами. В семье мужа две старших сестры, с которыми у нее был конфликт, что и послужило основным поводом для развода. Так как родители Зайнаб более либеральны в воспитании детей, то ей было сложно смириться со своим подчиненным положением в семье мужа. Сейчас она сосредоточилась на лечении детей. У нее есть четкий план, который касается лечения и социализации детей, и нет желания думать о себе и выстраивать свою жизнь. Вместе с тем она также говорила о том, что разрыв с семьей бывшего мужа ее тоже устраивает, менять отношения у нее нет никакого желания.

С первой встречи я с вниманием относилась к культурным особенностям и традициям. Осознанность роли гостя при консультировании позволяла уточнять и прояснять традиции и взаимоотношения принятые в данной культуре. Такая стратегия позволила быстро установить контакт и выстроить работу не только в связи с темой детско-родительских отношений, но и работать с травмой развода. Начало беседы не сильно отличалось от первого случая, однако, как только звучал безэмоциональный рассказ, я обращалась к культурному контексту и задавала вопрос: «Это так принято в вашей культуре? Это такая традиция?», что позволяло Зайнаб рассказывать не только про традиции в своей культуре, но и про особенности взаимодействия в своей семье. Таким образом, как и в проективной методике «Рисунок идеальной семьи», каждый рисует свою семью, так и здесь появлялась возможность говорить о своей семье в рамках особенностей культуры и традиций. При осознанности роли «психолога-гостя» во внимание принимается культурная среда и традиции клиента, в процессе консультирования, присоединение к системе идет через культуру. Приходя в гости к людям другой национальности, принято интересоваться традициями и культурой, это всегда приятно принимающей стороне. В консультировании учет культурного контекста позволяет почувствовать клиенту принятие и уважение не только к своей культуре, но и к особенностям во взаимоотношениях внутри семейной системы, что помогает клиенту открыто говорить о своих чувствах и, следовательно, способствует формированию запроса на работу и делает процесс консультирования более эффективным.

Необходимо отметить, что у данной категории клиентов работа часто идет с расширенной семьей, где главными являются детско-родительские связи. В таких семьях существует жесткая иерархическая система: «кто старше, тот главнее». Таким образом, расширенная семья может становиться ресурсной, тогда в ней будет много поддержки и внимания к детям. Если же поддержка отсутствует, мать с детьми подвергаются давлению со стороны семьи мужа, в результате к травме болезни ребенка присоединяется травма отказа принимать больного ребенка семьей. В лучшем случае поддержкой становится родная семья, но это происходит не всегда. Мне кажется, в этом случае при работе, важно обращать внимание на поиск ресурсов и поддержку.

Исходя из выше сказанного, стоит говорить не только об особенностях межкультурного консультирования, но и проводить исследования на эту тему, которая как никогда актуальна для нашего времени. В заключение хочется процитировать слова Гарри Л. Лэндрета: «При проведении психотерапии необходимо учитывать условия формирования клиента, особенно в том случае, когда терапевт и клиент воспитывались в разных культурных группах. Перед терапевтом стоит весьма непростая задача – понять и принять культурные различия, существующие между ним и клиентом – и сделать все возможное, чтобы эти различия не мешали, а наоборот помогали терапевтическому процессу» (Лэндрет, 2007).

Psychologist or guest? Counselling with an understanding of the cultural context

Annotation

In that article are discussing the features of work of the psychologist-consultant at the hospital considering the cultural context. The pairing of the multicultural view and the systemic view allows us to offer the specific techniques for psychologist to work with persons of other cultures. There are the cases of working with the families from Dagestan and Chechnya.

Keywords: multicultural counselling, system, systems thinking, adherence to the system, the position of the psychologist.

Литература

  1. Глэддинг С. Психологическое консультирование. 4-е изд. – СПб.: Питер, 2002.
  2. Новые направления в игровой терапии: Проблемы, процесс и особые популяции. Под редакцией Г.Л. Лэндрета. М., Когито-Центр, 2007.




Назад в раздел






     
поиск контакты карта сайта
  Перепечатка и любое воспроизведение материалов без письменного разрешения правообладателей запрещены
© 2006 НОУ Институт Практической Психологии и Психоанализа, г. Москва
Работает на Битрикс: Управление сайтом
Яндекс цитирования