поиск контакты карта сайта
Научно-практический журнал электронных публикаций
Основан в 2000 г. Институтом Практической Психологиии и Психоанализа
 
 Главная 
 Все статьи 
 Авторы 
 Рубрики 
 Специальные темы 
 Информация для авторов 
 Образование 
 Консультация 
 Контакты 

Поиск по сайту


Подписка

Изменение параметров

Авторизация

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Проблема эгоизма в работах З.Фрейда

Год издания и номер журнала: 2014, №3
Автор: Омельчанко Е.В.
Комментарий: Статья была опубликована в сборнике научных статей и материалов XII-ой Всероссийской научно-практической конференции «Практическая психология образования XXI века: развитие личности в образовании». – Коломна, МГОСГИ, 2014. – С. 91-99.

Аннотация

В статье рассматривается проблема эгоизма в работах З.Фрейда. Основным содержанием данной проблемы в работах З.Фрейда выступает положение о том, что эгоизм рассматривается как врожденное свойство человека, благодаря которому обеспечивается защита его жизнедеятельности, а также является главным принципом человеческих отношений.

Ключевые слова: Фрейд, эгоизм, нарциссизм, человеческая природа, сновидения, психоанализ.

Представление об эгоизме содержалось в первом крупном фундаментальном труде З.Фрейда «Толкование сновидений» (1900), где основатель психоанализа высказал ряд соображений, связанных с его пониманием детской психики. В «Толковании сновидений» он подчеркнул то обстоятельство, что маленькие дети чрезвычайно эгоистичны. «Ребенок абсолютно эгоистичен, он интенсивно испытывает свои потребности и неудержимо стремится к их удовлетворению, особенно же против своих соперников, других детей и главным образом против своих братьев и сестер» (Фрейд, 1991). Желание ребенка, чтобы умерли его братья и сестры, З.Фрейд также объяснял эгоизмом, в силу которого ребенок «смотрит на своих братьев и сестер как на соперников» (Фрейд, 1991). Одновременно он высказывал мысль, в соответствии с которой есть основания надеяться, что еще в период детства «в маленьком эгоисте проснутся альтруистические наклонности и мораль», хотя «моральное чувство пробуждается не одновременно по всей линии и продолжительность аморального детского периода у отдельных индивидуумов различна» (Фрейд, 1991).

Эту же мысль З.Фрейд продолжает отстаивать позже в тринадцатой лекции «Введение в психоанализ» (1916): «Ребенок, прежде всего, любит самого себя и только позднее учится любить других, жертвовать частицей своего Я ради других. Даже лиц, которых он, кажется, любит с самого начала, он любит только потому, что нуждается в них, не может без них обойтись, так что опять-таки из эгоистических мотивов. Только позднее чувство любви делается независимым от этого эгоизма. Он фактически на эгоизме научился любви» (Фрейд, 2007a).

Таким образом, З.Фрейд считал что, ребенок рождается с «первичной самовлюбленностью», обусловленной тем, что его либидо направлено на него самого, и самовлюбленность как бы отделяет человека в начале жизни от окружающего мира, побуждая его заниматься только собой. Иными словами, можно сказать, человек, по З.Фрейду, рождается эгоистом. Когда он становится юношей, его либидо будто бы перемещается с его личности на другие объекты и человек переходит в разряд альтруистов, пребывающих в стадии «объективных отношений». Позже либидо вновь обращается на личность её носителя, обусловливая «вторичную самовлюбленность», которая как бы повторяет первичную, но уже на ином уровне. И субъект становится эгоистом вновь. Так, согласно З.Фрейду, чем больше я люблю окружающих меня людей, тем меньше остается любви для себя, и наоборот, чем больше я люблю себя, тем меньше люблю людей. В основе любви как социального явления лежит либидо. В зависимости от того, куда направлено оно, имеем то любовь к себе, то любовь к людям.

З.Фрейд считал, что общество придает личности одностороннее развитие, вытравливает в человеке все альтруистические порывы и превращает его в эгоиста. Утверждая, что человек по своей природе эгоист, З.Фрейд широко трактует и понятие эгоизма. Для него эгоизм – это не только страсть к стяжательству, накоплению, но и стремление человека удовлетворить свои обычные, нормальные потребности в пище, одежде, крове, половой любви. Но можем ли мы в этом видеть эгоизм? И если первая часть утверждения не вызывает возражений со стороны отечественных философов и психологов, то со второй соглашаются не все. Разве можно назвать потребности человека в еде, без которой он не может существовать эгоизмом? Эти потребности необходимы для сохранения каждого индивидуума и человеческого рода. Поэтому они присущи каждому человеку в любую эпоху. Эгоизм же выражается не в самих этих потребностях, а как считает доктор философских наук, профессор К.А.Шварцман «в способе их удовлетворения, а именно в стремлении удовлетворить их за счет других людей», но такое стремление «характерно только для общества, основанного на эксплуатации человека человеком» (Шварцман, 1963). Тогда как, для З.Фрейда, эгоизм интересов, воспитанный определенным строем, и естественное стремление человека к удовлетворению своих необходимых потребностей – явление одного и того же порядка, выражение эгоизма, которого никогда изжить нельзя.

Если выше было сказано о понимании З.Фрейдом эгоизма и об эгоизме детской души, то в этой же работе «Толкование сновидений» сновидения сохраняют тот же характер. Они все без исключения с точки зрения З.Фрейда «абсолютно эгоистичны, во всех них проявляется ваше драгоценное "я", хотя иногда и в замаскированной форме» (Фрейд, 1991). Желания, осуществляющиеся во снах, это постоянно «желания нашего "я"; интерес к другому лицу в сновидении всегда иллюзорен (оторван от реальности).

З.Фрейд подвергает анализу большое количество примеров, «противоречащих якобы этому моему (своему!) утверждению». Так, например, четырехлетний мальчик, которому приснилось большое блюдо, на котором лежит большой кусок жареного мяса. Неожиданно кусок этот съедается, не будучи даже разрезан. Человека, который съел мясо, он не видел.

Кто же был этот человек, об обильном обеде которого приснилось ребенку? Анализируя переживания предыдущего дня, он приходит к выводу: мальчику в течение нескольких дней была прописана врачом молочная диета; накануне сновидения вечером он нашалил и в наказание за это был лишен ужина. Воспитание начинает оказывать на него свое действие; оно проявляется уже в сновидении, обнаруживающем зародыши искажающей деятельности. Не подлежит сомнению, что сам он тот человек, желания которого направляются на столь обильный ужин. Так как он знает, однако, что он наказан и не имеет права ничего есть, то он не решается даже во сне сесть за стол и съесть вкусное блюдо, как это делают в сновидениях голодные дети.

Таким образом, несмотря на обилие тем и персонажей, «сон – непременно эгоистичен». Как объяснял сам З.Фрейд, его метод не дает универсального ключа для расшифровки сновидений. «Я уверен, – писал он, – что одно и то же сновидение у различных лиц и при различных обстоятельствах может скрывать различные мысли» (Фрейд, 1991).

З.Фрейд считал, что эгоизм выступает сущностью не только человеческой природы, но и является главным принципом человеческих отношений. Так он говорит о существовании принципов «удовольствия» и «реальности», которые и должны сдерживать эгоизм индивида. Но, однако, эгоистический характер человека проявляется в стремлении к удовольствию, что же касается «принципа реальности», который побуждает человека отказываться от целого ряда своих желаний, считаться с требованиями, интересами других людей, заниматься общественной деятельностью, то З.Фрейд не видит в этом отрицания эгоизма, поскольку эти общественные побуждения вызваны стремлением, по его мнению, самосохранения, то есть тем же эгоистическим интересом. В работе «Тотем и табу» (1913) он подтверждает, что «сами социальные влечения развились в особые комплексы благодаря слиянию эгоистических и эротических компонентов» (Фрейд, 1924).

Для каждой личности все остальные люди выступают лишь средством для достижения одной цели – удовлетворения желаний, заложенных в индивидууме еще до того, как он вошел в общение с другими людьми. Следовательно, основная мысль З.Фрейда сводится к тому, что какие бы общественные побуждения ни появлялись у человека, какой бы общественной деятельностью он ни занимался, человек всегда при всех условиях остается эгоистом. Если «совместная производственная деятельность людей ведет к сотрудничеству между людьми» – пишет К.А.Шварцман, то З.Фрейд совершенно игнорирует любую такую деятельность. Он считает, что и в том случае, когда люди проявляют самоотверженность, сотрудничество, – это не что иное, как та же сублимация эгоистических интересов, и прежде всего инстинкта наслаждения. Как считает, К.А.Шварцман, такие выводы З.Фрейд делает только потому, что «он не понимает социальной основы этих отношений» (Шварцман, 1963). Причем, в любом обществе, в любых условиях, суть отношений между людьми, говорит З.Фрейд, составляют вражда, отчужденность, несправедливость. «...жестокость, властолюбие, несправедливость и все другое составляет подоплеку самых нежных отношений между людьми. <...> Мы не может отказаться от бессознательной враждебности, как от постоянно действующего и двигающего мотива» (Фрейд, 1924). Поэтому вера в доброту человеческой натуры, в возможность изжить антагонизм человеческих отношений - одна из многих иллюзий, которая может принести человечеству только вред. Он отвергает, поэтому те этические системы, которые говорят о возможности создания подлинно человеческих отношений между людьми и призывают к любви и дружбе между ними.

Опять же иную позицию на взгляд фрейдовской концепции выражает К.А.Шварцман. В работе “«Психоанализ» и вопросы морали” она пишет: «Фрейд попытался формулировать общие принципы поведения людей, игнорируя экономическую основу общества, его классовую структуру. Поэтому он не сумел заметить, что уже в недрах того строя, в котором он жил, между рабочими, борющимися против капитала, складываются иные, человеческие отношения, отношения, основанные на взаимной помощи, на солидарности.

Не видя социальной основы эгоизма как главного принципа человеческих отношений в буржуазном мире, З.Фрейд не понимает того, что с изменением социально-экономической структуры общества должны измениться и все отношения между людьми. Он не может себе представить, что не эгоизм, а солидарность должна стать господствующим принципом отношений между людьми в обществе, основанном на общественной собственности на средства производства, и что эта солидарность не только не «ущемляет» личность, но является настоящей ареной развития подлинно человеческих чувств, свойственных каждой личности» (Шварцман, 1963).

В своей следующей работе «О нарциссизме» (1914) З.Фрейд не только выдвинул предположение, что проявления либидо, заслуживающие названия нарциссизма, имеют место в нормальном сексуальном развитии человека, но и высказал соображение, в соответствии с которым нарцизм (в понимании З.Фрейда) не является перверзией (извращением) и может быть рассмотрен как «привязанность либидо к собственному Я как к объекту» (Лейбин, 2010) и в качестве «либидозного дополнения к эгоизму инстинкта самосохранения» (Фрейд, 2007b). Он считал, что нарциссизм является неотъемлемой частью любого человека с самого его рождения, и был первым, кто применил этот термин в психологии.

В научную литературу понятие «нарциссизм» было введено английским ученым Х.Эллисом, который ранее в работе «Аутоэротизм: психологическое исследование» (1898) в отличие от З.Фрейда, нарциссизм описал как одну из форм извращенного поведения, соотнесенную им с мифом о Нарциссе.

В работе «О нарциссизме» З.Фрейд провел различие между «Я-либидо», когда сексуальное влечение направлено на самого человека, и «объект-либидо», когда оно направлено на другого человека. В этой же работе основатель психоанализа затронул вопрос о соотношении чувства неудовольствия, эгоизма, любви и невротического заболевания. Определение данного соотношения предполагало выявление психологической необходимости переступить границы нарциссизма и сосредоточить либидо на объектах. И хотя в самой работе не было проведено четкого различия между нарциссизмом и эгоизмом, тем не менее, в ней была высказана мысль, что «сильный эгоизм защищает от болезни, но, в конце концов, необходимо начать любить для того, чтобы не заболеть, и остается только заболеть, когда вследствие несостоятельности своей лишаешься возможности любить» (Фрейд, 2007b). Таким образом, «больной сосредотачивает свое либидо на своем Я, отнимая его у объектов, с тем, чтоб по выздоровлении вернуть его им. <…> Либидо и интересы Я испытывают при этом одну и ту же участь, и тогда их снова нельзя отделить друг от друга. Известный эгоизм больных берет верх над всеми интересами без исключения. Мы находим это вполне понятным, потому что прекрасно знаем, что, находясь сами в таком же положении, будем вести себя так же» (Фрейд, 2007b).

Более четкое различие между нарциссизмом и эгоизмом З.Фрейд провел в двадцать шестой лекции по «Введению в психоанализ» (1916/17), озаглавленной «Теория либидо и нарциссизм», где он показал, чем они отличаются друг от друга. Говоря об эгоизме, обычно имеют в виду пользу для индивида, в то время как, говоря о нарциссизме, принимают во внимание и его либидозное удовлетворение. По мнению основателя психоанализа, можно быть «абсолютно эгоистичным» и, тем не менее «иметь сильные либидозные привязанности к объектам» (Фрейд, 2007a). Такая привязанность объясняется тем, что либидозное удовлетворение от объекта относится к потребностям Я. «Эгоизм будет следить тогда за тем, чтобы стремление к объекту не причинило вреда Я» (Фрейд, 2007a). Но можно быть «эгоистичным и при этом также очень нарциссичным», то есть иметь незначительную потребность в объекте. Таким образом, следуя логике З.Фрейда, мы можем сделать вывод, что нарциссизм и эгоизм – взаимосвязаны, но не обязательно, что одно подразумевает другое. Нарциссы всегда эгоисты, но не все эгоисты нарциссы.

Тем не менее, во всех этих отношениях эгоизм чаще всего выступает в качестве постоянного элемента развития человека, «само собой разумеющимся», то нарциссизм представляет собой переменным «меняющимся» элементом. В отличие от эгоизма, который не включает в себя либидо, нарциссизм имеет либидозную окраску, независимо от того, направлена сексуальность на объекты или на собственное Я.

Противоположность эгоизма – альтруизм, который не совпадает с либидозной привязанностью к объектам и отличается от нее отсутствием стремлений к сексуальному удовлетворению. Однако при сильной влюбленности альтруизм может совпадать с либидозной привязанностью к объектам, что чаще всего имеет место при сексуальной переоценке его. Если к этому добавляется альтруистическое перенесение от эгоизма на сексуальный объект, то, как полагал З.Фрейд, сексуальный объект становится могущественным и как бы поглощает Я.

Анализ данной проблемы позволяет нам сделать вывод о том, что З.Фрейд не только рассматривает эгоизм как сущность человеческой природы, как главный принцип человеческих отношений, но и оправдывает его. Эгоизм в представлении каждого из нас что-то до боли знакомое, особенно мешающее нам в наших близких отношениях и обидное, при уличении нас в проявлении этого качества. Если же мы еще пристальнее вглядимся в причины всех наших человеческих проблем и страданий и не побоимся посмотреть правде в глаза, то мы увидим, что причина их находится внутри нас самих. И причина эта – свойство человеческого эгоизма, проявляющееся в самых различных видах и формах переживаний. Эгоизм так цепляется за нас или мы цепляемся за него? Может и прав тогда З.Фрейд!?

The Problem of Selfishness in Freud’s Works

Annotation 

The article considers the problem of selfishness in Freud’s works. The main intension of this issue in Freud’s works is that the notion of egoism is viewed as the innate qualities of a human being, which provides the protection of his life and the main principle of interpersonal relationships.

Key words: Freud, selfishness, narcissism, human nature, dreams, psychoanalysis.

Литература:

  1. Лейбин В. Словарь-справочник по психоанализу. - М.: АСТ, 2010. 1219 с.
  2. Фрейд З. Введение в психоанализ: лекции. 3-е изд., переработанное. – М.: Изд-во СГУ, 2001a. 528 с.
  3. Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности /З.Фрейд; пер. с нем. – Мн.: «Попурри», 2007b. 480 с.
  4. Фрейд З. Толкование сновидений. – Репринт. воспроизведение изд. 1913 года. – Ереван: Камар, 1991. 457 с.
  5. Фрейд З. Тотем и табу. М. - П., Госиздат, 1924. 171 c.
  6. Шварцам К.А. "Психоанализ" и вопросы морали (фрагмент) [Электронный ресурс] // Сумма психоанализа. Антология: в ХIХ т.: Т.VIII / В.И.Овчаренко. URL:http://www.koob.ru/kollektiv_avtorov/amount_psy_8 (дата обращения: 28.07.2014)


Назад в раздел






     
поиск контакты карта сайта
  Перепечатка и любое воспроизведение материалов без письменного разрешения правообладателей запрещены
© 2006 НОУ Институт Практической Психологии и Психоанализа, г. Москва
Работает на Битрикс: Управление сайтом
Яндекс цитирования