поиск контакты карта сайта
Научно-практический журнал электронных публикаций
Основан в 2000 г. Институтом Практической Психологиии и Психоанализа
 
 Главная 
 Все статьи 
 Авторы 
 Рубрики 
 Специальные темы 
 Информация для авторов 
 Образование 
 Консультация 
 Контакты 

Поиск по сайту


Подписка

Изменение параметров

Авторизация

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Место терапевтического сообщества в современной системе психиатрической помощи

Год издания и номер журнала: 2014, №2
Автор: Одолламский А.О.

Аннотация

В данной статье автор описывает терапевтические сообщества как одно из развитых за рубежом направлений психосоциальной реабилитации. В ней освещаются история создания терапевтических сообществ, принципы работы, их роль и место в социальной реинтеграции лиц с различными видами психической патологии.

Ключевые слова: психосоциальная реабилитация, терапевтическое сообщество, психопатология, групповая терапия, адаптация.

Введение

В течение последних двух - трех десятилетий в отечественной психиатрии и психологии возрастает внимание к проблемам психотерапии и психосоциальной реабилитации. Это направление в нашей стране осуществлялось преимущественно в рамках учреждений психиатрического профиля. Социальным и социо-терапевтическим методам воздействия отечественные психиатры стали уделять должное внимание лишь в последние годы: приступили к разработке психосоциальных образовательных и прикладных программ, стали готовить социальных работников, были утверждены соответствующие должности, к этой работе начали привлекать психологов и психотерапевтов. Однако до сих пор в практике отечественных психиатрических служб арсенал психосоциальных мероприятий, в сравнении с зарубежными странами, остается недостаточным, психиатрические больницы и диспансеры испытывают большой дефицит социальных работников.

В контексте сказанного задачей настоящего сообщения является описание одного из развитых за рубежом направлений психосоциальной реабилитации - терапевтических сообществ (ТС), освещение истории их создания, принципов работы, роли и места в социальной реинтеграции лиц с различными видами психической патологии.

Общая характеристика

Термин терапевтическое сообщество был введен английским психиатром Томом Мэйном в 1946 г. (Main, 1989). Употребляя его, автор имел в виду особенности организационного подхода, определенный набор принципов и методов оказания помощи больным. Спустя 12 лет этот термин использовал Максвелл Джонс для обозначения модели помощи в госпитале Хендерсон (Лондон) (Manning, 1991) .

Этот же термин применялся и к ряду сообществ, альтернативных традиционным психиатрическим больницам, которые проводили свою работу под флагом реформаторского и правозащитного движения. Термин терапевтическое сообщество был распространен и на возникшие в начале 50-х годов XX столетия коммуны для людей с зависимостью от психоактивных веществ, такие как Синанон, Дейтоп и Феникс-хауз (Kennard, 1998).

Однако в связи с тем, что идеологические принципы работы ТС для пациентов, страдающих хроническим алкоголизмом и наркоманией, были принципиально иными и строились на строго иерархичных отношениях между членами сообщества, они получили дополнительное обозначение иерархических, или концептуальных, ТС (в противоположность демократическим ТС). Эти иерархические ТС, работающие с названным выше контингентом больных, не являются ТС в собственном смысле слова, в том понимании, которое было предложено Т. Мэйном в 1946 г., поэтому в дальнейшем описании анализироваться не будут.

В традиционных психиатрических стационарах идеи и принципы ТС преимущественно используются при организации помощи психически больным, прежде всего, с психотическим уровнем расстройств, а также лицам с выраженными расстройствами личности. Позднее ТС для лиц с психическими расстройствами объединились в сеть, что дало возможность говорить о формировании целого движении ТС. В настоящее время ТС представляют собой неотъемлемую часть национальных психиатрических служб Великобритании, Германии, Норвегии, Швеции, Греции, Финляндии и Италии.

Деятельность ТС, его структуру наиболее полно отражает определение, которое было дано Ассоциацией терапевтических сообществ (Campling, 2001): это место, где люди с особыми потребностями или проблемами живут вместе в попытке найти более адаптивный способ существования среди других. Определение "живут вместе" обозначает: вместе готовят еду, вместе играют, вместе работают и вместе проходят лечение.

Историческая справка

Историю создания ТС можно разделить на несколько этапов. В этой статье будут проанализированы лишь два из них. Истоком, предтечей современной модели ТС было возникновение движения нравственного лечения в Англии в XVIII веке. Вторым этапом традиционно считается Первый Нордфилдский эксперимент.

Начало истории ТС тесно связано с движением протестантов в Англии, которое именовалось "Обществом друзей". Члены этой секты активно вели бизнес и оказывали различные виды благотворительности. В 1790 г. заболевшая Ханна Миллс была направлена в психиатрическую лечебницу города Йорка в Англии. Приехавших навестить больную друзей и родственников персонал лечебницы к ней не допустил, сославшись на то, что она плохо выглядит. Спустя несколько недель больная умерла. Для близких Ханны стало очевидным, что причиной смерти была не болезнь, а плохое обращении с ней персонала лечебницы. Смерть Ханны Миллс вызвала протест членов "Общества друзей", к которому принадлежали ее родственники. После длительных, продолжавшихся в течение двух лет дебатов этим обществом было принято решение открыть свою лечебницу, которую создал и возглавил хозяин магазина, торговавший чаем, Уильям Тьюк (Каннабих, 1928, Borthwick, 2001, Glover, 1984, Jones, 1952, Kennard, 2004, Kennard, 1998, Stewart, 1992, Tuke, 1996).

Интересно, что название клинике дала невестка У. Тьюка миссис Генри Тьюк. В разговоре о лечебнице она сказала: "Каждой разбитой лодке нужна тихая гавань, куда бы она могла причалить для восстановления или безопасности". Основной задачей лечебницы, открытой на средства "Обшества друзей", должно было стать предоставление опоры, поддержки ее обитателям. Этим и объясняется название лечебницы - "The Retreat" (твердь, убежище). Физическое лечение при этом находилось в подчиненном положении относительно главной задачи — дать место, жизненное пространство человеку, имеющему проблемы с психическим здоровьем. "Ретрит" в начале своей истории был скорее приютом, чем лечебницей. Отказ от "героической атаки на психоз" (Main, 1946) при сохранении надежды на значительное улучшение был принципиально важен в то время, когда методы лечения были ужасающими по своим последствиям для здоровья пациентов.

Для обеспечения материальной базы и функционирования лечебницы была организована подписка денежных средств среди "Общества друзей" в размере двух гиней в год с желающего поддержать проект. Те, кто внес более 25 фунтов, получали право ходатайствовать за неимущих, которые могли поступить в лечебницу с минимальной оплатой 4 шиллинга в неделю. Плата для остальных обитателей составляла 8 шиллингов в неделю, при этом они могли взять с собой одного слугу, который должен быть одобрен специальной комиссией. Примечательно, что вновь открывшаяся лечебница предназначалась не только для "Общества друзей". Уильям Тьюк скептически относился к передовым в то время методам лечения рвотными средствами, ледяными ваннами, голоданием. В клинике были отменены цепи и другие методы стеснения, кроме смирительных жилетов. Чтобы попасть в лечебницу, больному следовало иметь сертификат, подписанный медиком. Первым врачом в лечебнице был доктор Томас Вофлер (Tomas Fowler). Несомненный интерес представляет описание устоев лечебницы, особенностей работы персонала в ней, организации ухода за ее обитателями, которое встречается в работе внука Уильяма Тьюка, Самюэля Тьюка (Каннабих, 1928, Haigh, 2002, Stewart, 1992, Tuke, 1996).

Следуя своим принципам, "Общество друзей" огромное внимание уделяло уважению к труду. В лечебнице больных поощряли к осмысленному, обязательно оплачиваемому труду, при необходимости обучая полезному ремеслу. При этом принципиальным было сохранение уже имеющейся профессии и предоставление возможности работать. Например, если в лечебницу попадал сапожник, ему предоставляли необходимый инструмент и оплачивали его работу. Уделялось внимание организации уюта в зданиях. В целом лечебница была рассчитана на 30 человек. Первые 14 пациентов поступили в нее в 1797 г. Большинство больных до этого были признаны неизлечимыми. Из них впоследствии двое пациентов умерло, один отправлен домой, как излечившийся, состояние остальных оценено как значительное улучшение.

В основе деятельности терапевтических сообществ лежит принцип нравственного лечения. Этот термин был впервые введен Самюэлем Тьюком (Borthwick, 2001, Tuke, 1996).По мнению К. Джонс, термин нравственное лечение возник по недоразумению. В своей книге С. Тьюк (1813 г.) называет метод, используемый в "Ретрит", «Moral Treatment». Термин был найден в популярной на тот момент работе знаменитого французского врача Филиппа Пинеля о лечении эмоциями. Из-за неудачного перевода, французский термин «Traitement morale» (буквально лечение эмоциями) превратился в «Moral Treatment». (Borthwick, 2001, Haigh, 2002, Tuke, 1996).

Идея Пинеля принципиально отличалась от системы ухода в "Ретрит". Лечение путем эмоционального воздействия предполагало подчинение и доверие лечащему доктору. Пациенты должны были делать то, что говорил им врач. Система, вводимая Пинелем в больших лечебницах Парижа, не имела ничего общего с порядками, царившими в маленькой, провинциальной, "домашней" лечебнице в Англии, где в основу отношения персонала и пациентов была положена идея равенства всех людей, независимо от состояния их психического здоровья.

Нравственное лечение может быть охарактеризовано как идеология, как практика и принцип обращения с психическими больными. Именно принципы нравственного лечения позволяют считать «Ретрит» истоком, на основе которого возникли ТС.

К другому временному этапу развития ТС можно отнести 40-е годы прошлого столетия. Следует отметить, что к этому времени описанные выше исторические предпосылки способствовали формированию ТС во многих странах Европы. Это было вызвано ростом озабоченности и тревоги в связи с начавшейся Второй мировой войной. Существенной проблемой военной психиатрии стал конфликт мотивов у персонала госпиталей. Военный врач был обязан защищать интересы армии, а не пациента. Его задачей было возможно быстрое возвращение солдата в строй. Это вызывало чувство вины у персонала, осложняя его работу. В рамках попытки создать ТС персонал нуждался в психологической поддержке так же, как и пациенты. Успешное лечение возвращало солдат на передовую, где их убивали и калечили. Солдаты, в свою очередь, не были заинтересованы в скором выздоровлении и последующем возвращении на фронт, где рисковали быть убитыми.

В этих условиях в 1940 г. Зигмунд Фукс собрал вместе группу пациентов и предложил им говорить друг с другом, "свободно ассоциируя вместе" Harrison, 2000). Зимой 1942—1943 гг. Уилфред Бион и Джон Рикман организовали помощь пациентам военного госпиталя, строя свою работу на принципе групповой психотерапии. Позднее их работу назовут Первым Норфилдским экспериментом (Кернберг, 2000, Harrison, 2000, Main, 1989, Main, 1983). В дальнейшем это направление продолжили Фукс и Бриджес (Main, 1989, Main, 1983).

У. Бион и Д. Рикман сформировали новый взгляд на психотерапию, который основывался не на индивидуальном лечении и связи "врач—пациент" с ориентацией на болезнь, а на совместных усилиях по восстановлению отношений с социумом. Авторы полагали, что болезнь становится вторичной задачей психотерапии, а первичным фактором, основной задачей становится взаимодействие с социальной средой, т.е. несение ответственности, разделение товарищеских обязанностей. Бионовский эксперимент осуществлялся в нескольких палатах Нордфилдского госпиталя. Бион проводил обучение пациентов военным специальностям, возложил на них ответственность за порядок в палатах. В отдельной палате вводилось самоуправление, практиковалось принятие самостоятельных решений и разделение ответственности. Бион отказался принимать солдат, которые выглядели не по уставу, ввел вечерний парад. Тем самым он пытался преодолеть злокачественный регресс (возвращение к детскому опыту, функционирование на уровне ребенка), в котором пребывали больные солдаты, ориентировать пациентов во взрослую позицию, вернуть людям их достоинство. Эксперимент продлился всего 5 недель. На начальном этапе персонал столкнулся с тяжелыми проблемами, которые были связаны с дисциплиной пациентов и чистотой в палатах. Однако к пятой неделе порядок восстановился, и было видно, что эксперимент, казалось бы, успешен. К сожалению, Бион не учитывал психологический настрой и потребности персонала в ходе эксперимента, что и привело к разрушению созданного сообщества. Он столкнулся с протестом со стороны персонала, не простившего ему хаоса, который существовал в первые недели работы. Эксперимент был закрыт, а Бион отстранен от работы. Между психиатрами и военными, гражданским и военным персоналом в результате этого наметился серьезный конфликт.

С учетом этих обстоятельств, при обосновании перераспределения ответственности персонала и больных в рамках ТС Том Мэйн писал, что необходима утрата анархических прав врача. Изоляция больного является результатом фрустрации собственных потребностей врача. Все вышеперечисленное ведет к ограничению свободы пациентов, необоснованно широкому использованию успокоительных средств, сведению до минимума социальных ролей и ответственности пациентов.

Несмотря на печальный финал, Первый Норфилдский эксперимент можно было считать успешным. Как показало время, в последующем он имел продолжение, и опыт, полученный в результате эксперимента, был ценным и серьезным для психиатров и психологов. После прекращения Бионовского эксперимента несколько месяцев спустя Зигмунд Фукс (Harrison, 1992, Harrison, 2000, Main, 1989) организовал работу по принципу ТС в рамках целого госпиталя, которая получила название Второго Нордфилдского эксперимента. Фукс сумел избежать ошибок Биона, в результате чего организованное им ТС просуществовало около 4 лет (с 1942 по 1946 гг.).

Задачи терапевтического сообщества

Говоря о роли ТС в современных условиях, следует отметить, что основной задачей их работы являются реинтеграция человека в социум и развитие его способности к адаптации. Сохранение существующих связей с окружающими людьми и установление новых рассматривается как серьезный терапевтический инструмент. Целью ТС является не само по себе излечение болезни, а предоставление пространства для всестороннего развития личности пациента. Проводимая в рамках ТС групповая работа, которая включает механизм "отзеркаливания", при столкновении с другим позволяет опытным путем найти границы своего "Я"; разграничить внутренний мир и реальность (например, это мои желания преследуют меня или это другие люди преследуют меня); разграничить собственные переживания с желаниями и переживаниями другого, совместить противоречивые чувства, направленные на другого; понять, как влияет собственное поведение участника на других участников группы — все это является значимым в адаптации пациента. Пациентов вовлекают в максимально возможное участие в повседневной жизни ТС (например, составление списка продуктов и их покупка, управление бюджетом при выборе продуктов питания, организация досуга, поддержание порядка в комнате, соблюдение правил гигиены). Во многих ТС издается собственная газета, существует радио, порой — локальное телевидение. Серьезное внимание уделяется "присвоению" пространства комнаты, в которой живет пациент. Пациентов активно вовлекают в построение личного пространства: каким образом выбрать и расставить мебель, украсить жилище по своему вкусу.

По-другому рассматривается концепция заботы. Она заключается не в работе, выполняемой вместо пациента, а в оказываемой ему помощи при самостоятельном выполнении своей работы, включая сюда конфронтацию реальностью. Например, работа медицинской сестры заключается не в том, чтобы в момент появления галлюцинаций вместо пациента вымыть пол, а в том, чтобы помочь ему в момент ухудшения состояния закончить свою работу самому или вместе с медсестрой.

Исходя из сказанного, можно отметить групповой характер деятельности в ТС, которая имеет следующие формы:

  1. собрание сообщества;
  2. малая психотерапевтическая группа (с числом участников до 14 чел.);
  3. группа для переживших кризис;
  4. группа "поддержания уюта";
  5. собрание персонала;
  6. рабочая группа;
  7. группа подготовки для потенциальных клиентов ТС;
  8. группа завершающих лечение в ТС;
  9. группа покинувших ТС.

Как видим, перечисленные виды групповой работы предусматривают разносторонний, комплексный характер воздействия, ее этапность. Важнейшим принципом построения отношений в ТС между пациентами и персоналом является партнерство. При организации ТС больных шизофренией, для которых полное партнерство бывает труднопереносимым, этот принцип реализуется на основе здравого смысла.

Одно из важных направлений деятельности ТС — терапия средой {milieu therapy или therapeutic environment). Организация терапевтической среды предполагает наличие пространства исследования пациентом своего внутреннего мира, анализ своих отношений с другими, возможность разместить свою тревогу и агрессию, не разрушая себя или других (Campling & Haigh, 1999) Это пространство представляет собой место, в котором он может разместить все части своей личности, включая и те, которые он не может поместить в семью или обычное общество. Образно говоря, психиатрический стационар можно рассматривать как место, в котором больной может разместить свои тревоги, "контейнер" тревоги общества и семьи. Но, к сожалению, этот своеобразный "контейнер" бывает слишком перегружен институциональной тревогой, чтобы позволить пациенту исследовать все стороны своей личности и, будучи запертым в психиатрическом учреждении в роли больного, искать новые, более зрелые формы взаимодействия с другими. Обеспечивая надлежащий уход за беспомощным в социальной жизни пациентом, персонал традиционного стационара слишком перегружен беспокойством о безопасности больного, чтобы позволить ему в этом окружении изучить весь свой потенциал и реализовать его. В ТС ситуация терапевтического окружения служит безопасной рамкой исследования себя и других, с одной стороны, допуская конфликты и конкуренцию, с другой, ограничивая способы выражения и разрушительность этих попыток.

Основные принципы терапевтического сообщества

Традиционно медицинская модель ориентируется на пациента вне контекста его отношений с окружающими его людьми. Врачи и близкие озабочены состоянием пациента, и мало кого интересуют чувства и состояние членов семьи, несущих основную нагрузку. Это, в свою очередь, приводит к все возрастающей беспомощности пациента и истощению тех, кто о нем заботится. Между тем, впервые дифференциация, выделение себя из других, самоосознавание человека происходит в семейной группе, где необходимо делить пространство с другими людьми. В этом случае можно понять, где располагается собственное "Я" и где начинается другой человек. Иными словами, это появление границ: "мне нужен другой на той же территории, что и я, тогда у меня есть возможность наблюдать другого и, видя отношения других, я могу увидеть часть себя, как в зеркале". В отличие от традиционного психиатрического стационара ТС исходит из коллективистской модели рассмотрения проблемы психического здоровья, помещая в центр внимания взаимодействие пациента с окружающими людьми. В основе этого подхода лежит коммунализм — совместная деятельность всех членов сообщества по поддержанию жизни в нем.

Следующим важным принципом ТС можно назвать открытое, честное общение между всеми членами терапевтического сообщества — персоналом и пациентами. Персонал, в свою очередь, находится в ситуации непрерывного анализа происходящего в ТС, изучения природы конфликтов, переживаний, эмоционального восстановления.

Еще один из принципов ТС — конфронтация реальностью, подразумевает взаимное получение обратной связи всеми членами терапевтического сообщества.

Принцип демократизма означает решение всех важных вопросов, включая планирование бюджета, на общем собрании пациентов и персонала. Работа ТС направлена на преодоление диады: терапевтический цинизм персонала, с одной стороны, и "маниакальное" желание вылечить пациента, с другой. Одно из первых сознательно сформулированных положений ТС предписывает не рассматривать пациента как воплощение беспомощности и болезни, а персонал — как воплощение душевного здоровья. Такой подход позволяет персоналу снизить интенсивность психологических защит при столкновении с психотическими аспектами личности пациентов и поддерживать более теплый контакт, дает возможность не обесценивать пациентов, выстраивая с ними отношения как с малолетними детьми. В то же время, преодоление властной позиции персонала является профилактикой синдрома эмоционального выгорания, приводящего к повышенной заболеваемости среди персонала и дегуманизации отношений с пациентами. Основным критерием заботы о больных является их вовлеченность в круг различных мероприятий при соблюдении профессиональных границ. Теплое, принимающее отношение персонала к пациенту не должно перерастать в дружеские, приятельские или иные непрофессиональные взаимоотношения.

Другим, не менее важным, принципом является подход к лечению как к процессу научения, обучения. Имеется в виду научение пониманию себя, совладанию с сильными чувствами, общению с внешним миром и его представителями в повседневной жизни, жизненным навыкам (самообслуживанию, общению с работодателем, продавцом в магазине и др.), необходимым для самостоятельного проживания. В ТС, работающих с подростками, круг перечисленных мероприятий дополняют образовательные программы, в ТС для взрослых — профессиональная подготовка и переподготовка.

Современные принципы терапевтического сообщества изложены в работе Кэмплинг и Рекса Хэйга (Campling, Haigh, 1999), в обобщенном виде они представлены в таблице.

Таблица. Принципы терапевтического сообщества

Терапевтические принципы

Развитие

Культура в ТС

Структуры в ТС

Оригинальная тематика ТС

Привязанность

Первичная граница. Потери как взросление.

Принадлежность

Отношение, присоединение, покидание


Размещение чувств

Материнский и отцовский холдинг

Безопасность

Поддержка, правила, границы

Разрешение, принятие, толерантность

Коммуникация

Игра, речь, другие как отдельные

Открытость

Группы, визитеры

Коммунализм

Вовлеченность

Нахождение места среди других

Научение через проживание

Встречи сообщества, повестка и структура

Конфронтация с реальностью

Деятельность

Представление себя как того, кто действует

Придание власти, стимуляция к действию

Голосование, решение, старшинство

Демократизация

Место терапевтического сообщества (7 моделей организации психиатрических учреждений)

Для понимания места ТС среди других способов организации работы персонала наиболее удобным представляется описание семи моделей организации психиатрических учреждений, предложенного Дэвидом Кеннардом в 1986 г. в журнале "Therapeutic Communities". При этом используется шесть критериев:

  1. центральный вопрос — что является основным регулирующим механизмом организации работы;
  2. образ учреждения (политика, цели направленность);
  3. причины проблем;
  4. цели изменения;
  5. как привносятся изменения;
  6. кто этим занимается.

В разных видах моделей эти критерии сформулированы различным образом.

При бюрократической модели центральным вопросом являются правила и процедуры, реализуемые в учреждении. Деятельность последнего строго ориентирована на иерархию управления: главный врач — персонал (врачи, медсестры, младший персонал) — пациенты. Важное внимание уделяется выработке оптимальных инструкций для персонала, проверке их правильного выполнения, дисциплинарному воздействию на тех, кто этим инструкциям не следует. В данной модели центральными фигурами являются администраторы, старшие медсестры, внутренние или внешние проверяющие.

Образовательная модель организации учреждения рассматривает процесс лечения как обучение пациентов. Персонал является носителем информации, знания и навыков. Так, агрессивное или слишком уступчивое поведение расценивается как отсутствие навыков уверенного поведения, а их тренинг — как способ решения проблемы. Для предотвращения обострений и дополнительных госпитализаций используется тренинг управления симптомами болезни, когда пациент учится распознавать появляющиеся симптомы и принимать меры по их предотвращению. Обучение, которое проводят медсестры, преподаватели, врачи, осуществляется в виде лекций, семинаров, конференций, практических воркшопов и тренингов.

Бихевиоральная модель ориентирована на реализацию тех форм поведения, которые детерминированы очевидными или неочевидными вознаграждениями и наказаниями. Основная цель при этом — умение добиться того, чтобы желательное поведение пациентов или персонала позитивно подкреплялось или вознаграждалось, а нежелательное — нет. Главными исполнителями работы являются психологи и медсестры.

Центральным вопросом в психодинамической модели являются мотивы, чувства, фантазии, особенно бессознательные. Образ учреждения в этой модели представляет собой контейнер для проекций, вызывающих тревогу чувств и импульсов, например агрессивных или сексуальных импульсов всех обитателей, пациентов или персонала и социума. Преследуемая цель — повышение осведомленности и понимания бессознательных страхов и тревог, уменьшение числа процедур, отрицающих чувства, повышение толерантности в принятии чувств и фантазий. Исполнителями программ являются психодинамически подготовленные члены персонала или внешний консультант.

Схематический образ системной модели — это живая система с входом (больными людьми), процессом трансформации (лечение) и выходом (благополучных людей). Основной целью проводимой работы является прояснение задач и ролей, которые соответствуют потребностям и доступным навыкам, представление приемлемых границ между задачами и функциями индивидуумов и групп. Решением перечисленных проблем занимаются консультанты по управлению, социологи-исследователи, управляющий персонал больницы.

Модель ТС являет собой сообщества взаимозависимых индивидуальностей и групп. Причина имеющихся проблем заключается в невозможности вовлечения персонала и пациентов как активных участников в процесс лечения, трудности создания адекватного форума для обмена информацией и принятия решений. Целью проводимой работы является установление открытых каналов коммуникаций между всеми членами сообщества (Hinshelwood, 2001), расширение процесса принятия решений, формирование исследовательской культуры, культуры самопознания и самопомощи. Эта работа возлагается на психиатров, медсестер, психологов, прошедших групп-аналитическую подготовку или имеющих другой соответствующий опыт.

И последняя, седьмая — правозащитная модель организации психиатрического учреждения, основным направлением работы которой являются права и свободы пациентов, качество жизни, институциональные нормы, представляет собой самосохраняющееся закрытое сообщество.

ТС может сочетать в себе одну или несколько из описанных выше форм организации работы персонала, например первые, наиболее известные модели ТС Максвелла Джонса (Henderson Hospital) и Уилфреда Биона — Джона Рикмана (Первый Нордфилдский эксперимент), Фукса, Бридгера, Мэйна (Второй Нордфилдский эксперимент), являлись, соответственно, образовательной (Джонс) и психодинамической (Бион — Рикман, Фукс, Бридгер, Мэйн).

В настоящее время существует целая сеть ТС, объединенных в Международную ассоциацию. Одной из важнейших задач ассоциации является изучение эффективности, в том числе экономической, деятельности ТС на основе доказательной медицины. Имеются указания на безусловную экономическую эффективность помощи в ТС в системе тюрем, а также для людей с личностными и поведенческими расстройствами (Haigh, 2002).

В заключение следует отметить, что, как показывает опыт работы ТС в разных странах, наиболее успешной моделью развития ТС оказалась та, при которой ТС рассматривается как форма лечения, предоставляющая возможность использования индивидуальных, групповых или семейных вариантов работы, а также включения различных теоретических моделей лечения, таких, как психоаналитическая, групп-аналитическая, социального научения, системная, когнитивная психотерапия и другие.

Therapeutic Community in Modern Mental Health System

Аnnotation

In this article the author describes the therapeutic community as one of the developed areas in psychosocial rehabilitation. It outlines the history of therapeutic communities, principles, their role and place in the social reintegration of persons with different types of mental pathology.
Keywords: psychosocial rehabilitation, therapeutic community, psychopathology, group therapy, adaptation.

Литература

  1. Каннабих Ю.В. История психиатрии. Гос. мед. издательство, 1928.
  2. Кернберг О. Тяжелые личностные расстройства. М: Класс, 2000.
  3. Borthwick A., Holman C., Kennard D., et al. The Relevance of Moral Treatment to Contemporary Mental Health Care // J. Mental Health. 2001. Vol. 10, №4. P. 427-439.
  4. Campling P. Therapeutic Communities // Advances in Psychiatric Treatment. 2001. Vol. 7, №5. P. 365-372.
  5. Glover M. The Retreat York. An Early Experiment in the Treatment of Mental Illness. William Sessions Limited. York, England, 1984.
  6. Harrison Т., Clarke D. The Northfield Experiments // Br. J. Psychiatry. May. 1992. Vol. 160. P. 698-708.
  7. Harrison T. Bion, Rickman, Foulkes and the Northfield Experiment. Jessica Kingsley Publishers. London and Philadelphia. 2000.
  8. Haigh R. Therapeutic Community Research // Psychiatric Bulletin. 2002. Vol. 26, №2. P. 65-68.
  9. Hinshelwood R.D. Thinking About Institution. Jessica Kingsley Publishers, 2001.
  10. Jones K. Foreword. Tuke S. Description of The Retreat. Process Press. London, 1996.
  11. Jones M. Social Psychiatry: A Study of Therapeutic Communities. London, 1952. Practical Hints on the Contraction and Economy of Pauper Lunatic Asylums. York, 1815.
  12. Kennard D. Therapeutic communities. Gelder M.G., Lopes-Ibor J.J., Andreasen N.C. (Eds.). New Oxford: Textbook of Psychiatry. Oxford University Press, 2004. P. 1483-1490.
  13. Kennard D. Introduction to Therapeutic Communities. Jessica Kingsley Publishers. London and Philadelphia, 1998.
  14. Manning N. Maxwell Jones and the Therapeutic Community Movement: A Sociological View // Int. J. Therapeutic Communities. 1991. Vol. 12, №2-3. P. 83-97.
  15. Main T. The Ailment and Other Psychoanalytic Essays. London, 1989.
  16. Main T. The hospital as a Therapeutic Institution // Bulletin of the Menninger Clinic. 946. Vol. 10. P. 66-70.
  17. Main T. The Concept of the Therapeutic Community: Variations and Vicissitudes // The Evolution of Group Analysis. London, 1983.
  18. Pines M. Forgotten pioneers: The unwritten history of the therapeutic community movement // Int. J. Therapeutic Communities. 1999. Vol. 20, №1. P. 23-42.
  19. Stewart K.A. The York Retreat in the light of the Quaker Way. York, 1992.
  20. Tuke S. Description of The Retreat. 1813. Rebublished in 1996. London.
  21. The Quintessence of a Therapeutic Environment // Therapeutic Communities: Past, Present and Future. (Ed. by P. Campling and R. Haigh), London, 1999.



Назад в раздел






     
поиск контакты карта сайта
  Перепечатка и любое воспроизведение материалов без письменного разрешения правообладателей запрещены
© 2006 НОУ Институт Практической Психологии и Психоанализа, г. Москва
Работает на Битрикс: Управление сайтом
Яндекс цитирования