поиск контакты карта сайта
Научно-практический журнал электронных публикаций
Основан в 2000 г. Институтом Практической Психологиии и Психоанализа
 
 Главная 
 Все статьи 
 Авторы 
 Рубрики 
 Специальные темы 
 Информация для авторов 
 Образование 
 Консультация 
 Контакты 

Поиск по сайту


Подписка

Изменение параметров

Авторизация

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Проблема эмоционального выгорания у родителей детей, находящихся на стационарном лечении онкозаболевания

Год издания и номер журнала: 2014, №1
Автор: Фисун Е.В. / Поляков В.Г. / Климова С.В.
Комментарий: Первоначально данная статья была опубликована в журнале Детская онкология, № 1-3/2013. Печатается с разрешения авторов

В контексте синдрома эмоционального выгорания рассматривается психологическое состояние родителей, находящихся в стационаре с ребенком в период его лечения от онкозаболевания. Обсуждаются факторы, способные увеличить риск выгорания у родителей в случае тяжелого заболевания у ребенка, последствия эмоционального выгорания родителей, его влияние на последующую социальную адаптацию родителей и их детей. Предлагаются пути профилактики эмоционального выгорания родителей.

Ключевые слова: синдром выгорания; онкологическое заболевание ребенка; утрата и психологическая травма; госпитализация онкологически больного ребенка; эмоциональное выгорание родителей детей-онкопациентов.

Онкозаболевание у ребенка – болезнь, приносящая физические и эмоциональные страдания не только пациенту, но и всей его семье. Успех выздоровления зависит от многих факторов: степени выраженности заболевания, восприимчивости организма к получаемому лечению, полноценности ухода за больным. В немалой степени на избавление от болезни влияет психологический настрой пациента.

Очевидно, что психическое и физическое развитие детей в значительной степени зависит от их родителей. В условиях стационара такая зависимость от ухаживающего родителя возрастает многократно. Следовательно, большое значение имеет эмоциональное состояние ухаживающего за ребенком родственника (в большинстве случаев – матери). Сложное течение лечения, угрожающий жизни характер болезни, длительная госпитализация, тревожащие перспективы – все это является предпосылками для возникновения психоэмоционального выгорания у ухаживающего в стационаре за болеющим ребенком родственника (матери).

В литературе подробно описаны признаки эмоционального выгорания у специалистов помогающих профессий: медиков, педагогов и социальных работников. И практически не представлены данные о выгорании у родителей, ухаживающих за тяжело больным ребенком в стационаре. Между тем, в механизме возникновения выгорания у профессионалов и родителей, факторах его возникновения и симптомах имеется как сходство, так и различие.

Синдром выгорания – термин, предложенный Фройденбергером (1974 г.) для описания нарастающего эмоционального истощения, приводящего к дегуманизации отношений с другими людьми и редукции личных достижений [2]. Синдром проявляется в совокупности физических, эмоциональных, поведенческих, интеллектуальных и социальных симптомов. Истощение развивается постепенно, по мере увеличения количества времени, проводимого в эмоционально напряженной ситуации. Описанные варианты протекания выгорания у профессионалов имеют в качестве причин выгорания различные факторы. Например, продолжительное нахождение в эмоционально напряженной ситуации ведет к постепенному накоплению стресса (Пайнс, 1993) [11]. Отмечено также, что изначально неадекватные установки относительно осуществляемой деятельности влекут за собой ощущение своей профессиональной несостоятельности или несоответствие работы ожиданиям, потребностям и ценностям (Перлман, Хартман 1982) [10]. А согласно модели М.Буриша (1993), описывающего развитие синдрома у профессионалов, оно начинается со значительных энергетических затрат на начальном этапе [9].

Действительно, в ситуации госпитализации онкологически больного ребенка родители вынуждены подвергаться длительному влиянию тяжелых эмоциональных нагрузок, переживаний. Кроме того, экстремально высокая установка на излечение ребенка, с одной стороны, влечет за собой значительные энергетические затраты, а, с другой стороны, нередко сопряжена с ощущением собственного бессилия и неспособности контролировать ситуацию, что чревато затяжными фрустрациями.

Но риск выгорания у родственников высок потому, что само начало их деятельности по уходу за ребенком сопряжено с таким мощным психотравмирующим событием, как известие об опасной болезни. То есть уровень стресса не повышается постепенно, а уже изначально высок. Шокирующая новость затрагивает базовые ценности, дестабилизирует и резко поднимает уровень тревоги. С самого начала госпитализации в условиях острого эмоционального кризиса от человека требуется пересмотреть привычный образ жизни, привыкнуть к новым функциям, адаптироваться к новым условиям. Адаптация постепенно происходит, но требует больших вложений физических и эмоциональных сил. Рутинная работа по уходу за ребенком, сопряженная с высокой ответственностью, страхом не справиться, «не доследить», а также с хроническим эмоциональным напряжением приводит к нарастанию физической усталости, эмоциональному «отупению».

В развитии синдрома могут наблюдаться следующие симптомы:

Физические: нарушение сна (как правило, бессонница), аппетита; обострение хронических заболеваний; повышение давления, тахикардия, головные боли, головокружения, одышка; сексуальные дисфункции; снижение иммунитета. Высокая мотивированность на излечение ребенка даже при запущенном механизме выгорания заставляет родителя активно действовать, но уже за счет внутренних ресурсов, что отражается на состоянии его здоровья. Надо сказать, что физические последствия перенесенного стресса имеют долговременный характер. Опыт работы с семьями детей, перенесших онкозаболевание, показывает, что большинство родителей, находившихся в с ребенком в стационаре, говорят о диагностировании у них заболеваний, дебютировавших в период госпитализации.

Эмоциональные:

  • депрессивные тенденции: чувство вины, подавленность, апатия, снижение самооценки, эмоциональная лабильность, страхи, ощущение безнадежности; отсутствие жизненных перспектив;
  • нередко агрессивное отношение к окружающим: недоверие, подозрительность, зависть, цинизм, конфликтность, отсутствие толерантности; гнев и обида на врачей.

Депрессивные и агрессивные тенденции могут являться признаками нормального прохождения соответствующих стадий переживания горя. Затяжной характер депрессивных и/или агрессивных настроений может говорить о патологии горя, что сопряжено с процессом выгорания.

Поведенческие: отказ от собственных потребностей, ведущий к истощению; неспособность выполнять свои обязанности и/или уклонение от них; искусственное продление отлучек из отделения; снижение эффективности деятельности; повышенный страх не справиться с инструкцией; возникновение или повышение зависимости от никотина и алкоголя; импульсивное эмоциональное поведение

Интеллектуальные: ригидность мышления, снижение внимания, уменьшение способности выполнять более сложные инструкции.

Социальные: ограничение контактов, в том числе, с друзьями и родственниками; потеря интереса к происходящему за пределами стационара.

Следует отметить факторы, способные увеличить риск выгорания у родителей в случае тяжелого заболевания у ребенка, в частности, онкозаболевания. Совокупность нескольких факторов, их длительное воздействие, интенсивное проявление делают вероятным возникновение патологического эмоционального и даже физического истощения.

1. Личностные факторы

- Гипер- и гипофункциональная позиции родителя

Гиперфункциональная позиция означает повышенное чувство ответственности за происходящее в семье, присваивание большого количества обязанностей, склонность к контролю за семейными процессами [1]. В стационаре гиперфункционалам сложно ослабить контроль за происходящим, невозможно позволить себе отдых. Склонные брать на себя ответственность за все происходящее в семье, они нередко испытывают повышенную вину за то, что «не уберегли» ребенка от болезни, не доследили и т.д. Вина, в свою очередь, заставляет лишать себя самого необходимого, воплощая тенденцию к самонаказанию. Роль гиперфункционала мешает принимать поддержку и помощь друзей и родственников даже в сложной ситуации болезни. Все это нередко приводит к физическому истощению и эмоциональному выгоранию [4].

Родители, занимающие в своих семьях гипофункциональную, пассивную позицию также подвержены риску выгорания. Непривычная ситуация, требующая ответственного и активного отношения к лечению, вызывает чувство беспомощности, особенно на начальном этапе, а, следовательно, требует больших физических и эмоциональных затрат.

- Личностная тревожность. Психотравмирующая ситуация болезни ребенка, страх за жизнь ребенка, сложности адаптации в стационаре - сами по себе являются источниками повышенной тревоги. Наложение актуальной тревоги на тревожность, как личностную черту, значительно повышает эмоциональное напряжение, а, следовательно, скорее ведет к истощению.

- Психотравматизация в личной истории. Непрожитое горе, наличие травматических эпизодов в личной истории, в том числе аналогичных заболеваний среди близких родственников – это факторы, серьезно затрудняющие адаптацию. Психоэмоциональное состояние родителей в ряде случаев может быть охарактеризовано, как патологическое горевание [8]: заболевание ребенка «накладывается» на непрожитые травматические эпизоды прошлого. Возникает риск ретравматизации и возникновения посттравматического стрессового расстройства [4].

- Неспособность полноценно коммуницировать с другими (врачами, другими родителями). Недостаточная способность налаживать контакты с окружающими замедляет процесс адаптации в условиях стационара. Родители, находящиеся в отделении вместе со своими детьми, способны оказывать друг другу значительную поддержку: информировать о правилах больницы, специфике процедур, делиться опытом прохождения лечения, оказывать помощь в бытовых вопросах и т.д. Кроме того, многомесячное проживание в одной палате делает актуальной способность находить друг с другом общий язык, умение договариваться, соблюдать принципы общежития. При замкнутости родителя или его конфликтности он чувствует себя в изоляции или во враждебном окружении, что может угнетающе влиять на его эмоциональное состояние. Затруднения в общении с лечащим врачом нередко приводят к недостаточной информированности родителя о ходе лечения, недоверии к доктору, а, следовательно, к росту тревоги и страхов.

- Неудовлетворительность физического и психического здоровья у родителя затрудняет способность эффективно ухаживать за ребенком и адаптивно справляться с трудностями, так как резервные возможности организма и психики оказываются заведомо истощены.

2. Социальные и семейные факторы. Сохранение социальных и семейных связей – мощный эмоциональный и функциональный ресурс. Помимо фактической помощи по уходу за ребенком, эмоциональной поддержки данные связи дают возможность не замыкаться на одной роли ухаживающего родителя, а ощущать себя женой, сестрой, подругой, коллегой и т.д. Такое многообразие эмоциональных ролей способно препятствовать эмоциональному выгоранию за счет удовлетворенности их содержанием, ощущения своей востребованности в разных качествах. К сожалению, немногие родители из числа находящихся в стационаре могут говорить о более или менее полном сохранении таких связей.

- Неблагоприятная семейная ситуация. Нарушения в сфере супружеских отношений, как правило, связаны с перераспределением функциональных ролей: один из супругов находится с больным ребенком в стационаре, а другой остается дома и принимает на себя новые обязанности. Каждый из супругов чувствует себя перегруженным. Ожидание поддержки от другого супруга и невозможность ее получения приводит к нарастанию напряжения в супружеской диаде.

На этом этапе большое значение имеют уже сложившиеся отношения между супругами, степень гибкости семейной системы. В зависимости от этого супруги либо проявляют взаимную поддержку и перестраиваются под новые условия функционирования, либо дистанцируются и проявляют деструктивные формы взаимоотношений. В любом случае супружеские отношения преобразовываются.

Важным фактором для уменьшения травматизации родителей является их способность оказывать эмоциональную поддержку друг другу. Большое значение имеет характер сложившихся между ними отношений до болезни ребенка. Замечено, что семьи, в которых в качестве реакции на стресс было принято дистанцирование, сложнее адаптируются в ситуации тяжелой болезни ребенка. Супруги при этом оказываются в изоляции друг от друга и в одиночку пытаются справиться с горем, что усугубляет переживания. Частым вариантом может являться уход одного из супругов (как правило, мужа) в дисфункцию (алкоголизм, потеря работы и т.п.). Возникающие при этом обиды, непроговоренные взаимные претензии, тяжесть переживаний вызывают ухудшение отношений и могут привезти к их разрыву, нередко во время госпитализации ребенка. Тогда на травму, связанную с болезнью, накладывается травма развода [6].

Стоит отметить, что нередко среди матерей, оказавшихся с ребенком в больнице, встречается позиция, подразумевающая отказ от супружеских отношений с мужем – и эмоциональных, и физических. Это связано и с позицией самоотречения, самонаказания («Не имею права быть ни в чем счастливой, пока ребенок болен»); и с идеей о концентрации всех сил на процессе лечения. Параллельно с этим женщины демонстрируют печаль из-за нарастающей дистанции с супругом. Дополнительное снижение эмоционального фона при отсутствии восполняющего силы ресурса – еще один фактор, способствующий наступлению выгорания.

Отношения в расширенной семье могут страдать в результате поисков «виноватого» в заболевании, что провоцирует внутрисемейные конфликты и отчуждение. Отсутствие консолидации семьи в период трудностей, внутрисемейная эмоциональная изоляция, отсутствие открытой коммуникации, конфликты и взаимные обвинения – все это факторы риска для семейного функционирования [4], затрудняющие адаптационный процесс, увеличивающие эмоциональное напряжение у родителей. На фоне проблемных внутрисемейных отношений отмечались случаи сокрытия диагноза, как от ребенка, так и от других членов семьи. Это увеличивает эмоциональное напряжение в отношениях и препятствует получению родителями помощи внутри семьи и за ее пределами.

- Нарушение социальных связей. Длительность пребывания в стационаре, отрыв от привычного окружения, необходимость оставить работу, друзей – основные причины естественного нарушения связей с социумом. Нередко сохранению и восстановлению этих связей препятствуют имеющиеся дисфункциональные установки родителей. Так, например, гиперфункциональная позиция не позволяет принимать помощь друзей и родственников, нежелание показать свою «слабость» заставляет отгораживаться от близких. Также представление об онкологическом заболевании как о «стыдном», стремление избежать огласки ведет к социальной изоляции.

3. Факторы, связанные с ходом лечения, с пребыванием в стационаре

- Сложные бытовые условия в больнице. Ограниченные возможности для полноценного отдыха, недостаток личного пространства, необходимость организовывать быт в непривычных условиях – способствуют возникновению и сохранению в течение длительного времени эмоционального и физического напряжения.

- Неблагоприятное течение болезни и лечения. Характеристики болезни (прогноз на излечение, последствия болезни и лечения, возможная инвалидность, болевые ощущения) накладывают отпечаток на эмоциональное состояние родителя, и, соответственно, на его способность принять ситуацию. Это происходит из-за того, что эмоциональное состояние родителя напрямую зависит от физического самочувствия ребенка. Независимо от адаптивных возможностей родителя ухудшение состояния ребенка (даже временное и объяснимое, например, после курса химиотерапии) повышает родительскую тревогу [5].

- Неизвестность относительно прогноза лечения и течения болезни нередко дезадаптирует родителя, оказывает травмирующее воздействие на его психику и эмоциональное состояние.

- Недостаток средств для лечения также служит фактором, значительно поднимающим тревогу, вселяющим ощущение беспомощности и безысходности.

Последствия эмоционального выгорания затрагивают не только самих родителей, но и детей; проявляются не только в стационаре, но и после выписки из него в течение многих лет. Вследствие эмоционального истощения родители не имеют ресурсов для полноценного насыщенного контакта с детьми, не в состоянии оказать им моральную поддержку, не способны отвечать ребенку на его вопросы, связанные с болезнью. Отсутствие возможности поддерживать эмоциональный контакт, стремление экономить силы, опасение не выдержать, "сорваться" приводят к дистанцированию от ребенка, его эмоциональной изоляции. Родительская эмоциональная поддержка - источник значимого ресурса для ребенка, так необходимого в условиях тяжелой болезни. Кроме того, дистанцирование родителя может появляться в снижении эффективности ухода за ребенком или, наоборот, в утрированном, компульсивном, избыточном стремлении выполнять манипуляции по уходу, что способно истощить физические силы ухаживающего родственника. При этом нередко наблюдаются явно и скрыто конфликтные отношения с врачами и медицинским персоналом, что затрудняет сотрудничество с ними, а, следовательно, снижает эффективность лечения. Конфликты с соседями по отделению оказывают дестабилизирующее воздействие на общую эмоциональную атмосферу, а возникающее отчуждение окружающих еще больше вызывает изолированность, а значит, усугубляет выгорание.

К последствиям на стадии ремиссии, в первую очередь, относится значительное ухудшение физического и психического здоровья. Многие родители отмечают после госпитализации и лечения онкозаболевания у ребенка ухудшение своего физического здоровья, обострение хронических заболеваний [3]. У них наблюдается эмоциональная лабильность, склонность к депрессиям. Это можно связать с влиянием полученной психотравмы, длительного стресса, эмоциональным выгоранием, значительно ограничивающим ресурсы для физического и психического восстановления.

Кроме того, серьезны затруднения социальной адаптации, как родителя, так и ребенка. Эмоционально истощенные родители не способны показать детям пример эффективной адаптации и социализации. На постстационарный период приходится большое количество разводов, что является следствием нарушенных супружеских отношений в период госпитализации [3]. Сложности наблюдаются и в отношениях с другими родственниками, здоровыми сиблингами, а также с переболевшим ребенком.

Таким образом, следствием эмоционального выгорания у родителя, находившегося с ребенком в онкостационаре, является не только ухудшение физического и эмоционального состояния взрослого, нарушение его эмоционального контакта с ребенком, но и значительное снижение количества и качества физических, эмоциональных, социальных ресурсов, необходимых для адаптации после стационара родителю и ребенку.

Профилактика выгорания заключается, главным образом, в работе с факторами, увеличивающими его риск. Большое значение имеет проведение психологических консультаций с родителями, ухаживающими за детьми в стационаре. Направления психологической работы подразумевают работу с актуальными состояниями; деконструкцию дисфункциональных, мешающих адаптации к ситуации болезни и стационарным условиям, установок; проработку прошлого психотравмирующего опыта; поиск ресурсов для совладания с трудностями. Данные направления также подразумевают психологическую работу с тревогой, способную вызывать значительное эмоциональное напряжение.

Актуальные состояния родителей связаны с этапом переживания утраты, с этапом лечения у ребенка и его состоянием здоровья. Наиболее опасными с точки зрения риска эмоционального выгорания являются следующие стадии переживания утраты: шока, гнева (или агрессии), депрессии. На стадии шока, когда на родителей обрушивается психотравмирующее известие о заболевании ребенка, от психологов требуется помощь в адаптации к сложившейся ситуации, мягкому прояснению реальности; способствование в выстраивании стратегии поведения в новых условиях. На данном этапе полезно задавать клиенту много проясняющих, уточняющих вопросов, расширяющих поле зрения, суженного под воздействием травмирующего события.

На стадии гнева работа проводится в два этапа: признании клиентом у себя гневных, агрессивных тенденций и выработке способов канализации гнева доступным и безопасным образом. Непризнанный и невыраженный гнев обладает разрушающим действием для психики, истощает ее, поэтому работа на данном этапе важна для профилактики эмоционального выгорания. Также вина, как вариант аутоагрессии, весьма угнетающе влияет на эмоциональное состояние, поэтому от психолога требуются действия по деконструкции вины.

Психологическое сопровождение родителей, находящихся в депрессивном состоянии, также проводится поэтапно сначала важно помочь клиенту снизить интенсивность депрессивных проявлений, разделить тяжесть состояния путем использования эмпатических техник консультирования. После стабилизации состояния, выхода человека из состояния подавленности, целесообразно перейти к поиску ресурсов - внутренних и внешних, способных дать силы для совладания с трудностями. Вообще, внимание со стороны психолога к ресурсам родителя не должно ослабевать на протяжении всего этапа госпитализации и восстановления. При этом полезно стимулировать клиента на выработку собственной стратегии нахождения ресурсов, что позволит ему находиться в активной, самопомогающей позиции.

Риск выгорания на стадии сделки присутствует в ее неконструктивном варианте, когда надежда на выздоровление ребенка связывается с действиями, не способными напрямую привести к желаемому результату. Например, самонаказующее, самоограничивающее поведение родителей нередко используется ими в качестве жертвы за исцеление ребенка. Но на практике такие действия приводят к ухудшению здоровья, истощению физических и психических сил и глубокому разочарованию. Поэтому в данном случае требуется деконструкция подобных сделок.

Жесткие установки на сохранение родителями гипер- и гипофункциональной позиции также плохо влияют на их способность адаптироваться в стационаре. Гиперфункционалам полезно расширять возможности привлечения помощи окружающих, делегирования обязанностей, снятия чрезмерной ответственности за происходящее. Гипофункционалов целесообразно мотивировать на проявление ими большей активности, поддерживать их продуктивные действия, укреплять их родительскую компетентность.

Влияние стационарных условий и хода лечения на эмоциональное состояние родителей очевидно. Улучшение бытовых условий способно снизить уровень хронического стресса за счет облегчения адаптации и устранения источников ежедневного раздражения. Важным фактором, провоцирующим тревогу и эмоциональное напряжение родителей, является неизвестность относительно прогнозов лечения. Данный фактор не может быть устранен полностью, но его влияние возможно уменьшить, наладив информирование родителей о ходе и характере лечения. Разумеется, при этом требуется налаживание коммуникации между родителями и врачами. Личностная тревожность и неуверенность, недостаток коммуникативных навыков, гипер- или гипофункциональная позиция родителей способны помешать полноценному контакту с медицинским персоналом. Поэтому при психологической работе следует уделить внимание тренингу коммуникативных навыков и формированию стратегий эффективного и взаимоуважительного общения c врачами и медсестрами.

Проблема социального общения, столь ресурсного с точки зрения профилактики эмоционального выгорания, может частично решаться путем мотивирования родителей на поддержание связей с друзьями и близкими. Нередко эта работа сопровождается деконструкцией установок на изоляцию из-за табуированности темы онкозаболевания. Кроме того, полезно поощрять общение родителей между собой внутри отделения, а также поиск сообществ людей, объединенных проблемой онкозаболевания.

Удовлетворяющие супружеские отношения - близкие, поддерживающие и доверительные, являются мощным ресурсом в сложной жизненной ситуации и во многом предохраняют от эмоционального выгорания. Предоставление возможности мужьям периодически находиться со своими семьями в стационаре позволяет супругам не терять контакт друг с другом, поддерживать друг друга. Равно как обиды, нанесенные супругом в критический момент, обладают особенно травмирующим долгосрочным действием, так и эпизоды поддержки, взаимопонимания в этом периоде могут стать весомым фактором, укрепляющим отношения. По этой причине эффективным является семейное консультирование с участием обоих супругов, направленное на оптимизацию коммуникации между ними, улучшение взаимопонимания, налаживание эмоционального общения, перераспределение функциональных обязанностей. Те же направления возможны при индивидуальном консультировании одного из супругов.

Психологическая работа с эмоциональным выгоранием у родителей может проводиться в индивидуальном, семейном и групповом форматах. Надо сказать, что организация психологических групп для родителей в стационаре может стать эффективным средством профилактики выгорания. Группы взаимоподдержки для родителей с психологом в качестве ведущего дают информационный, эмоциональный ресурс, помогают оперативно переработать травматический опыт, дают навык социального общения.

Кроме того, эффективными для людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, зарекомендовали себя техники релаксации и десенсибилизации, действующие как психоэмоциональном, так и на телесном уровнях.

Таким образом, эмоциональное выгорание является серьезной проблемой, с которой сталкиваются родители детей-онкопациентов, находящихся на стационарном лечении. Эта тема значительна и тем, что эмоционально и физически истощенные родители обладают недостаточным количеством ресурсов для полноценной поддержки ребенка. Кроме того, эмоциональное выгорание имеет долговременный эффект и является серьезным препятствием для последующей постстационарной адаптации и реабилитации всей семьи. Поэтому необходим комплекс медицинских, психологических и социальных мер, препятствующих развитию данного синдрома.

Problem of emotional burnout’ parents of children in-patient treatment of oncological diseases

Fisun E.V., Polyakov V.G., Klimiva S.V.

In the context of burnout is considered on the psychological state of parents who are in the hospital with the child during the period of his treatment of cancer. The factors, that can increase the risk of burnout among parents in the case of a serious children’s illness, in the sequel burnout of parents, his influence on the next social adjustment of parents and their children. We can use the following ways to prophylaxis emotional burnout of the parents.

Keywords: burnout, cancer child's illness, loss and injury, hospitalization cancer child, emotional burnout of parents, who have children with cancer patients.

Литература

  1. Варга А.Я. Введение в системную семейную психотерапию. М.: «Когито-Центр», 2009.
  2. Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. 2-е изд. СПб.: Питер, 2009.
  3. Гусева М.А., Антонов А.И., Лебедь О.Л., Карпова В.М., Цейтлин Г.Я. Социальные проблемы семей, имеющих детей-инвалидов с онкологическими заболеваниями, Высшее образование для 21 века: 6-я международная научная конференция. Москва, 19-21 ноября 2009 г.: Доклады и материалы. Секция 8. Социальное образование/ отв.ред. С.В.Овчинникова. М.: Изд-во Моск. Гуманит. Ун-та, 2009.
  4. Климова С.В., Микаэлян Л.Л., Спиркина Е.А., Фарих Е.Н., Фисун Е.В. Психологическая помощь в условиях стационара семьям с детьми, страдающими онкологическими заболеваниями.// Какого цвета надежда?.. (из опыта работы психолога в отделении детской онкологии и гематологии)./ Сборник статей. М.: Ваш полиграфический партнер, 2010.
  5. Климова С.В., Микаэлян Л.Л., Фарих Е.Н., Фисун Е.В. Основные направления психологической помощи семьям с детьми, страдающими онкологическими заболеваниями, в условиях стационара.// Журнал Практической психологии и психоанализа. 2009. №1. Доступно в сети интернет по адресу: http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20090103 (15.05.2011 г.).
  6. Мирошкин Р.Б., Фисун Е.В. Психологические проблемы семей с детьми, перенесшими онкозаболевание, на этапе ремиссии и методы работы с ними// Журнал Практической Психологии и Психоанализа. 2011. №5. Доступно в сети интернет по адресу: http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20110105 (15.05.2011 г.).
  7. Мирошкин Р.Б., Фисун Е.В., Филиппова Н.Е. Психологическая реабилитация семей с детьми, перенесшими онкологическое заболевание// Журнал Практической Психологии и Психоанализа. 2010. №3. Доступно в сети интернет по адресу: http://psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php?ID=268 (15.05.2011 г.).
  8. Сидорова В.Ю. Четыре задачи горя. Журнал практической психологии и психоанализа, №1-2. 2001.
  9. Burisch M. In search of a theory: some ruminations on the nature and etiology of burnout/M. Burisch//In Professional burnout: recent developments in theory and research / Ed. W.B. Schaufeli, C. Maslach, T. Marek. – London: Taylor and Francis, 1993.
  10. Perlman B., Hartman E.A. Burtnout: summary and future research // Human relations.1982.
  11. Pines A. Burnout an existential perspective/A. Pines//In Professional burnоut: recent developments in theory and research / Ed. W.B. Schaufeli, C. Maslach, T. Marek. – London: Taylor and Francis, 1993.


Назад в раздел






     
поиск контакты карта сайта
  Перепечатка и любое воспроизведение материалов без письменного разрешения правообладателей запрещены
© 2006 НОУ Институт Практической Психологии и Психоанализа, г. Москва
Работает на Битрикс: Управление сайтом
Яндекс цитирования