поиск контакты карта сайта
Научно-практический журнал электронных публикаций
Основан в 2000 г. Институтом Практической Психологиии и Психоанализа
 
 Главная 
 Все статьи 
 Авторы 
 Рубрики 
 Специальные темы 
 Информация для авторов 
 Образование 
 Консультация 
 Контакты 

Поиск по сайту


Подписка

Изменение параметров

Авторизация

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Психотерапевтические возможности применения рассказа Л. Улицкой «Народ избранный» в экзистенциальном консультировании

Год издания и номер журнала: 2013, №1
Автор: Торкунова О.И. / Филозоп А.А.

Применение в лечебных целях литературных произведений можно обнаружить в отечественных работах по психиатрии и по библиотечному делу, опубликованных еще в XIX столетии. Так П.П. Малиновский полагает, что пациентов психиатрических клиник, наряду с лечением «аптечным» и лечением «гигиеническим», следует подвергать и лечению посредством «впечатлений». Под последними, он понимает путешествия, рисование, рукоделие, садоводство, а также чтение (Малиновский, 1960). В учебнике русского врача И. Е. Дядьковского «Общая терапия» (1836 г.) чтению отводится одно из ведущих мест среди психотерапевтических методов лечебного воздействия. Киевский библиотекарь П. П. Должников называет книгу «аптекой для души» (Краснящих, 2005: 2–5).

В XX веке усиление интереса к изучению воздействия чтения литературных произведений на психику отмечается и в практической психологии, и в медицине. В 1916 году на стыке психологии и литературоведения Н. А. Рубакиным, писателем и библиографом, предпринята попытка создания нового направления в науке — библиопсихологии. Целью новой науки Н. А. Рубакин провозглашает исследование социально-психологического воздействия книги. Сфера его научных поисков — описание социопсихотипов массового читателя и определение эффективного механизма формирования мотивации на чтение литературы, имеющей художественные достоинства или отражающей достижения научной мысли (там же).

С конца 60-х годов и на протяжении более чем двух десятилетий библиограф А. М. Миллер разрабатывала теорию и методику нормализации и оптимизации психического состояния посредством чтения специальным образом подобранной литературы (Осипова, 2000).

Таким образом, библиотерапия (от лат. biblio - книга и гр. therapia - лечение, уход за больным) – это метод психотерапии и психологической коррекции, в котором литературные произведения применяются в целях нормализации или оптимизации психических состояний личности, а через них физиологических и биологических процессов организма.

В настоящее время в практической психологии коррекционно-развивающие воздействия библиотерапии условно разделяют на неспецифические и специфические. К неспецифическим воздействиям относят те, которые характеризуются широтой и универсальностью своего влияния на все стороны личности и имеют своим результатом, например, эстетическое удовольствие, стабилизацию чувства уверенности в собственных силах, понижение уровня тревожности и т. п. Специфические — имеют более узкую специальную направленность на личность или на какой-либо психический процесс — это контроль, эмоциональная проработка, тренировка и разрешение интер- и интрапсихического конфликтов (Осипова, 2000).

Терапевтическое воздействие чтения проявляется в том, что те или иные восприятия, связанные с ними чувства, влечения, желания, мысли, усвоенные с помощью книги, восполняют недостаток собственных образов и представлений, заменяют болезненные мысли и чувства или направляют их по новому руслу, к новым целям.

Преимущества библиотерапии составляют: разнообразие и богатство средств воздействия; сила впечатления; длительность; повторяемость; интимность и др. Большинство литературных жанров могут вызывать высокую психическую активность, которая стимулирует нормальные и защитные психические и физиологические процессы, подавляет патологические, способствует исчезновению травмирующих переживаний. Происходит постоянное психическое развитие личности. Библиотерапия обладает особым лечебным и профилактическим действием: она стимулирует целостность личности, тенденции к сложным компенсаторным реакциям, более творческому преодолению трудностей, спонтанности.

Библиотерапия, являясь частью психотерапии (в широком смысле понимания данного понятия), имеет свои особые средства воздействия, опирается на мощный ценностно-духовный потенциал мировой художественной литературы.

Обращаясь к самым глубинным пластам личности, ее ценностному ядру, внутреннему «Я» человека, библиотерапия совпадает по своим преобразующим задачам с педагогикой. Сам процесс читательского развития может быть рассмотрен как процесс последовательного расширения библиотерапевтических возможностей - возможностей и путей влияния книги на личность.

Цель экзистенциального консультирования - это прояснение, осознание и понимание индивидуального бытия человека в мире, это содействие в развитии его творческого потенциала, сообразно своим личностным особенностям. Экзистенциальное консультирование помогает человеку сориентироваться в жизни и выбрать именно свой неповторимый стиль ее проживания, быть настоящим (Куртц, 2002).

Экзистенциальное консультирование основывается на экзистенциальной философии Хайдеггера, Кьеркегора, Камю, Сартра. В процессе консультативной работы человек раскрывается для себя, получает возможность увидеть свою жизнь без иллюзий, как он живет в настоящем. В процессе экзистенциального консультирования человек обретает самого себя подлинного, учится жить по-своему, увеличивает количество степеней свободы внутри себя (Франкл, 1990).

Любая психотерапия старается помочь человеку в решении его жизненных проблем. Для экзистенциального терапевта и консультанта важны следующие базовые установки (Кривцова, 2008):

1. Экзистенциальный анализ подходит к задаче оказания терапевтической помощи с позиций уважения, бережного отношения к конкретной человеческой личности. Пациент или клиент - никогда не просто «человек с проблемой» или «больной с симптомом», но всегда - человек, неповторимая, несравнимая ни с кем индивидуальность, обладающая собственной свободой. Поэтому и отношения между экзистенциальным терапевтом (консультантом) и его клиентом выстраиваются как глубоко человеческие отношения, не сводимые к формальному применению психотерапевтических методик в процессе совместной работы над проблемой.

2. Экзистенциальный анализ не стремится изолировать проблему от жизни клиента, а, напротив, стремится помочь понять проблему изнутри самой логики отдельной человеческой жизни: как появилась проблема, почему она не могла не появиться, и как теперь с нею можно справиться.

В рамках экзистенциального консультирования, включающего в себя библиотерапевтическое воздействие, рассмотрим возможности применения рассказа Людмилы Улицкой «Народ избранный».

Произведения Л. Улицкой продолжают магистральную тему русской литературы XIX века - тему «маленького человека», его судьбы и смысла жизни. В ее рассказах-притчах всегда есть выход на философский уровень осмысления ситуации, целостное осмысление жизни персонажей, постановка экзистенциальных проблем существования человека в мире. Персонажи Л. Улицкой, как правило, - «маленькие люди», старики, больные и бедные, отверженные обществом, маргиналы, которые руководствуются принципом: не спрашивай «за что», спрашивай «для чего». По мнению Улицкой, все происходящее, даже самое несправедливое, самое мучительное, если его правильно воспринимать, непременно направлено на открытие в человеке нового видения.

Рассказ «Народ избранный» - об инвалидах, убогих людях, о попрошайках у православного храма. Сама Л. Улицкая отмечала, что «каждый раз, когда ты что-то маленькое даже пишешь, это полностью лишено смысла, если там нет твоего личного открытия… Читатель может его чувствовать или не чувствовать, но без этого пишущему человеку неинтересно... Рассказ «Народ избранный» - с открытием» (Улицкая, 2002).

Кого же Улицкая называет «настоящие нищие»? Это больные, убогие, но они не ропщут - они блаженные. Бог создал их «для сравнения, для примера или для утешения», они Божьи люди. Вот как говорит одна из героинь рассказа: «Люди-то злы, им очень утешительно видеть, что другому еще хуже. Вот ты посмотри, есть артистки известные, красавицы, в ларьках продают, все в цветах-розах, а ты на нее посмотришь, и так уж тошно делается, - нету, нету справедливости. А когда, с одной стороны, артистка такая, ей всего отпущено, а с другой - сестра Евдокия на раскладушечке-то… Вот и думай! Господь поставил, там и стой! Ах, думаю я, хорошо! Вот оно мое место: калека, стою у храма, проходят люди мимо, каждый посмотрит и про себя скажет: слава тебе Господи, что ноги мои здоровы и что не я стою здесь с рукой-то! А другой и совестью зашевелится, смекнет, что Богу неблагодарен за все благодеяния его. Ты на попрошаек не смотри, Зина, у них одна забота - денег набрать. А настоящий нищий… Божий человек. Господу служит! Он избранный народ, нищий-то» (там же).

Безусловно, не каждый согласится с мнением о счастье «народа избранного». Л. Улицкая имеет в виду христианское представление о счастье, которое отличается от светского и включает следующие особенности:

  • «избранным» дана безусловная вера, не отягощенная интеллектуальными и нравственными поисками доказательств бытия Божьего;
  • они обладают бесконечным смирением, не требующим от них никакого напряжения воли;
  • они не предаются греху гордыни;
  • они умеют быть благодарными за каждый прожитый миг;
  • они могут довольствоваться малым - тем, что имеют;
  • им не свойственны чувства зависти, злости, обиды, стяжательства (Угроватова, 2012).

Неслучайно, значение термина «блаженный» - тот, кто несказанно счастлив – как юродивый, а также именование святых, «угодивших Богу втайне».

Читателю трудно принять такое представление о счастье, такой тип поведения и вообще факт существования таких людей. И хотя тема маленького человека (нищего, убогого) не нова в русской литературе (в том или ином виде таких героев можно встретить в творчестве Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Тургенева, Достоевского, Чехова, Горького, Булгакова, Платонова и других), все же нельзя отрицать нежелание общества мириться с ними в реальной жизни. Мы согласны с точкой зрения Т.Ю. Угроватовой о «народе избранном»: «Их будто не существует вокруг нас. Государственное мироустройство на них как будто «не рассчитано» (там же). Мы избегаем разговоров о нищих и убогих, стараемся не замечать, стыдливо проходить мимо, испытывая чувство брезгливости и недоумения, иногда чувство вины.

Такое же отношение к нищим и убогим со стороны людей мы встречаем и в рассказе «Народ избранный». Нова для нас только позиция автора. Улицкая ставит их выше обывателей, называет «избранными» (значит - лучшими). Почему? Потому что они мудрее. Они познали истинное счастье. Одна из героинь рассказа рассуждает о смирении, о счастье, о вере. Счастье не в богатстве, не в красоте, но в смирении, в благодарности за жизнь, какой бы она ни была, в осознании своего места в жизни, которое есть у каждого: «Господь поставил, там и стой!» (Улицкая, 2002).

Часто, для того чтобы жить, требуется немалое мужество. Не каждый смиренно принимает свою судьбу. Высшая мудрость, по мнению Л. Улицкой, и состоит в том, чтобы научиться верить, уметь смиряться с неизбежным, не завидовать чужому счастью, а быть счастливым самому, несмотря ни на какие невзгоды и потери.

В ходе обсуждения рассказа мы обсуждаем экзистенциональные значения понятий «блаженный», «искупление», «милосердие», «счастье», «справедливость» и т.д. Вместе с клиентом задумываемся над вопросами: Чем отличаются попрошайки от настоящих нищих? Почему автор называет этих людей «избранными»? Нужно ли писать и читать о нищих и калеках? Что такое счастье, по мнению Л. Улицкой? В каких словах рассказа сосредоточена мудрость жизни?

В своей работе мы опираемся на взгляды А. Маслоу о важности работы по обогащению экзистенциальных ценностей, утверждающего, что лучшим способом подвигнуть человека к самосовершенствованию, к тому, чтобы стать «лучшей особью», является удовлетворение базовых потребностей человека и его метапотребностей (потребность в правде, красоте, совершенстве, справедливости, порядке и т.д.) (Маслоу, 1999). Помочь их осознать и сделать внутренними ценностями клиента - практическая задача экзистенциального психотерапевта и психолога-консультанта.

Литература

  1. Краснящих, А. П. (2005) Библиотерапия: благая весть // Библиотечное ДЕЛО. № 10 (34). С. 2–5.
  2. Кривцова, С.В. (2008) Предисловие к книге А. Лэнгле «Person. Экзистенциально-аналитическая теория личности» // Сборник статей. Пер. с нем. М.: Генезис.
  3. Куртц, П. (2002.) Запретный плод. Этика гуманизма. Пер. с англ. И.В. Кувакина // Библиотека журнала «Здравый смысл». М.: РГО.
  4. Малиновский, П. П. (1960) Помешательство, описанное так, как оно является врачу в практике. М.: Медгиз.
  5. Маслоу, А. (1999) Дальние пределы человеческой психики. М.: Евразия.
  6. Осипова, А. А. (2000) Общая психокоррекция. М.: ТЦ «Сфера».
  7. Угроватова, Т.Ю. (2012) Рассказ Л.Улицкой «Народ избранный». (http://www.prosv.ru/ebooks/Marancman_ Rus_liter_11kl/5.html).
  8. Улицкая, Л. (2002) Народ избранный // Бедные, злые, любимые. Повести. Рассказы. - М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, С. 95-108.
  9. Франкл, В. (1990) Человек в поисках смысла. М.: Прогресс.




Назад в раздел






     
поиск контакты карта сайта
  Перепечатка и любое воспроизведение материалов без письменного разрешения правообладателей запрещены
© 2006 НОУ Институт Практической Психологии и Психоанализа, г. Москва
Работает на Битрикс: Управление сайтом
Яндекс цитирования