поиск контакты карта сайта
Научно-практический журнал электронных публикаций
Основан в 2000 г. Институтом Практической Психологиии и Психоанализа
 
 Главная 
 Все статьи 
 Авторы 
 Рубрики 
 Специальные темы 
 Информация для авторов 
 Образование 
 Консультация 
 Контакты 

Поиск по сайту


Подписка

Изменение параметров

Авторизация

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Взаимосвязь свойств темперамента и механизмов психической защиты

Год издания и номер журнала: 2009, №4
Автор: Агарков В.А. / Бронфман С.А.
Комментарий: Работа поддержана грантом РГНФ No 07-06-00050a

Введение

Понятие "темперамент" (позднее латинское слово temperamentum –  надлежащее соотношение частей, стали использовать как перевод греческого temperamentum - слияние, смешивание) было  введено Гиппократом, и его содержательную сторону составляло обобщение данных наблюдения  динамики лечения разных пациентов: одни пациенты обладали большей силой сопротивления  лечению, другие – меньшей, у одних выздоровление протекало быстрее, у других –  медленнее [9].  Согласно  современным взглядам, "темперамент  представляет собой наиболее общую формально-динамическую характеристику индивидуального поведения и эмоциональности человека. Темперамент проявляется  [20] уже в раннем детстве. "Механизмы формирования  предметно-ориентированной, коммуникативно-ориентированной и Я-ориентированной   структур индивидуальности уходят корнями в недра темперамента" [9, стр. 111].  При этом подразумевается, что свойства  темперамента представляют собой "системное обобщение" первоначально  генетически заданных индивидуально-биологических свойств человека [17]. С позиций дифференциальной психологии темперамент рассматривается как базовый аспект индивидуальности,  обусловленный "преимущественно биологическими свойствами человеческого организма", вместе с тем, темперамент может  быть определен и как компонент более высокоорганизованных структур интегральной  индивидуальности (интеллекта и характера). Таким образом, в воззрениях на проблему  темперамента можно выделить два основных круга изучаемых вопросов. Один из них  охватывает проблему биологических основ темперамента, а другой – его  психологических составляющих.  

Идея взаимосвязи  темперамента и биологических свойств организма по-разному отражалась на разных  исторических этапах. В гуморальной теории   Гиппократа и Галена разные типы темперамента соответствовали преобладанию  в организме той или иной особой жидкости. Кречмер и Шелдон связывали типы темперамента  с конституциональными особенностями строения тела. Выдающийся вклад в разработку  этого вопроса внес И.П. Павлов, указавший на функционирование  нервной системы как на биологическую основу  темперамента.  Согласно Павлову,  тип темперамента зависит от различных комбинаций свойств нервной системы —  силы, уравновешенности и подвижности. Развивая идеи школы И.П.Павлова, Теплов и  Небылицин предположили, что биологические основы темперамента коренятся в так  называемых "общих свойствах" нервной системы, т.е. свойствах лобных  отделов мозга. В современных зарубежных работах, посвященным основам  темперамента, характеристики последнего ставятся в соответствие с функционированием  отдельных мозговых структур, или, пользуясь терминологией Теплова и Небылицина,  с "частными" свойствами нервной системы (Русалов).  По Айзенку, выраженность таких черт темперамента   как экстраверсия и интроверсия связана с  уровнем активации ретикулярной формации, а нейротизма – с активностью лимбической  системы.  Дж. Грей, ученик Айзенка,  описывает имеющие отношение к свойствам темперамента три системы эмоционального  реагирования и соответствующие им мозговые системы, объединяющие различные  структуры мозга [4]. Эти мозговые системы, по Грэю, включают структуры и  области коры, среднего мозга и лимбических структур, а также связи между ними. Следует  также отметить, что гуморальный подход в изучении темперамента не был полностью  отброшен и получил современное преломление в исследованиях взаимосвязи действия  катехоламинов, кортизола и основных нейромедиаторов со свойствами темперамента.  (Нейман, [13]).

Согласно специальной теории индивидуальности Русалова [17], основу формально-динамических свойств психики  составляет общая конституция как интегрированная совокупность  всех биологических свойств человека [17, 25]. Общая конституция индивида составлена из частных  конституций. К последним относятся функциональные (нейродинамическая, физиологическая  и биохимическая) и морфологические (телесная и хромосомная) конституции индивида. Вклад этих систем неравноценен, и наибольшее влияние  оказывают системы более высокого порядка, т.е. свойства нервной системы.

Что касается психологических составляющих темперамента, то, как отмечает  Русалов [18], до сих пор отсутствует единый общепринятый перечень  психологических свойств, относящихся к категории темперамента. К основным  свойствам черт темперамента относят их относительную стабильность и сопротивляемость  внешним воздействиям. При этом свойства темперамента  не остаются строго неизменными, но развиваются в определенной последовательности,  обусловленной закономерностями созревания высшей нервной деятельности. Кроме  того, свойства темперамента могут претерпевать некоторые изменения под влиянием  возможной смены видов деятельности индивида.

Согласно регулятивной теории темперамента Стреляу [20], темперамент составляют относительно стабильные  черты личности, которые в обобщенном виде представляют, главным образом,  формальные аспекты реакций и поведения (энергетические и темпоральные характеристики).  Традиция описания свойств темперамента через формальные  характеристики восходит к Канту, предложившему рассматривать типы темперамента  как различные сочетания переменных: "сила-слабость", "эмоции"  и "активность". В современных концепциях темперамента энергетические  и регулятивные характеристики рассматриваются как принадлежащие к разным  классам. При этом активность, интенсивность, скорость и пластичность рассматриваются  как энергетические характеристики, а эмоциональную чувствительность, тип реагирования  при фрустрации и стрессе, а также общий фон настроения, считаются регулятивными  характеристиками. Потребности и желания зарождаются в свойствах темперамента и  затем дифференцируются под влиянием как эволюционно-адаптационных программ, так  и социально-значимого содержания [9]. Дж. Грэй считает эмоциональность главной  характеристикой темперамента. Эмоциональность рассматривается им как сложная характеристика,  связанная с активностью трех систем: системы торможения поведения, системы  "борись/убегай",  системы  приближающего поведения. Согласно  специальной теория индивидуальности Русалова, темперамент рассматривается как  комбинация четырех свойств: эргичности, пластичности, скорости и эмоциональности в трех сферах  поведения: психомоторной, интеллектуальной и коммуникативной.

В зарубежной  психологии наиболее известным и эмпирически обоснованным является подход к изучению  темперамента Г. Айзенка [7]. Преимущество теории Айзенка состоит том, что она  опирается "на огромный, более чем тридцатилетний экспериментальный материал,  подтвердивший существование таких фундаментальных черт личности как экстраверсия-  интроверсия и нейротизм…" [19] Экспериментальные исследования, проведенные в том числе  в лаборатории Айзенка, показали, что формальные характеристики, такие как скорость  образования условного рефлекса, сенсорные пороги, скорость и точность  выполнения, явились основными критериями, по которым экстраверты отличались от  интровертов [20].

Айзенк дает следующие характеристики  типов темперамента [7]:

Холерик - эмоционально неустойчивый  экстраверт. Радражительный, беспокойный, агрессивный, возбудимый, изменчивый,  импульсивный, оптимистичный, активный.

Меланхолик — эмоционально неустойчивый  интроверт. Изменчив по настроению, ригидный, трезвый, пессимистичный, молчаливый,  неконтактный, спокойный.

Сангвиник — эмоционально стабильный  экстраверт. Беззаботный, живой, легок на подъем, разговорчивый, общительный.

Флегматик — эмоционально стабильный интроверт.  Безмятежный, уравновешенный, надежный, самоуправляемый, мирный, задумчивый,  заботливый, пассивный.

Многочисленные исследования показывают,  что динамические проявления личностных свойств коррелируют со свойствами темперамента  [9, стр. 66]. В то же время, являясь фундаментом  структуры индивидуальности, темперамент выполняет важную адаптивную функцию. Наличие  таких устойчивых свойств личности  как,  например, активность, эмоциональность (а также других свойств темперамента),  дает возможность максимально оптимизировать энергетические затраты. Темперамент  сам выступает как регулятор поведения и связанных с ним внутренних процессов.

Механизмы психической защиты (МПЗ) представляют собой психические  маневры, которые направлены на поддержание самооценки и сохранение состояния внутреннего  равновесия [30, 32]. МПЗ оказывают существенное искажающее влияние на  восприятие субъектом окружающего мира, самого себя и других людей.

Психическая защита, или механизм психической защиты, определяется как  некая совокупность внутренних маневров, целью которых является ослабления или  устранение любого изменения, угрожающего целостности и "биопсихологической"  устойчивости индивида [8]. Впервые термин "защита" З. Фрейд ввел в неопубликованной  при его жизни работе "Проект научной психологии". Психическая защита,  прежде всего, направлена против влечений, а также представлений, аффектов и  ситуаций, которые  с ними связаны. Фрейд  различает "нормальную" и "патологическую" защиту. В результате  патологической защиты "Я" оказывается контаминировано первичными  процессами, тогда как "нормальная" защита, устраняя неприемлемый  импульс  из сознания, сохраняет упорядоченность  вторичных процессов в "Я".  Начиная  с 1926 [24] года, защиты становятся одной из центральных тем в  психоаналитических работах. В 1936 году А. Фрейд определила понятие  "механизм психической защиты" (МПЗ),впервые описав действие таких МПЗ  как вытеснение, регрессия, реактивное образование, изоляция, отмена некогда  бывшего (или аннулирование), проекция, интроекция, обращение на себя, обращение  в свою противоположность, сублимация [22]. Согласно А. Фрейд, субъектом и объектом МПЗ  является "Я" [11, 22]. Источники угрозы для него могут исходить из  трех областей: внешняя реальность, влечения Оно и требования Сверх-Я.  Психоаналитические представления о МПЗ выдержали  проверку временем и оказались полезными не только в психоаналитической и психотерапевтической  практике [32]. В настоящее время конструкт "психическая защита"  используется в теоретических построениях и эмпирических исследованиях  когнитивной психологии, нейропсихологии,  психологии развития, социальной психологии.

Перечень и типология защит, предложенных Вэйлантом [37, 38], получили довольно широкое признание. Определение  МПЗ, предложенное Вэйлантом, было принято в американском классификаторе DSM-IV [5, 28].  Вэйлант отмечает  следующие пять характеристик МПЗ: 1. защиты являются основными средствами  регуляции влечений и аффекта; 2. МПЗ бессознательны; 3. защиты отличны друг от  друга; 4. защиты часто являются признаком психиатрических синдромов, однако они  динамичны и обратимы; 5. защиты могут служить адаптации, но могут быть и  патологичными.  

Изучение взаимосвязи структуры темперамента и МПЗ также необходимо для  прояснения теоретических положений о биологической обусловленности МПЗ. Так,  Крамер [30] считает, что механизмы защиты коренятся в биологически  заданных моторных рефлексах. Моторные аспекты поведения младенца могут рассматриваться  как прототипы защит. В процессе развития происходит интернализация моторных реакций  и формирования их идеаторных репрезентаций, которые, в свою очередь, являются  "зародышами" МПЗ. С этими положениями хорошо согласуются рассуждения  З. Фрейда, в которых он уподобляет вытеснение моторной реакции бегства. При  вытеснении отводятся энергетические вклады, или катексисы, репрезентатов (мыслей,  воспоминаний, аффектов) конфликтных влечений [8].

Влечения в рамках психоаналитической теории рассматриваются как  элементарный и базовый элемент психического аппарата. Влечения  "расположены" на границе между психикой и телом, являясь психическими  представителями физических процессов, связанных с потребностями организма. В  ранних работах Фрейда упоминается два класса влечений: влечения "Я" и  сексуальные влечения. Влечения "Я" являются отражением в психическом  мире процессов, связанных с самосохранением организма. И влечения "Я",  и сексуальные влечения являются врожденными и коренятся в телесной конституции  индивида. Что касается сексуального влечения, то врожденным является и общая  закономерность его развития, в ходе которого оно проходит через стадии  оральной, анальной, а также инфантильной генитальной, прежде чем прийти к взрослой  генитальной сексуальности. Основным источником сексуального возбуждения  являются эрогенные зоны и некоторые психофизические состояния. Эрогенные зоны получают  стимуляцию как от периферических рецепторов, так и от импульсов из ЦНС.

Влечение понимается как процесс нарастания возбуждения, оно является той  исходной переменной величиной [27], которая вызывает ответ со стороны систем  психического аппарата, направленный на регуляцию гомеостаза. Влечение, или  поток возбуждения, в психическом аппарате, берущий начало в эндогенном  раздражении, направляется к объекту (внешнему или внутреннему), который может  принести удовлетворение. При достижении удовлетворения этот поток иссякает.  У младенцев после неоднократного повторения  опыта возникновения и разрядки связанного с телесной потребностью возбуждения в  психическом аппарате, в мнемонической системе формируются и закрепляются воспоминания  об актах кормления и ухода, подразумевающие взаимодействие с внешними (и  внутренними) объектами. Так постепенно формируются более сложные психические  образования – желания. Желание характеризуется и как структура, и как процесс.  Как структура желание представляет собой "взаимосвязь влечения, образа  объекта и двигательного образа, возникающую под воздействием возбуждения,  вызванного влечением" [27, стр. 84]. С позиций метапсихологии желание  понимается как процесс, в ходе которого возбуждение, поступающее из соматического  источника, активирует воспоминания об опыте удовлетворения, что влечет за собой  появление определенного паттерна возбуждения. Таким образом, желания содержат  структуры базовых отношений между субъектом и объектом.

Силам влечения противостоит вытеснение. Вытеснение, согласно  Шмидт-Хеллерау, "равнозначно "вычитанию" части силы влечения, за  счет которого величина возбуждения, вызванного влечением, сокращается и становится  подпороговой" [27, стр. 86]. Цензура, связанная с вытеснением, подобно  желанию и влечению, представляет собой более сложное образование, чем  вытеснение. Шмидт-Хеллерау рассматривает цензуру как негативную связь между  образом объекта и двигательным образом.

Кроме того, темперамент связан не только с динамическими параметрами  влечения, но и с миром внутренних репрезентаций [34]. Так, в диссертации И.Н. Трофимовой [см. 9] показано, что экстраверсия положительно коррелирует  со склонностью субъекта использовать в процессе категоризации объектов оценки  большей активности и энергичности. Нейротизм связан со склонностью оценивать  воспринимаемые объекты и события как более пассивные, слабые, неупорядоченные и  негативные. Таким образом, на основании вышесказанного, мы можем рассматривать вопрос  об эмпирическом исследовании влияния свойств темперамента на индивидуальный профиль  МПЗ.

Первые десятилетия развития психоанализа совпали с самыми первыми шагами  в создании теорий и разработки методов исследования в психологии личности. Хотя  в рамках психоаналитического подхода Вильгельм Райх [15]и  предпринял  попытку связать МПЗ со свойствами характера, все же эмпирические исследования  взаимосвязи МПЗ и черт личности, характера, темперамента, прежде всего, требовали  надежных и валидных методов.  

По-видимому, идея взаимосвязи темперамента и МПЗ имплицитно содержится в  концепции Кречмера. Кречмер соотносит телесную конституцию  с типом темперамента, и его, в свою очередь -  с заболеванием [9]. Так, астеническое (лептосоматическое) телосложение  Кречмер представляет как свойственное шизотимическому типу  и больным шизофренией. Циклотимики, по Кречмеру,  обладая пикническим телосложением,   склонны к маниакально-депрессивному психозу, тогда как атлетическому телосложению  соответствует иксотимический тип и склонность к эпилепсии. Конечно, как  справедливо отмечал Стреляу [20], концепция Кречмера положила начало традиции необоснованно  полагать, что каждый здоровый человек носит в себе зародыш психического заболевания,  причем определенного типа, детерминированного его природным конституциональным  складом. Выводы, сделанные  Кречмером,  сейчас могут быть признаны экстремальными и не согласующимися ни с результатами  исследований, ни с данными клинических наблюдений за пациентами, страдающими от  психических расстройств. Однако мы, видимо, вправе ожидать, что темперамент  задает склонность к преимущественному использованию той или иной констелляции  защитных механизмов, что, отчасти, находит подтверждение в наблюдениях Кречмера.  Переводя идеи Кречмера на язык современной психологии, оперирующей понятиями  защиты, можно предположить следующее. Шизотимическому типу темперамента более  свойственно использование таких защит как изоляция, диссоциация, расщепление,  проективная идентификация, проекция. Для циклотимиков характерно чередование  идеализации и обесценивания, высокая напряженность отрицания, направление  агрессии против себя, аннулирование. Иксотимики же более охотно прибегают к замещению,  проекции.

В настоящей работе использованы теоретические и методические подходы  Плутчека [16, 35] касаемые защитных механизмов, и Айзенка [2, 26]- в вопросах изучения темперамента.

Согласно Плутчеку, механизмы психологической защиты являются продуктами  онтогенетического развития и научения. Защиты начинают действовать в случае,  когда переживание и/или выражение некоторой эмоции может иметь для индивида  негативные последствия. Концепция МПЗ Плутчика базируется на его психоэволюционной  теории эмоций, в которой постулируется наличие дериватов 8 базовых эмоций:  страха, гнева, радости, печали, принятия, отвержения, ожидания, удивления. Базовым  эмоциям соответствуют 8 защитных механизмов: отрицание, проекция, регрессия, замещение,  вытеснение, интеллектуализация, реактивное образование, компенсация.

Одним из положений теории Плутчека является то, что формирование МПЗ происходит  постепенно и на разных этапах онтогенеза появляются разные защиты. Отсюда следует  различие между так называемыми "примитивными" защитами,  формирующимися на более ранних этапах развития, и более "зрелыми",  соответствующими более поздним этапам. К наиболее примитивными защитным  механизмам в теории Плутчека относятся отрицание, регрессия и проекция. Такие  же механизмы как интеллектуализация, компенсация, реактивное образование  появляются на более поздних этапах развития и соответствуют более высоким уровням  развития личности.

В настоящем  исследовании проверялись следующие гипотезы:

1. Черта темперамента "экстраверсия", по сравнению с  "нейротизмом", в меньшей степени связана с напряжением МПЗ.

2. Примитивные МПЗ в большей степени связаны с чертами темперамента, чем  МПЗ высшего порядка.

3. Разным типам темперамента будут свойственны разные профили МПЗ.

Методы

В исследование приняли участие студенты московских ВУЗов и служащие  предприятий n=439. Средний  возраст 23,4 года. Испытуемым предлагалось заполнить две методики: опросник Г.  Айзенка (русскоязычный вариант EPI)  и тест-опросник Р. Плутчека (русскоязычный вариант LSI) .

Опросник Life Style Index Р. Плутчека Тест-опросник [16] для измерения степени использования индивидом  различных механизмов защиты был разработан Р.Плутчеком в соавторстве с Келлерманом  и Контом в 1979 году. Восемь шкал опросника предназначены для оценки 8 защитных  механизмов: отрицания, регрессии, компенсации, проекции, вытеснения, замещения,  интеллектуализации, реактивной формации. Ответы на пункты опросника даются в  дихотомической шкале "верно"-"неверно".

Опросник Г. Айзенка Опросник [14] состоит из 57 утверждений, ответы на которые даются  в дихотомическом формате шкалы "Да"-Нет". В опроснике содержатся  три шкалы: лжи, экстраверсии-интроверсии и нейротизма. Показатель по шкале лжи,  равный 4-6 баллам является критическим, он свидетельствует о тенденции испытуемого  давать на вопросы социально желательные ответы. Показатель экстраверсии  характеризует индивидуально-психологическую ориентацию личности либо  преимущественно на мир внешних объектов, либо на внутренний субъективный мир.  Средний балл по этой шкале составляет 11-14. При баллах от 0 до 10 человек  относится к полюсу интроверсии, от 15 до 24 – экстраверсии. Нейротизм  (эмоциональная неустойчивость) представляет собой континуум от нормальной аффективной  стабильности до выраженной эмоциональной лабильности. Средний балл по шкале  нейротизма равен 12-13. Показатель от 0 до 11 баллов свидетельствует об  эмоциональной устойчивости, 14-24 балла – эмоциональной неустойчивости.

Статистический анализ проводился с помощью пакета STATISTICA 6.0. Для обработки данных применялись  следующие статистические критерии: Манн-Уитни, угловой критерий Фишера. Для  корреляционного анализа применяли ранговый критерий Спирмена. При статистической  обработке полученных результатов также использовали метод кластерного анализа  К-средних.

Результаты

Для последующего анализа были отобраны результаты тех испытуемых, чьи  значения по шкале L  опросника Айзенка не превышали 4. Таким образом, после проведенного отбора испытуемых  по значениям шкалы L,  выборка сократилась до 343 человек.

Методом кластерного анализа К-средних эта выборка была разделена на четыре  группы по параметрам методики EPI  (опросника Айзенка) "нейротизм" и "экстраверсия". (Рисунок  1). В Таблице 1 приведены средние значения параметров "нейротизм" и  "экстраверсия" для 4-х кластеров (групп).

Рисунок 1. Результаты кластерного анализа с  помощью метода К-средних (n=343)

 

1

 

Таблица 1. Средние значения параметров  "нейротизм" и "экстраверсия" для групп, полученных методом  кластерного анализа

 

                                                                                               

 

Группа 1

Группа 2

Группа 3

Группа 4

Нейротизм

9,27

17,34

9,65

17,46

Экстраверсия

9,38

14,79

15,57

8,46

Количество    испытуемых в кластере

73

113

102

54

 

В соответствии с полученными значениями параметров "нейротизм"  и "экстраверсия" было определено положение каждой группы на  "круге Айзенка"* (Рисунок  2). Таким образом, полученные группы можно определить следующим образом: Группа  1 ? " сангвиники", Группа 2 ? "меланхолики", Группа 3 ?  "флегматики", Группа 4 ? "холерики".

Рисунок 2. Распределение групп, полученных  методом К-средних, по типам темперамента в "круге Айзенка".

В Таблице 3 и на Рисунке 4 приведены характеристики 4-х групп испытуемых.  Средние значения возраста варьируют в диапазоне 21-24 лет. Процентное соотношение  мужчин и женщин в 4-х группах различно. Статистический анализ с использованием  углового критерия Фишера показал значимые различия по половому составу между  группами сангвиников и меланхоликов, сангвиников и холериков, меланхоликов и  флегматиков, а также флегматиков и холериков.

Сравнение половых различий по шкалам LSI осуществлялось при помощи критерия  Манн-Уитни (Таблица 2, Рисунок 3) и показало значимо более высокие значения шкал  Вытеснение и Интеллектуализация у женщин, а у мужчин значимо более высокие значения  по шкалам Регрессия, Компенсация, Проекция. Поэтому для последующего сравнения  МПЗ для разных групп темпераментов группы были уравнены по половому составу  (Таблицы 4, 5).

Таблица 2.  Результаты сравнения показателей LSI между  группами "мужчины" и "женщины"

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                        

 

женщины

мужчины

Критерий    Манн-Уитни U

Сум.ранг.

N

M

S.D.

Сум.ранг.

N

M

S.D.

Отрицание

34640,0

208

0,55

0,20

24013,0

134

0,57

0,20

12904,0

Вытеснение

31275,0

208

0,42

0,16

27378,0

134

0,52

0,18

9539**

Регрессия

42884,5

208

0,58

0,21

15768,5

134

0,37

0,20

6723,5**

Компенсация

37561,5

208

0,50

0,20

21091,5

134

0,45

0,21

12046,5*

Проекция

34168,0

208

0,53

0,22

24485,0

134

0,57

0,22

12432,0

Замещение

34130,0

208

0,47

0,20

24523,0

134

0,51

0,24

12394,0

Интеллектаулиз.

31133,5

208

0,51

0,19

27519,5

134

0,63

0,20

9397,5**

Реакт. обр.

40192,5

208

0,53

0,20

18460,5

134

0,40

0,24

9415,5**

*p<0,05; **p<0,001

Рисунок 3. Профили МПЗ для групп  "мужчины" и "женщины"

 2

Полученные группы были попарно сравнены по показателям методики LSI при помощи параметра  Манн-Уитни. Сравнительный анализ профилей МПЗ групп "сангвиники" и  "меланхолики" (Таблица 5, Рисунок 4) показал достоверно значимые  отличия по параметрам LSI  "вытеснение", (более выраженным в группе "сангвиники") (p<0,05), и (p<0,001) "регрессия"  "компенсация", "проекция", "замещение" (более выраженные  в группе "меланхолики").

Таблица 3. Демографические характеристики и  значения параметров методик LSI и EPI для 4-х групп испытуемых ("сангвиники", "меланхолики",  "флегматики", "холерики")

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   

 

сангвиники

меланхолики

флегматики

холерики

M

S.D.

M

S.D.

M

S.D.

M

S.D.

Возр.

23,29

5,88

21,51

3,40

22,40

3,97

21,07

2,83

Обр.

13,11

1,41

13,28

1,11

12,82

2,03

13,08

0,70

Опросник LSI

Отрицание

0,55

0,20

0,56

0,19

0,64

0,18

0,42

0,19

Вытеснение

0,52

0,19

0,43

0,15

0,46

0,17

0,43

0,18

Регрессия

0,35

0,17

0,65

0,18

0,39

0,19

0,57

0,19

Компенсация

0,40

0,20

0,59

0,18

0,41

0,20

0,49

0,18

Проекция

0,49

0,20

0,64

0,19

0,47

0,20

0,57

0,24

Замещение

0,41

0,21

0,57

0,21

0,43

0,19

0,50

0,21

Интеллектаулиз.

0,62

0,20

0,51

0,20

0,59

0,19

0,51

0,20

Реакт. обр.

0,49

0,22

0,50

0,19

0,37

0,22

0,62

0,20

Опросник EPI

Шкала лжи

2,30

1,19

1,59

1,07

1,92

1,17

1,98

1,17

Экстраверсия

9,38

2,23

14,79

2,14

15,57

2,02

8,46

2,13

Нейротизм

9,27

2,99

17,34

2,35

9,65

2,65

17,46

2,55

N муж

44 (60,3%)

29 (25,7%)

49 (48,5%)

12 (22,2%)

N жен

29 (39,7%)

84 (74,3%)

53 (51,5%)

42 (77,8%)

Для "сангвиников" ведущими шкалами LSI являются Интеллектуализация, Отрицание  и Вытеснение. Шкалы Интеллектуализация и Вытеснение у группы  "сангвиники" выше, чем у других групп.

У меланхоликов наиболее выражены шкалы Регрессия, Проекция, Компенсация. Вместе  со шкалой Замещение эти шкалы образуют профиль МПЗ группы "меланхолики",  отличающий его от других групп. Из Рисунка 4 и Таблиц 3 и 5 видно, что для  групп "меланхолики" и "холерики", относящихся на круге Айзенка  к зонам эмоциональной нестабильности, характерна общая  "приподнятость" профиля LSI. "Холерики" и "меланхолики" отличаются от  групп "сангвиники" и "флегматики": для их профиля защит  характерна выраженность шкал Регрессия, Компенсация, Проекция и Замещение.

В профиле защит "флегматиков" наибольшие значения имеют шкалы LSI Отрицание,  Интеллектуализация. Значение шкалы Отрицание у "флегматиков"  превосходит значение этой шкалы у остальных групп. Для "холериков"  основными защитами являются реактивное образование, регрессия и проекция. Параметр  "реактивное образование" у "холериков" выше в сравнении с  другими группами. "Флегматики" и "сангвиники", в целом,  отличаются от представителей "нестабильных" типов темперамента  повышением по шкалам Вытеснение и Интеллектуализация.

Рисунок 4. Профили МПЗ и средние значения параметров LSI для групп " сангвиники", "меланхолики",  "флегматики" и "холерики".

 

33

Таблица 4. Сравнение полового состава групп  " сангвиники", "меланхолики", "флегматики" и  "холерики" при помощи углового критерия Фишера (n)  после коррекции.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                               

 

N

Nмуж

Nжен

n

nэмп

P

 

Сангвиники

73

44 (60,3%)

29 (39,7%)

1,778

1,379

>0,05

       

н.з.

Меланхолики

60

29 (48,3%)

31 (41,7%)

1,537

 

Сангвиники

73

44 (60,3%)

29 (39,7%)

1,778

1,606

>0,05

       

н.з.

Флегматики

102

49 (48,5%)

53 (51,5%)

1,532

 

Сангвиники

73

44 (60,3%)

29 (39,7%)

1,778

1,576

>0,05

       

н.з.

Холерики

28

12 (42,9)

16 (57,1)

1,427

 

Меланхолики

80

29 (36,3%)

51 (63,7%)

1,532

1,603

>0,05

       

н.з.

Флегматики

102

49 (48,5%)

53 (51,5%)

1,292

 

Меланхолики

113

29 (25,7%)

84 (74,3%)

1,062

0,488

>0,05

       

н.з.

Холерики

54

12 (22,2%)

42 (77,8%)

0,982

 

Флегматики

88

35 (39,8%)

53 (60,2%)

1,365

2,216

0,05<p<0,01

Холерики

54

12 (22,2%)

42 (77,8%)

0,982

Таблица 5. Результаты сравнения при помощи  критерия Манн-Уитни демографических показателей и субшкал LSI, полученных для групп "сангвиники", "флегматики",  "холерики" и "меланхолики"

1

*p<0,05; **p<0,001

Сравнение групп "сангвиники" и "холерики" показало  наличие достоверно значимых различий по следующим шкалам LSI: Вытеснение (этот вид МПЗ более  напряжен у сангвиников, p<0,05)  и Реактивное образование (выше у "холериков", p<0,001). Расчеты также показали  значимые различия в возрасте для этих групп, однако, поскольку средние значения  возраста для этих групп (23,2 и 21,1) находятся в одном возрастном диапазоне [6], то в дальнейшем эти различия не принимались во внимание.

Между группами "меланхолики и "флегматики" есть достоверные  различия по следующим шкалам LSI  (Таблица 5, Рисунок 4): Отрицание, Регрессия, Компенсация, Проекция, Замещение,  Реактивное образование (p<0,001),  Интеллектуализация (p<0,05).  "Сангвиников" отличают более высокие значения по шкалам Отрицание и Интеллектуализация,  а  "меланхолики" доминируют по  таким шкалам как Отрицание, Регрессия, Компенсация, Проекция, Замещение, Реактивное  образование.

Группы  "меланхолики" и "холерики" значимо различаются по шкалам LSI: Отрицание, Реактивное  образование" (p<0,001);  Регрессия, Компенсация, Замещение (p<0,05). "Холерики" значимо превосходят группу  "меланхоликов" только по шкале Реактивное образование.

Статистический анализ показал достоверно значимые различия между группами  "флегматики" и "холерики" по следующим шкалам LSI: Отрицание, Регрессия, Реактивное  образование (p<0,001);  Проекция, Замещение, Интеллектуализация (p<0,05). "Сангвиники" превосходят  "флегматиков" только по шкалам Отрицание и Интеллектуализация.

Корреляционный анализ взаимосвязи параметров LSI и EPI представлен в Таблице 6. Как видно из таблицы, параметр  "нейротизм" образует значимые корреляционные связи со всеми шкалами  методики LSI,  большинство из которых являются теоретически значимыми (r>0.30) [6], или близки к теоретически значимому значению | r | = 0,28. Исключение составил  коэффициент корреляции между шкалами Нейротизм и Вытеснение, значение которого  (-0,17, p<0,05) хотя  и является статистически значимым, но не может рассматриваться как теоретически  значимое. Для шкалы Экстраверсия-интраверсия получен только один статистически  и теоретически значимый коэффициент корреляции со шкалой Отрицание (0,32; p<0,001).

Таблица 6. Результаты корреляционного анализа  с использованием коэффициента корреляции Спирмена. Взаимосвязь параметров  методик LSI и EPI (n=343).

                                                                                                                                               

 

Нейротизм

Экстраверсия

Отрицание

-0,28**

0,32**

Вытеснение

-0,17*

-0,05

Регрессия

0,61**

0,13*

Компенсация

0,42**

0,12*

Проекция

0,37**

0,08

Замещение

0,37**

0,16*

Интеллектаулиз.

-0,28**

-0,05

Реакт. обр.

0,31**

-0,28**

*p<0,05; **p<0,001

Обсуждение результатов и выводы

Как показали  результаты проведенного исследования, каждому типу темперамента соответствует свой  профиль механизмов психических защит.

Так, группу сангвиников,  стабильных экстравертов, которые известны высокой активностью и реактивностью [20], отличает преобладание механизма защиты Вытеснение.  Значение по этой шкале для группы  "сангвиники" значимо превосходит средние значения по шкале Вытеснение  у "холериков" и "меланхоликов".  Кроме того, значение этой шкалы для  "сангвиников" выше, чем у группы стандартизации.  По сравнению с другими группами и группой  стандартизации [16], "сангвиникам" в меньшей степени свойственны  регрессия, компенсация, замещение.

"Флегматики",  устойчивые интроверты, обладающие высокой активностью и низкой реактивностью,  предпочитают отрицание, в меньшей степени им свойственны реактивное образование,  проекция, компенсация, регрессия.  

В профиле "меланхоликов"-  эмоционально неустойчивых интровертов - ведущими механизмами психической защиты  являются регрессия, компенсация, проекция, замещение и отрицание. "Меланхолики"  значимо превосходят по напряженности этих защитных механизмов почти все  выделенные нами в исследовании группы. Для "меланхоликов" значения по  шкалам, оценивающим эти МПЗ выше, чем у группы стандартизации.  Для "меланхоликов" в меньшей степени  свойственно использование интеллектуализации.   В то же время механизм Реактивное образование у "меланхоликов"  более выражен, чем у "флегматиков" и группы стандартизации, находится  на одном уровне  с группой "сангвиники"  и ниже, чем у "холериков".  

Холерики, неустойчивые  экстраверты с преобладанием реактивности над активностью и малой чувствительностью,  чаще используют реактивное образование, проекцию, регрессию и замещение.  Для холериков, как и для меланхоликов,  основными защитами являются примитивные защиты - регрессия и  примитивная проекция (проективная  идентификация). Полученные данные указывают на то, что нейротизм, (т.е. высокий  уровень активации лимбической системы и лабильности вегетативной нервной  системы), является предрасполагающим фактором более частого использования  механизмов проекции и регрессии.  

Однако, помимо  примитивных защит, холерикам, как показало исследование, наиболее свойственна  такая психическая защита как Реактивное образование. Значения соответствующей  шкалы у "холериков" превосходят значения этой шкалы у всех других  групп, в том числе и группы стандартизации.   Механизм Реактивное образование основан на вытеснении и является одним  из наиболее онтогенетически поздних и сложных механизмов [10, 11].  В действии  этого механизма можно выделить, по крайней мере, два аспекта: вытеснение дериватов  проблемного влечения и обращение в противоположность.  Так, эротический интерес оборачивается  строгостью или враждебностью, а ненависть - преувеличенной опекой.  Таким образом, вывод о связи типа  темперамента "холерик" и Реактивного образования требует проверки.  

Кроме того, согласно  полученным данным, для "нестабильных" типов темперамента в большей  степени свойственно преобладание защит Регрессия, Компенсация, Проекция и Замещение,  тогда как для "стабильных" типов – защитные механизмы Вытеснение и Интеллектуализация.

Корреляционный  анализ показал статистически и теоретически значимые зависимости между шкалой  Экстраверсия-Интроверсия и Отрицание (0,32) и Реактивное образование (-0,28).  Механизм защиты Отрицание, прежде всего,  направлен против восприятия неприятных и/или пугающих аспектов внешней реальности.  Данные исследований показали, что отрицание в большей степени свойственно  "флегматикам", группе, с высоким средним баллом по шкале  "экстраверсия-интроверсия" и умеренно низкими значениями "нейротизма".  Наименьший уровень напряженности отрицания отмечен у холериков, обладающих  низкими значениями "экстраверсии-интроверсии" и высокими значениями  "нейротизма". При помощи отрицания индивид справляется с ситуациями  тяжелого стресса, психической травмы, утраты. Отрицание, по-видимому, можно охарактеризовать  как "интровертированный" процесс (см. раздел Введение настоящей статьи),  т.е. направленный  от внешних объектов, что  и подтверждают данные настоящего исследования, согласно которым  напряженность этого механизма растет с  усилением черты интроверсия. В самом деле, интроверт вовлечен в менее интенсивное  взаимодействие и обладает более "жестким" фильтром приема внешней  информации [9]. Слишком большой приток информации и стимуляции извне  раздражает интроверта, поэтому регуляция интроверта связана с контролем  информационного "входа". Отсюда следует, что интроверсия задает  условия для преимущественного использования механизма отрицания. Высоким значениям  по шкале Отрицание также соответствуют низкие значения по шкале Нейротизм. То  есть, механизм Отрицание, в большей степени, свойственен эмоционально  стабильным индивидам. Низкий уровень нейротизма соответствует низкому фону  возбуждения, продуцируемым  лимбической  системой. Известно, что одной из центральных структур лимбической системы [21], отвечающей за эмоции и научение, является миндалевидное  тело [36], или амигдала. У людей с поражением амигдалы  отсутствует реакции страха при явной опасности. К амигдале приходят прямые  проекции из таламических ядер, что обуславливает непосредственную активацию  амигдалы при воздействии на рецепторы внешних анализаторов. Нарушения в амигдале  приводит к тому, что внешняя стимуляция не вызывает ответную активацию амигдалы  и, соответственно, уровень возбуждения, создаваемый лимбической системой  остается низким.  Например, при переходе  улицы приближение автомобиля, движущегося на большой скорости, не вызовет  тревоги у такого человека, и он спокойно шагнет на проезжую часть, подвергая  свою жизнь серьезному риску. Такое поведение людей с грубыми нарушениями  функционирования амигдалы очень похоже на крайний вариант действия механизма  отрицания. Таким образом, низкий уровень нейротизма, поддерживаемый низким  уровнем активации лимбической системы, может быть принят за "формально-динамическую"  основу защитного механизма отрицания.

Отрицательный  и близкий к теоретически значимому значению коэффициент корреляции между  шкалами Экстраверсия-Интроверсия и Реактивное образование указывает на  Реактивное образование как на "экстравертированный" защитный  механизм. В традиционном определении МПЗ Реактивное образование делается акцент  на выраженном преобладании одной из сторон амбивалентного отношения к объекту [10]. Так, преувеличенная забота старшего сибса о  младшем  может быть результатом  Реактивного образования, помогающего не замечать враждебности, а строгое  "спартанское" отношение к дочери со стороны отца или отчима, может  служить компенсацией либидинозных чувств, подчеркнутое стремление к чистоте  уравновешивает копрофилические тенденции. Фобия может быть реактивным образованием  в отношении желанного объекта и/или желания как такового. Известный феномен  "Стокгольмского синдрома" – теплых чувств и даже любви к террористам  со стороны захваченных ими заложников – также во многом обязан такой внутренней  динамике людей, постоянно находящихся в течение более или менее длительного  времени под угрозой смерти при полной зависимости от преступников. Таким  образом, общим для всех описанных примеров действия механизма Реактивное образование  является отношение с внешним объектом ( к обеим сторонам амбивалентных  тенденций), которая характеризуется направленностью на взаимодействие с ним,  что может быть охарактеризовано как "экстравертированная" тенденция.

В то же  время, шкала Реактивное образование статистически и теоретически значимо  связана со шкалой Нейротизм, то есть этот механизм в большей степени  свойственен тем людям, для которых минимальное рассогласование между ожидаемым  и реальным вызывает сильную эмоциональную реакцию.

Данные  корреляционного анализа подтверждают основную гипотезу настоящего исследования  о связи МПЗ и свойств темперамента. Все шкалы опросника LSI статистически значимо коррелируют со  шкалой Нейротизм опросника Айзенка. При этом для шкал Отрицание, Вытеснение и  Интеллектуализация получены отрицательные коэффициенты корреляции со шкалой  Нейротизм. По-видимому, это указывает на то, что относительно низкий уровень  активации лимбической системы служит нейробиологической основой снижения возбуждения,  вызванного влечением (вытеснение) и изоляции аффекта, лежащего в основе интеллектуализации  как защитного механизма.  

Интерпретация  результатов относительно шкалы Компенсация является довольно проблематичной в  силу разноплановости самой концепции Плутчека в отношении этого защитного  механизма. По Плутчеку, механизм Компенсация направлен на чувство утраты (реальной  или мнимой). Компенсация в системе защит Плутчека занимает особое место, так  как является осознаваемым механизмом, действие которого может быть инициировано  осознаваемым волевым усилием. Это противоречит общепринятым взглядам на МПЗ  как, прежде всего, неосознаваемые маневры психики. Впрочем, многие авторы [1, 10] делают исключение в отношении бессознательного  аспекта МПЗ для диссоциации. Диссоциация является единственной защитой, которая  может запускаться сознательным волевым усилием, например, при медитации и  дневном сновидном фантазировании.

Использование  тех или иных типов защит еще не свидетельствует о силе или слабости Я,  нарушении функционирования психики, патологии. Например, регрессия может  служить надежным средством адаптации, позволяющим временно отступить  назад для консолидации сил, которые  необходимы для последующего продвижения вперед. Интеллектуализация помогает  действовать целенаправленно и спокойно в ситуациях, вызывающих сильные эмоции.  Система защитных механизмов, скорее, имеет отношение к определению типа характера.  Для определения степени патологии необходимо  знать уровень функционирования психики (невротический, пограничный,  психотический).  Уровень функционирования  личности оценивается по степени интеграции идентичности, способности переносить  тревогу и сохранности в  "тестировании  реальности".  Признаком патологии  является не наличие примитивных защит, но отсутствие зрелых [10].  Все группы  испытуемых в нашем исследовании обладают полным набором 8 защитных механизмов  по Плутчеку с разной степенью выраженности.  

Конечно,  полученные результаты относительно профиля защитных механизмов требуют  уточнения, так как проблема классификации МПЗ до сих пор остается нерешенной. Однако  полученные результаты свидетельствуют о значимых связях между свойствами темперамента  индивида и его предпочтениями в выборе защитных механизмов. Как отмечает Медоу  [34], два ребенка, выросшие в одной семье, отличающиеся  темпераментом, будут по-разному реагировать на одни и те же события. Продолжая  эту линию рассуждения, мы можем сказать, что сила, диспозициональные характеристики  внутренних конфликтов, защиты как средство их разрешения, также испытывают  влияние со стороны базовых свойств индивидуальности. Таким образом, в  терапевтической ситуации важно, чтобы терапевт учитывал факт взаимодействия  базовых черт индивидуальности и выбора защиты. Это знание может внести существенные  коррективы в проработку защитных механизмов, снимая необходимость интерпретации  некоторых аспектов защитной динамики. С другой стороны, понимание терапевтом  взаимосвязи между темпераментом и особенностями внутренней динамики позволит ему  лучше ориентироваться при выборе терапевтического подхода в каждом конкретном  случае[31]. Это, в свою очередь, будет способствовать более эффективному  развитию терапевтических отношений, поддержанию атмосферы доверия в терапевтическом  кабинете.  

Результаты настоящего исследования могут быть полезны в  диагностической и прогностической работе клиницистов, педагогов, специалистов  по работе с кадрами. При определенном опыте в наблюдении за окружающими людьми тип  темперамента может быть с достаточно высокой степенью точности определен  на основании скорости движений человека, по темпу его речи, по умению быстро и  легко включаться в работу, по способности к эмпатии и т.д. Зная темперамент  человека, психолог-практик может сделать предположения об "ожидаемых"  для данного типа темперамента МПЗ, что будет способствовать большей эффективности  его работы как профессионала в области оказания психологической помощи.

Литература

     
  1. Агарков В.А. Эмпирические исследования диссоциации. // Брушлинский А.В., Журавлев А.Л. (ред.) Современная психология: состояния и перспективы исследований. Тезисы докладов на юбилейной научной конференции ИП РАН, 28-29 января 2002 г.       Том 1. М.: Изд-во ИП РАН, С. 242-244, 2002.  
  2. Айзенк Г. Структура личности. М.: "КСП+", СПб.:  "Ювента", 1999  
  3. Ананьев Б.Г. Генетические и структурные взаимосвязи в развитии личности // Психология личности в трудах отечественных психологов. СПб., Питер, 2000. С. 178-188.  
  4. Грей Дж.А. Нейропсихология темперамента // Иностранная психология № 2 1993  
  5. Дмитриева Т.Б. (ред.) Клиническая психиатрия. М.: ГОЭТАР МЕДИЦИНА, 1998  
  6. Дружинин В.Н.  Экспериментальная психология.  СПб. Питер Ком, 2000  
  7. Дружинин В.Н. Психология. СПб.: Питер, 2001  
  8. Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу. М.: Высшая школа, 1996  
  9. Либин А.В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций М.: Смысл,  1999  
  10. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика. М.:  Независимая фирма "Класс", 1998  
  11. Мур Э, Файн Д. (ред.) Психоаналитические термины и понятия: словарь. М.: Независимая фирма "Класс", 2000  
  12. Небылицын В. Д. Темперамент. Психология индивидуальных различий. / Тексты. Под ред.       Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М.: Изд-во МГУ, 1982.. С. 153-159.  
  13. Неттер П. Биохимические переменные в исследованиях темперамента: цели, подходы, находки. // Иностранная психология № 2 1993  
  14. Райгородский Д.Я. (ред.-сост.) Практическая психодиагностика Самара: издательский дом "БАХРАХ", С 133-141, 1998  
  15. Райх В. Анализ характера М.: ООО Апрель Пресс, ЗАО Изд. ЭКСМО-Пресс, 2000  
  16. Романова Е.С., Гребенников Л.Р.  Механизмы психологической защиты.  Генезис.        Функционирование. Диагностика.  Мытищи.  Изд. "Талант", 1996  
  17. Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. М.: Наука, 1979.  
  18. Русалов В.М. Темперамент. / В.М. Дружинин (ред.)  Современная психология. М.: ИНФРА-М, С. 439-453, 1999  
  19. Русалов В.М. Актуальные проблемы исследования личности и индивидуальных различий // Иностранная психология, №2, 1993  
  20. Стреляу Я. Местоположение регулятивной теории темперамента (PTS) среди других теорий темперамента // Иностранная психология. 1993. Т. 1, № 2.    
  21. Уточкин И.С. Межполушарная асимметрия и активация в задаче обнаружения звукового сигнала // http://virtualcoglab.cs.msu.su/html/Utochkin.html  
  22. Фрейд А. Эго и механизмы защиты. / Фрейд А. Теория и       практика психоанализа. М.: ООО Апрель Пресс, ЗАО Изд. ЭКСМО-Пресс, 1999  
  23. Фрейд З.  Я и Оно / Фрейд З.  Труды разных лет. В 2-х т., Тбилиси, "Мерани", "Веста", 1991  
  24. Фрейд З. Торможение симптом и тревога / Фрейд З. Истерия и страх. OOO "Фирма СТД", С. 227-310, 2006  
  25. Харламенкова Н.Е. Психология личности / http://www.ido.rudn.ru/psychology/psychology_of_person/8.html  
  26. Холл К., Линдсей Г. Теории личности. М., 1997. С. 447-497.  
  27. Шмидт-Хеллерау К. Влечение к жизни и влечение к  смерти. Либидо и Лета. СПб.: Б&К, 2003  
  28. American Psychiatric Association Diagnostic and Statistical  Manual of Mental Disorders. (4th ed.). Author, Washington, D.C., 1994  
  29. Bernstein E.M, Putnam F.W. Development, reliability, and  validity of dissociation scale. // Journal of Nervous and Mental Disease,  V. 174, No. 12, P. 727-735, 1986  
  30. Cramer Ph. Protecting the self: Defense Mechanisms in Action, Guilford Press, N.Y.,  2006  
  31. Gabbard G.O., Westen D. Rethinking therapeutic action. International Journal of Psycho-Analysis V. 84 P. 823-841.  
  32. Draguns J.K. Defense mechanisms in the clinic, the laboratory, and the social world: Toward closing the gaps. / Hentschel U., Smith G., Draguns J.K., Ehlers W. Defense Mechanisms: Theoretical, Research, and Clinical Perspectives, Elsevier, 2004  
  33. Lazarus R.S., Folkman S. Stress, appraisal and coping, N.Y., Springer, 1984  
  34. Meadow P.W. Creating Psychic Change in Analysis. // Modern Psychoanalysis, V. 25 P.  3-22, 2000  
  35. Plutchek R. Emotions in the practice of psychotherapy: Clinical implications of affect theories.  American Psychological Association Washington, 2000  
  36. Quirk G.J., Gehlert D.R. Inhibition of the Amygdala: Key to Pathological States?  // Annals of the New York Academy of Sciences V. 985 P. 263-272, 2003  
  37. Vaillant G.E. Theoretical hierarchy of adaptive ego mechanisms. // Archives of General Psychiatry, V. 24, P. 107-118, 1971  
  38. Vaillant G.E. Ego mechanisms of defense: A guide for clinicians and researchers.  Washington, American Psychiatric Association, 1992

Примечания

1) В данной  работе использовался "круг Айзенка" с осью "Экстраверсия-интроверсия",  развернутой на 1800, соответственно, были инвертированы знаки  пунктов в ключе соответствующей шкалы опросника. Высокие баллы шкалы  Экстроверсия-интроверсия означали высокую выраженность черты интраверсия,  низкие – экстраверсия.



Назад в раздел






     
поиск контакты карта сайта
  Перепечатка и любое воспроизведение материалов без письменного разрешения правообладателей запрещены
© 2006 НОУ Институт Практической Психологии и Психоанализа, г. Москва
Работает на Битрикс: Управление сайтом
Яндекс цитирования