поиск контакты карта сайта
Научно-практический журнал электронных публикаций
Основан в 2000 г. Институтом Практической Психологиии и Психоанализа
 
 Главная 
 Все статьи 
 Авторы 
 Рубрики 
 Специальные темы 
 Информация для авторов 
 Образование 
 Консультация 
 Контакты 

Поиск по сайту


Подписка

Изменение параметров

Авторизация

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Кризис традиционного материнства в современной России: социально-психологический аспект

Год издания и номер журнала: 2010, №3
Автор: Грицай Л.А.

В статье изучается материнство как социокультурный феномен, его значение в системе жизненных ориентаций молодых россиян, а также рассматриваются основные социально-психологические типы материнства. Определяются причины и основные черты кризиса традиционного материнства в современном российском обществе, рассматриваются возможные пути его преодоления.

Ключевые слова: материнство, кризис материнства, родительские установки молодежи, социально-психологические типы материнства, социокультурные причины падения рождаемости, ценностное отношение к материнству, меры поддержки материнства и детства.

Образ матери в культурном наследии многих народов считается высшим воплощением женского начала. Более того, в христианском мире, к которому по  праву принадлежит и наша страна, на протяжении столетий сформировалось особое отношение к материнству как важнейшей духовно-нравственной ценности, достойной почитания и прославления.

Однако в современной России эта традиция ценностного отношения к материнству утрачивается. Следствием ее утраты стал демографический кризис – печальное явление, наблюдаемое в нашей стране в XX–XXI вв. Так, согласно исследованиям отечественных социологов, малодетность сегодня становится жизненной нормой: половина российских семей воспитывает только одного ребенка, при этом родители (в том числе и матери) не стремятся к рождению последующих детей, ссылаясь на недостаточность своих средств, времени и сил (Всероссийская перепись населения, 2002).

Изучая основные причины этого явления, уместно говорить не только о кризисе семьи, но и о кризисе традиционного материнства, ярко проявляющем себя в современном мире.

Сложившаяся ситуация требует, с одной стороны, внимательного изучения феномена материнства, его значения в системе жизненных ориентаций россиян, особенно молодых девушек, а с другой – выявления причин этого кризиса, основных его черт и возможных путей преодоления.

Исходя из этого, мы определили следующие задачи данного исследования:

  • Изучить значение ценности материнства в сознании российской молодежи начала XXI столетия.
  • Проанализировать основные причины кризиса материнства в современном социуме и присущие ему черты.
  • Обозначить основные социально-психологические типы материнства, характерные для современного российского общества.
  • Предположить возможные способы преодоления сложившейся кризисной ситуации.

Следует отметить, что первоначально материнство как отдельное направление исследования стало рассматриваться в естественных науках: медицине, физиологии, биологии поведения, однако к середине ХХ века в связи с возросшим интересом к данной области знания сфера материнства стала объектом изучения и гуманитарных наук: психологии, социологии и педагогики.

В результате этих исследований в 1990-е гг. в отечественной психологии возникло научное направление – «психология материнства» (термин Г.Г. Филипповой). В рамках этого направления материнство рассматривается как «часть личностной сферы женщины – системное образование, включающее потребности, ценности, мотивы и способы их реализации» (Филиппова, 2006, с. 350).

Психология материнства изучает аспекты психологической готовности женщины к материнству: общей зрелости личности, адекватности возможных моделей материнского отношения к ребенку, мотивационной готовности к рождению и воспитанию детей, сформированности материнской компетентности, сформированность материнской сферы (Филиппова, 2005, с. 63).

Таким образом, материнство понимается как осознанная потребность в рождении, воспитании детей, предполагающее эмоционально-ценностное отношение к ребенку как объекту любви и заботы.

При этом целый ряд исследователей (Э. Бадинтер, Л.А. Дубисская, И. Кон, М. Мид, Т.В. Рябова, Н.Л. Пушкарева, С.Г. Фатыхова) отмечают не только психолого-личностную, но и психолого-социальную обусловленность материнства.

Так, к примеру, Т.В. Скрицкая отмечает, что «общественные ценности и нормы оказывают определяющее влияние на проявления материнского отношения» (Скрицкая). Известный психолог В.С. Мухина также рассматривает материнство в качестве культурного феномена, «смысл и значение которого может меняться вместе с культурой» (Чибисова, 2003, с. 4).

Е.В. Шамарина утверждает, что отношение к материнству в истории человечества изменялось в зависимости от представлений о нем к данной конкретной культуре. При этом ученый замечает, что «отказ от материнства, небрежение по отношению к детям существовали всегда в том или ином виде как исключение и сопровождались чувством вины, и только сегодня эти отношения стали нормой» (Шамарина, 2008,  с. 8).

Именно этот факт подтверждают исследования, направленные на изучение семейных ценностных ориентаций современных молодых людей.

Так, С.П. Акутина справедливо замечает, что у подрастающего поколения изменяется система ценностных ориентаций на создание семьи, так, наблюдается: «снижение репродуктивных установок; низкий престиж материнства и отцовства; направленность выбора супругов на бездетную семью; создание иллюзии «новых» форм семьи («гражданский брак», «гостевая семья» и др.); внебрачное рождение детей и др.» (Акутина, 2010, с. 20).

В.В. Пациорковский и В.В. Пациорковская считают, что снижение ценности родительства связано, в первую очередь, с «гиперсоциализацией» современной молодежи. СМИ, сверстники, а подчас семья и школа ориентируют юношу или девушку на реализацию себя в обществе любой ценой. А так как в жизни для достижения той или иной цели всегда приходится от чего-то отказываться, то наши молодые современники, мужая и превращаясь в личности, чаще всего блокируют в себе родовое человеческое начало (Пациорковский, Пациорковская, 2009).

Подтверждает данное обстоятельство и изучение текстов песен популярных в молодежной субкультуре эстрадных исполнителей. Как отмечают исследователи в данной области: «Роль родительства особой популярностью не пользуется (упоминается всего в 10–12 % текстов). Скорее, наоборот, рождение ребенка представляется шагом весьма рискованным, так как ребенок требует внимания, ухода, заботы, а главное, – ответственности, которую люди все чаще просто не хотят на себя брать» (Симоненко, 2008, с. 83–84).

Исходя из этого, психологи и педагоги с тревогой пишут о новом явлении общественной жизни, свойственной некоторой части российской молодежи – определенной «педофобии» – нежелании иметь детей, из-за боязни нести моральную и экономическую ответственность за них.

Об этом же факте снижения значения семейных ценностей в сознании современных молодых людей свидетельствуют данные социологических опросов.

По мнению авторов исследования «Семья и дети в жизненных установках россиян», семейные ориентации 36 % молодых людей до 30 лет не сопровождаются установкой на рождение детей (Варламова, 2006, с. 61-73). По данным опросов, проведенных Институтом демографических исследований, среди основных жизненных целей молодых респондентов от 14 до 30 лет цель деторождения следует после таких ценностей-целей как хорошая семья, здоровье, хорошие друзья, жизненный успех. При этом в гендерном аспекте ориентация всей массы молодых людей на ценность детей (26,1 % и 26,4 % у юношей и девушек) почти одинакова (Ценностные и репродуктивные ориентации молодежи). Эту особенность равенства репродуктивных установок молодых женщин и мужчин подтверждает в своем исследовании и А.В. Узик. По его мнению, наиболее предпочтительной для современных юношей и девушек является однодетная семья (50,4 %) (Узик, 2007, с. 61–63).

Гендерный аспект потребности в детях исследуется в публикациях Н.В. Богачёвой. Результаты социологического исследования, проведенного ей в 2004 году в г. Казани, свидетельствуют, что рождение и воспитание нескольких детей ценно чаще для мужчин, чем для женщин (57 % против 45 %). Так, исследование показало, что идеальное число детей в семье для женщин несколько ниже, чем для мужчин (Богачёва, 2005, с. 19).

Те же тревожные данные мы встречаем в исследованиях, посвященных изучению матримониальных установок (т.е. установок, рисующих образ будущей семьи) современных девушек в возрасте 18–20 лет.

Так, например, в опросе, проводимом в 2009 году на базе Владимирского государственного гуманитарного университета, участвовало 300 студенток всех факультетов вуза. Интересен тот факт, что все респондентки высказали желание иметь ребенка (детей), однако больше половины (78 %) студенток отметили, что не готовы жертвовать собой, своим личным временем и комфортом, удовольствиями ради детей. Более того, эти же девушки указали, что, по их мнению, самовыражение личностей супругов важнее родительских обязанностей.

Исходя из последнего обстоятельства, автора данного исследования – С.А. Завражин, делает вывод о том, что матримониальные установки современных студенток достаточно противоречивы, так как испытывают на себе, с одной стороны, влияние традиционных для наших страны культурных ценностей, отождествляющих женственность с жертвенностью, целомудрием и чадолюбием, а с другой, – находятся под мощным натиском потребительской гедонистической идеологии современной массовой культуры (Завражин, 2009, с. 105–109).

Подводя итоги этому краткому социологическому обзору, обратимся к работе В. Пантина, который, анализируя отношение к ценностям родительства у россиян, делает вывод о том, что у большинства наших молодых соотечественников есть потребность в принятии семьи, материнства и детства как главнейших ценностей (Пантин, 2008, с. 9–14).

Однако в реальности эта потребность уходит на второй план не только из-за материальных трудностей, но и под влиянием определенных стереотипов общественного сознания, акцентирующих внимание на экономической, социальной и нравственной незащищенности семьи, матери и детей перед угрозами современного мира.

Поэтому в какой-то мере истоки современного кризиса материнства нужно искать в общественных преобразованиях, которые происходили в нашей стране в течение XX столетия.

В первую очередь, это развернувшееся в Советской России движение за эмансипацию представительниц «слабого пола», которое привело к активному включению женщин в сферу труда, достижению ими экономической независимости. Но при этом занятость в профессии лишила многих возможности уделять должное внимание заботе о доме, семейном устройстве и детях.

Таким образом, в сознании многих женщин сложилась конфликтная конкуренция ценностей: материнство – профессиональный рост.

Вследствие этого процесса произошла значительная подмена домашнего материнского воспитания общественным, транслирующимся через систему детских дошкольных учреждений, школ-интернатов, групп продленного дня, пионерских организации и детских загородных лагерей.

При этом общественная деятельность способствовала формированию у женщин традиционно мужских качеств: волевых черт характера, твердости, стремления к лидерству, профессиональному самоутверждению, карьерному росту, что порой напрямую противоречило предназначению женщины-матери, милосердной, мягкой, терпеливой и любящей. К тому же этот властный стиль женского поведения стал переноситься в семейные отношения, что привело к доминированию в семье авторитета не мужа, а жены.

С другой стороны, либерализация общественной морали, пропаганда свободного образа жизни, особенно ярко проявившаяся в XX веке, способствовали увеличению числа разводов и детей, рожденных вне брака. Безусловно, это отрицательно сказалось как на положении матерей, вынужденных самостоятельно воспитывать своих детей, так и на формировании семейных установок их дочерей, не имеющих в родительской семье мужского примера (Уразаев, 2002, с. 18).

В постсоветской России ситуация осложнилась резким снижением уровня жизни, сменой ценностной парадигмы в обществе от коллективизма к крайнему индивидуализму, широкой пропагандой ценностей потребительской культуры с ее лозунгом: «Бери от жизни все!»

На этом фоне произошло значительное увеличение числа юридически нерегистрируемых браков (так называемых «гражданских сожительств»), неполных и бездетных семей (Попов, 2000), а также стал все более очевиден рост количественных показателей социального сиротства и распространенности девиантных форм материнского поведения (Брутман, 2000).

Эти обстоятельства вполне объяснимо привели к падению престижа родительства в целом и материнства в частности.

Фактически, сегодня в современной России существует три основных социально-психологических типа материнства, которые мы можем обозначить как феминистский, традиционно-ценностный и компромиссный.

Первый предполагает осознанный отказ женщины от выполнения ей роли матери. При этом рождение и воспитание детей рассматривается как тяжкая обуза, возложенная на нее, во многом препятствующая реализации профессионального и творческого потенциала.

Второй тип основывается на присущем русской культуре традиционном отношении к материнству как важнейшей духовно-нравственной ценности как самой женщины, так всего общества. В этом смысле материнство понимается не только как выражение главного призвания женщины, во сто крат превышающее любые ее профессиональные успехи, но и матафизическое ее предназначение на земле.

Третий тип стремится к совмещению материнского призвания и профессиональных обязанностей женщины. При этом его очевидным достоинством является сохранение активной социальной позиции матери, однако нельзя не признать, что одновременная занятость женщины в сфере дома и профессии накладывает на нее двойной груз ответственности.

Нетрудно заметить, что первые два рассмотренных нами социально-психологических типа материнства явно противопоставлены друг другу, третий тип основывается на неком компромиссе, однако его тоже нельзя назвать идеальным, так как при таком подходе женщина вынуждена постоянно находиться в ситуации выбора ценностным приоритетов: семья или работа.

 И как это уже отмечалось выше, особенно ярко это противопоставление социально-психологических типов материнства проявило себя в XX столетии, когда определенная (если не сказать бо´льшая часть) представительниц прекрасного пола в качестве приоритетного выбрала для себя первый – феминистский – путь и лишь отчасти третий – компромиссный.

Именно это, во многом,  привело к тем печальным явлениям современной российской действительности, которые нам приходится наблюдать. Это малодетность наших семей, социальное сиротство (более 90 % детей, находящихся на государственном попечении, имеют здравствующих «биологических» матерей), в том числе и беспризорность, огромное количество абортов, в разы превышающих число рождений, трудности адаптации современных подростков в социуме и т. д. (И.В. Бестужев-Лада, В. Ветрова, О.Г. Исупова, Е.В. Шамарина).

Преодолеть подобные кризисные явления достаточно трудно. Для этого необходимо использовать целый комплекс мер духовно-нравственного, государственно-правового, информационно-просветительского, психолого-педагогического, медико-социального характера, помогающих преодолеть господство феминистического типа материнства, способствуя заложенному в каждой женщине стремлению к материнству реализоваться в полном объеме.

Кратко обозначим эти меры.

В первую очередь, это духовно-нравственное преображение общества, предполагающее возрождение национальных традиций ценностного отношения к материнству, в том числе, и многодетному, характерное для русской национальной культуры, изучение опыта сознательного материнства, основ гармоничных семейных взаимоотношений.

Не может обойтись возрождение ценностного отношения к  материнству и без государственно-правовой поддержки, предусматривающей активную деятельность по созданию и реализации специальных государственных проектов, направленных на защиту материнства и детства, включающих как социальную, медицинскую, экономическую поддержку матерей, так и формирование в обществе уважительного отношения к социальному статусу матери.

Достаточно важен и информационно-просветительский уровень, координирующий работу СМИ по повышению престижа материнства и созданию положительного образа семьи в современном социуме.

Нельзя забывать о медико-социальной помощи матерям, определяющей деятельность медицинских, общественных и религиозных организаций, благотворительных фондов, направленных на поддержку материнства и детства.

И, наконец, существуют психологический и образовательный уровни поддержки материнства, предусматривающие соответственнопсихотерапевтическую поддержку женщин на этапе подготовки к беременности и последующему вынашиванию и рождению ребенка, а также консультативную помощь семье в вопросах воспитания детей и образовательно-воспитательную помощь, включающую в себя широкий спектр деятельности в учебно-воспитательном пространстве школ, колледжей и вузов в рамках обязательного и дополнительных компонентов образования: введение факультативных занятий, курсов по выбору, проведение открытых уроков, занятий и семинаров, посвященных семье, организацию встреч с многодетными родителями, концертов и праздников, проведение специальных психологических тренингов, посвященных гендерным установкам родительства  и т. д. Важная роль на этом уровне  отводится грамотному и гармоничному взаимодействию школы и семьи.

Все выше перечисленные формы поддержки материнства имеют долгосрочный характер, и основным предполагаемым результатом их реализации является возрождение национальных традиций ценностного отношения к материнству, а также повышение уровня родительской культуры современной российской молодежи.

Таким образом, мы можем констатировать тот факт, что социальные преобразования XX века и, в первую очередь, изменение традиционных женских ролей в общественном сознании привели к преобладанию феминистского и компромиссного социально-психологических типов материнства, предполагающих либо осознанный отказ женщины от материнства как приоритетной деятельности, либо стремление к совмещению социальных ролей матери и успешного профессионала.

В итоге доминирование данных социально-психологических типов в значительной степени обусловило кризисные явления в современной семье, преодоление которых является насущной задачей общества и государства.

Но следует отметить, что даже при определенных действиях государственных и общественных структур по возрождению сознательного материнства традиционно-ценностного типа, эти меры могут остаться лишь декларативными. Так оно и будет, если каждый из нас не осознает сложившийся кризис как свою личную боль и предпримет все усилия по изменению сложившейся ситуации в лучшую сторону.

Ведь величие России заключается и в необъятности ее просторов, и в высоте духовно-нравственных национальных ценностей, и, конечно же, в величии самого народа. А как справедливо замечает Ф. Ирзабеков, слово «великий» по отношению к народу означает еще и «больший числом», а «значит устойчивое сочетание «великий русский народ», помимо духовного, исторического и культурного величия включает в себя и немаловажную – демографическую – составляющую» (Изабеков, 2008, с. 113).

И при этом величие материнства заключается не только в «по-двиге», который издавна понимался как движение к служению ближнему, но и особом даре материнства, даре любви и сострадания, преображающего личность. Ведь, по мысли Т.А. Флоренской, высшее счастье человека заключается в самозабвенной любви – в со-частии, когда легко и радостно, забыв о себе, поставить другого на первое место (Флоренская Т.А.).

По праву эти слова можно отнести к вечному материнскому служению своим детям, а через них и всему миру.

Литература

  1. Акутина С.П. Формирование у старшеклассников семейных духовно-нравственных ценностей в условиях взаимодействия семьи и школы. Автореф. … д-ра пед. наук / С.П. Акутина. – Нижний Новгород, 2010.
  2. Брутман В.И. Влияние семейных факторов на формирование девиантного поведения матери / В.И. Брутман [и др.] // Психологический журнал. – 2000. – № 2.
  3. Богачёва Н.В. Родительство как фактор устойчивости семьи в современном российской обществе: автореф. … канд. социол. наук. – Казань, 2005.
  4. Варламова С.Н. Семья и дети в жизненных установках россиян [Текст] / С.Н. Варламова [и др.] // Социс. – 2006. – № 11. – С. 61–73.
  5. Всероссийская перепись населения 2002 года [Электронный ресурс].
  6. Завражин С.А. Матримониальные установки и представления студенток вузов / С.А. Завражин // Психолого-педагогический поиск. – 2009. – № 3 (11). – С. 105–109.
  7. Изабеков Ф. Тайна русского слова. Заметки нерусского человека / Ф. Изабеков. – М.: Даниловский благовестник, 2008.
  8. Пантин В. Семья и семейные ценности в сознании россиян / В. Пантин // Воспитание школьников. – 2008. – №10. – С. 9 – 14.
  9. Пациорковский В.В. Большая семья в демографической ситуации России [Электронный ресурс] / В.В.  Пациорковский, В.В. Пациорковская / Социологические исследования. – 2009. – № 3 / Институт демографических исследований. Демография.ру
  10.  Попов В.Г. О развитии семьи  в современных условиях / В.Г. Попов // Семья на рубеже веков : материалы международной научно-практической конференции. – Пермь, 2000.
  11. Симоненко М.Н. Образ «молодой семьи» в средствах массовой информации / М.Н. Симоненко // Актуальные проблемы обучения и воспитания в образовательных учреждениях и социуме: материалы Межвуз. научно-практич. конф. студентов и аспирантов (20—21 марта 2008 года) / отв. ред. Т.В. Ганина; Ряз. гос. ун-т им. С.А. Есенина. ¾ Рязань, 2008. ¾  Ч.
  12. Скрицкая Т.В. Материнство как социально обусловленный феномен [Электронный ресурс] / Т.В. Скрицкая. – Режим доступа:  hpsy.ru/public
  13. Узик А.В. Изучение ценностных ориентаций и семейного поведения городского населения современной России А.В. Узик // Вестник МГУ. Социология и политология. – 2007. – № 4. – С. 60–63.
  14. Уразаев А.М. Формирование социального и психологического портрета современных молодых женщин в период репродуктивной активности / А.М. Уразаев [и др.] // Вестник ТГПУ. – 2002. – № 3 (31). Серия Психология. – С. 34.
  15. Филиппова Г.Г. Перинатальная психология: история, современное состояние и перспективы развития / Г.Г. Филиппова. – М., 2006. – С. 346–352.
  16. Филиппова Г.Г. Психологическая готовность к материнству : хрестоматия по перинатальной психологии / сост. А.Н. Васина. – М. : Изд-во УРАО, 2005. — С. 62—65.
  17. Флоренская Т.А. Способность любить
  18. Ценностные и репродуктивные ориентации молодежи [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.demographia.ru.html
  19. Чибисова М.Ю. Феномен материнства и его отражение в самосознании современной молодой женщины. Автореф. ... канд. психол. наук / М.Ю. Чибисова. – М., 2003.
  20. Шамарина Е.В. Культурный смысл материнства в западноевропейской и отечественной философской мысли. Автореф. … канд. философ. наук / Е.В. Шамарина. – Барнаул, 2008.


Назад в раздел






     
поиск контакты карта сайта
  Перепечатка и любое воспроизведение материалов без письменного разрешения правообладателей запрещены
© 2006 НОУ Институт Практической Психологии и Психоанализа, г. Москва
Работает на Битрикс: Управление сайтом
Яндекс цитирования