поиск контакты карта сайта
Научно-практический журнал электронных публикаций
Основан в 2000 г. Институтом Практической Психологиии и Психоанализа
 
 Главная 
 Все статьи 
 Авторы 
 Рубрики 
 Специальные темы 
 Информация для авторов 
 Образование 
 Консультация 
 Контакты 

Поиск по сайту


Подписка

Изменение параметров

Авторизация

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Терапевтические истории для обучения и лечения

Год издания и номер журнала: 2007, №3
Автор: Реутская Н.Г.
Комментарий: Первоначально данная статья была представлена в качестве доклада на Конференции молодых специалистов «Работа психолога-консультанта в современном российском обществе, состоявшаяся 14-15 апреля 2007 года в Институте практической психологии и психоанализа.

Данная статья представляет собой аннотацию к книге американского психотерапевта Нэнси Дэвис «Терапевтические истории для обучения и лечения». Доктор Дэвис специализируется на лечении посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) и травм, связанных с профессиональной деятельностью (полицейские, пожарные, спасатели, медработники, военные), а так же работает с жертвами сексуального, физического и эмоционального насилия. Доктор Дэвис использует в своей работе множество различных техник, включающих в себя терапевтические истории, гипноз, использование визуальных образов, НЛП, а также десенсибилизацию с использованием техники «быстрое движение глаз» и перепрограммирование. Так же она является автором техники мульти-сенсорной обработки травмы. Эта краткосрочная психотерапевтическая техника, использующаяся для лечения травм, связанных с профессиональной деятельностью и сложных случаев ПТСР. Помимо этого доктор Дэвис является признанным судебным экспертом по делам связанным с детскими абьюзами и ПТСР.  

Первая книга этого автора, содержащая различные терапевтические истории была издана в 1988 году  и называлась «Терапевтические истории для лечения детей, переживших насилие». Доктор Дэвис работала с людьми, имеющими обширный травматический опыт в различных жизненных сферах. В результате этой работы стало понятно, что, несмотря на то, что их травмы, по сути, сильно отличались друг от друга, симптомы, которые у них наблюдались, были удивительным образом схожи между собой. По ее собственному опыту работы, жертвы избиения, изнасилования и жестокого обращения имеют больше трудностей в лечении, чем индивиды, подвергшиеся другим видам травматических воздействий. Следовательно, при работе с этими типами травмы, терапевт должен быть креативным и открытым для новых методов и техник.

Доктор Ван Дер Колк из Гарвардского университета и его коллеги в 1995 провели исследование, в котором использовали интеллектуальное формирование изображений для работы с добровольцами, страдающими от флэшбэков. В результате этой работы они обнаружили, что во время флэшбэка, в правом полушарии мозга, отвечающем за образы, зрение и эмоции, наблюдалась чрезвычайная активность. В противоположность этому, в левом полушарии, отвечающем за речь и логические процессы, мозговая активность замирала,  особенно в  те моменты, когда жертвы рассказывали о своем травматическом опыте. Это научное исследование помогло объяснить причину, по которой терапевтические истории и другие техники, предназначенные для правого мозгового полушария так эффективны при работе с жертвами насилия. Метафоры и символы – это «язык» правого полушария. Метафоры и символы – это то, что формирует основную суть терапевтических историй (Мills & Crowley, 1986; Rosen, 1982). Помимо терапевтических историй доктор Дэвис рекомендует использовать в работе с травмой и другие техники. Например, десенсибилизацию с использованием техники «быстрое движение глаз» и перепрограммирование (можно встретить вариант: десенсибилизация и переработка (травм) движениями глаз (Francine Shapiro, 1995)1); аудио записи; визуальные изображения и гипноз (Erickson, Rossi & Rossi, 1976).

В основе историй, представленных в этой книге, лежат знания полученные доктором Дэвис в результате работы с жертвами насилия и травмы.

Терапевтические истории могут быть использованы на занятиях в классе, в индивидуальной, групповой и семейной терапии; при индивидуальном тестировании трудных детей и подростков; при подготовке детей к даче свидетельских показаний; или для родителей, опекунов и прочих попечителей. Использование этих историй позволяет терапевту работать с разнообразными видами травм не вызывая у пациента повторной травматизации.

Доктор Дэвис обращает особое внимание на то, что в процессе рассказывания этих историй важно ни коим образом не интерпретировать их, так как это лишает истории их целительной силы и смысла. Как уже упоминалось выше, смысл терапевтических историй заключается в том, чтобы через символы и метафоры общаться с правым полушарием мозга. Часто, при включении логического мышления (в тот момент, когда мы интерпретируем рассказ) может появиться сопротивление изменениям, что вызывает дополнительные трудности в лечении. Более подробное объяснение теории и смысла терапевтических историй можно найти в книге доктора Дэвис «Терапевтические истории для лечения детей, переживших насилие».

Данная книга расширяет формат работы и содержит истории, которые могут быть использованы как для детей, так и для взрослых. Книга состоит из 12 глав, каждая из которых посвящена работе с различными видами травматических переживаний:

  1. Истории, помогающие в работе с симптомами травмы и ПТРС.
  2. Истории, помогающие в работе с симптомами, возникающими у детей, в результате пережитого насилия.
  3. Истории, развивающие нормальные эмоциональные реакции, мышление, восприятие, доверие, самооценку и навыки общения.
  4. Истории помогающие обнаружить абьюз и/или травматический опыт.
  5. Истории для детей, которые должны давать свидетельские показания в судебных процессах.
  6. Истории, помогающие справиться с ночными кошмарами.
  7. Истории, помогающие детям вернуться на нормальный путь развития личности.
  8. Истории, помогающие справляться со смертью, потерей или болезнью.
  9. Истории, помогающие справляться с проблемами в отношениях с родителями, сиблингами, приемными родителями, воспитателями и в случаях развода.
  10. Истории для подростков и взрослых.
  11. Истории, помогающие справляться со школьными проблемами.
  12. Современные сказки.

Каждая глава предваряется кратким описанием проблем, на работу с которыми направлены истории, представленные в этой главе. Для первой главы доктор Дэвис совместно с доктором Марси написала отдельную статью, в которой была предпринята попытка обобщить и классифицировать информацию о ПТСР. Ценность данной статьи заключается в том, что помимо описания симптомов ПТСР в ней представлены выдержки из рассказов клиентов, страдающих от данного расстройства. Они помогут читателям не только по-новому осмыслить ПТСР, но и использовать эти знания для лечения людей, пострадавших от различных видов травм. В одиннадцатой главе, посвященной работе со школьными проблемами, приводится сравнительный анализ симптомов синдрома гиперактивности и ПТСР, проведенный доктором Дэвис и доктором Марси.

Каждая история так же предваряется описанием:

  1. Проблем, которым адресована данная история.
  2. Возраста пациентов, для которых она предназначена.
  3. Основным «сообщением, посланием» истории.
  4. Символов и метафор, используемых в данной истории.
  5. Элементов истории, которые могут быть изменены для каждого конкретного пациента.
  6. Примечанием, в котором, как правило, доктор Дэвис рассказывает о том, как,  для кого и по какому поводу была написана данная история.

В конце книги можно найти список литературы, в которой указано множество книг и журналов, посвященных исследованию различных видов травм. Там же находится и предметный указатель, который позволяет быстро обнаружить конкретные истории для конкретных проблем.

Вот одна из историй представленных в данной книге.

Дорожка в Лесу

Проблемы, которым адресована история: фазы навязчивости и возбуждения при ПТСР, включая навязчивые мысли, флэшбэки, ощущения, что мысли бегут слишком быстро и сконцентрированы только на проблеме (Ellen et.al., 1990; Epstein, 1993; Everly, 1993; McFall et.al. 1989).

Предназначена для: подростков и взрослых.

Сообщение (основная идея): от симптомов ПТСР можно избавиться, но ситуация может ухудшиться, если пытаться преодолеть симптомы самостоятельно.

Символы и метафоры:

Бег: вызванное ПТРС усиление мозговой активности и электрического напряжения клеток мозга.

Молния: внезапная травма.

Ожоги: симптомы, появившиеся в результате травмы.

Потеря способности мыслить логически: знание о том, что флэшбэк происходит в правом мозговом полушарии; это полушарие отвечает не за логику, а за эмоции.

Ягоды: технические приемы для лечения симптомов ПТСР.

Элементы истории, которые могут быть изменены: изменение пола главного персонажа; любые детали истории, имеющие отношение к конкретному случаю.

Примечание: Эта история была создана на основе описания симптомов, данных офицером правоохранительных органов, у которого было диагностировано острое ПТСР. Он описал опыт следующим образом: "Я никогда не рассказывал Вам это, но я прекратил пить, я прекратил есть, я прекратил общаться со всеми. Я думал, что смогу справиться с этим самостоятельно, но я думаю об этом снова и снова".

Дорожка в лесу

Однажды человек сидел на ступеньках своего крыльца. Солнце сияло в синем небе, и ветер качал деревья. Человек оглядывал окрестности, и все в его жизни казалось хорошим и правильным. Он улыбался, думая о своей семье, работе и планах на ближайшие дни.

Внезапно, без предупреждения раздался огромный и мощный удар молнии. Сначала человек был ошеломлен, но потом он побежал без оглядки, пытаясь спастись от молнии и ожогов. Он бежал ни о чем не думая, не видя и не слыша. Когда он, наконец, смог воспринимать окружающее, он понял, что заблудился… заблудился в большом лесу. Это было странное и неприятное место. Некоторое время он сидел не двигаясь, пораженный и оцепеневший. Он пытался сосредоточиться, но не мог думать ни о чем кроме молнии. Он знал, что заблудился, но это знание казалось таким ничтожным по сравнению с его болью. Удар молнии был таким неожиданным и мощным, что его раны все еще кровоточили, но он настолько оцепенел, что чувствовал только небольшую боль.

Постепенно оцепенение проходило, и боль становилась все сильнее. Тут человек понял, что нужно искать дорогу обратно домой, и побежал. Он бежал и бежал, и вдруг заметил хижину, стоявшую недалеко от тропинки. На крыльце, в кресле - качалке сидел старик, и махал рукой бегущему человеку. Человек едва заметил старика краешком своего сознания. Он просто продолжил свой бег. Вскоре он увидел другую хижину, в которой был старик похожий на того, первого. Этот старик тоже махал рукой, но человек опять пробежал мимо. Поскольку его разум мчался прочь, как можно дальше от молнии и ожогов, то он бежал так быстро, как никогда не бегал прежде. Снова и снова он видел хижину и старика, который махал ему рукой, и каждый раз человек пробегал мимо и никак не реагировал на приветствие старика.

В какой-то момент, он заметил, что хижины похожи друг на друга. Тогда человек понял, что это не были разные хижины; он бежал мимо одной и той же хижины и одного и того же старика много раз. Пробегая очередной раз мимо старика, человек услышал голос, приглашающий его остановиться и зайти в гости. Человек прокричал в ответ, что не может остановиться, даже для того, чтобы перекусить или выпить воды. Не смотря на то, что человек понял, что бегает по кругу и никак не может из него выйти, он не мог остановиться. Он продолжал бежать и бежать.

Каждый раз, когда он пробегал круг, приветствия старика становились все более отчетливыми в его восприятии. Он был уверен, что, если бы он остановился, то старик спросил бы его, почему он бегает по кругу, и тогда ему придется рассказать о молнии. Человек осознал, что разговор о молнии вынудит его сосредоточиться на ужасных ожогах, которые он получил, и от этого боль станет еще сильнее. «Я могу сам с этим справиться», сказал он, «мне просто нужно продолжать бежать, и тогда я найду выход». Он отказался признаться самому себе, что из этого бесконечного круга нет выхода.

Казалось, что старику надоели эти помахивания рукой, на которое он не получал ответа. Он оставил свое кресло - качалку и пошел к тропинке. Увидев старика, человек остановился на секунду, а потом опять побежал на новый круг, пытаясь опередить боль, которая усилилась, как только он остановился. Когда человек пробежал очередной круг, старик встал на его пути. Несмотря на свой страх, человек все-таки остановился. Старик спросил с озадаченным видом: «Почему вы бегаете по кругу?  Разве вы не понимаете, что таким образом никуда не попадете? Вы только истощаете себя».

Будучи до удара молнией человеком здравомыслящим, бегун понял, что старик говорит правду. Но так как логика, казалось, покинула его, он снова побежал. Пробежав круг, он увидел старика на том же месте. «Я знаю, что вы заблудились», сказал он бегуну. «Расскажите мне, что случилось и помогу вам найти дорогу домой». «Вы ничем не можете помочь мне», закричал человек. «Я должен сам себе помочь». И побежал на новый круг. В следующий раз, когда человек пробегал мимо старика, тот стоял на краю тропинки, не препятствуя человеку бежать дальше. Человек опять пробежал несколько кругов. В очередной раз старик встал посередине дорожки. «Вы убедились в том, что бег по кругу никуда вас не приведет?», спросил он бегуна. «Вы не выйдите из этого леса и не найдете лекарства для своих ожогов до тех пор, пока не перестанете бегать по кругу». Слова старика начали доходить до логического мышления человека. Он был голоден, хотел пить, и никак не мог выбраться из леса. Он остановился и сел рядом со стариком. Человек рассказал старику про удар молнии, несмотря на то, что при этом его боль усилилась.

Старик выслушал, а затем объяснил, что происходит, когда молния поражает так внезапно. Он говорил с человеком об ожогах  и о беге по кругу. Основной темой разговора стал поиск дороги домой. «Я могу поделиться с вами мыслями, которые помогут вам двигаться в правильном направлении", сказал старик. «Если этого недостаточно, то помните, что в течение жизни вы были очень рациональным и мотивированным человеком. Используйте эти силы теперь, чтобы найти все, что вам нужно для  лечения ожогов и дороги домой».

Во время их разговора человек понял, что бег по кругу отнимал у него все силы и позволял не чувствовать боли. Но, будучи человеком здравомыслящим, он знал, что не хочет дальше блуждать по лесу и бегать по кругу. Логика сказала ему принять советы этого старика, отвергнув основное "мужское правило" справляться со всем самому любой ценой2).

Таким образом, человек пошел по пути, который ему посоветовал старик. Поскольку его ожоги начали болеть, он вспомнил, что когда-то слышал о том, что ягоды обладают особыми лечебными свойствами. Человек начал собирать различные ягоды в лесу, сначала одни, а потом другие. Он продолжал поиск до тех пор, пока не нашел правильное сочетание ягод, которое излечило его раны так хорошо и быстро, насколько это было возможно. После использования ягод для лечения своих ран, человек продолжил идти новой дорогой. Он начал замечать, что деревья и растения ровными рядами идут вдоль тропы. А потом и света стало больше – это был знак, что скоро он выйдет из леса.

Когда человек появился из леса, его семья, друзья и коллеги по работе ждали, чтобы поприветствовать его. «Ты действительно напугал нас», сказали они ему. «Мы поняли, что ты заблудился, но мы не знали, как помочь тебе». Все собрались в доме у человека на пикник, чтобы отпраздновать его возвращение. Сидя за праздничным столом, человек всем рассказал о молнии и ожогах. Он рассказал им о беге по кругу и о старике. Он акцентировал внимание на деталях обнаружения пути домой и поиска ягод для лечения ожогов. Пока человек продолжал рассказывать о своем пути, каждый из присутствующих очень внимательно слушал его. Даже при том, что многие из слушателей никогда не сталкивались с молнией, история, рассказанная этим человеком, оставила отчетливое напоминание в каждом из них. Как будто теперь у них была карта, по которой они могли найти дорогу, если вдруг молния или ожоги заставят их заблудиться.

Примечания

1) Подробнее об этой технике можно прочитать в книге выпущенной в издательстве «Класс»: «Психотерапия эмоциональных травм с помощью движения глаз: основные принципы, протоколы и процедуры» в 1998 году.

2) Tannen Deborah “You just don’t understand”, New York, (1991)



Назад в раздел






     
поиск контакты карта сайта
  Перепечатка и любое воспроизведение материалов без письменного разрешения правообладателей запрещены
© 2006 НОУ Институт Практической Психологии и Психоанализа, г. Москва
Работает на Битрикс: Управление сайтом
Яндекс цитирования