поиск контакты карта сайта
Научно-практический журнал электронных публикаций
Основан в 2000 г. Институтом Практической Психологиии и Психоанализа
 
 Главная 
 Все статьи 
 Авторы 
 Рубрики 
 Специальные темы 
 Информация для авторов 
 Образование 
 Консультация 
 Контакты 

Поиск по сайту


Подписка

Изменение параметров

Авторизация

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Индивидуальное консультирование клиента с психосоматическими жалобами в рамках теории семейных систем Мюррея Боуэна с использованием одностороннего зеркала

Год издания и номер журнала: 2009, №3
Автор: Геворгизова Ж.
Комментарий: Эта статья была представлена в качестве доклада на IV ежегодной научно-практической конференции студентов, молодых специалистов и преподавателей Института практической психологии и психоанализа, состоявшейся 25-26 апреля 2009 года в Москве.

Обучаясь на специализации по системной семейной психотерапии необходимо выполнить учебный стандарт, провести определенное количество приемов, терапевтических сессий с клиентом за зеркалом Гизелла. Перед стажерами всегда стоит задача найти клиентов, которые готовы работать в данном формате. После активного информирования всех моих знакомых и друзей ко мне обратилась женщина по телефону. Ее сообщением кратко можно сформулировать следующим образом: она знает про такой формат работы и готова мне помочь, но для этого мне нужно ей все объяснить, что ей нужно говорить, какие будут вопросы и что ей отвечать. Такое заявление привело меня в замешательство, а когда я стала выяснять про запрос самой женщины, то мне было сказано, что у нее псориаз, а в остальном все в жизни замечательно, в семье, на работе, в общении с друзьями. И если она мне не может помочь, отвечая на вопросы, типа интервью, то она не видит смысла в такой работе, так как в ее жизни все замечательно и хорошо. Так закончился наш первый телефонный разговор, она не приняла идею, что мы будем работать над ее запросом, а не помогать мне, сдать эти учебные сессии по заранее заготовленному плану. Но через несколько недель эта же женщина, Татьяна, перезвонила мне и дала свое согласие на работу, так как ей все таки нужна помощь.

Так передо мной встала нелегкая задача, первый раз вести прием за односторонним зеркалом Гизелла, при этом в краткосрочном формате, и с проблемой, которая требует глубокой и тщательной проработки. Первичная информация по телефону позволила мне направить свои размышления в определенную сторону, обратиться к необходимой литературе и к специалисту, который давно работает в данном направлении, а именно с людьми, которые страдают этим заболеванием – псориазом. Для меня на первый план выходила информация об очень сильной амбивалентности таких людей, о том, что часто эти люди имеют в своем прошлом сильную психологическую травму. Поэтому мне стало понятно, в каком подходе и в рамках какой теоретической школы я буду вести данное консультирование. Я остановилась на подходе Мюррея Боуэна. Но было одно «но», – эта работа за зеркалом имеет свою специфику, она краткосрочная, следовательно, работать на повышение уровня дифференциацию клиента в таких узких временных рамках - не выполнимая задача. Несмотря на это у меня был исследовательский интерес, что можно сделать за четыре сессии, работая в концепции Боуэна? Поэтому задачи моей работы можно сформулировать таким образом:

  • Укреплять идентичность клиента, а именно помочь ему находить новые способы реагирования на эмоционально-заряженные ситуации.
  • Выстраивать четкие границы – рамками сеттинга, четкими формулировками.
  • Прослеживать линию семейной истории и личный вклад клиента в эмоциональное поле семьи.

Краткий экскурс в теорию, почему именно подход Боуэна, и, как он связывался с проблематикой моей клиентки?

Теория Боуэна является одной из наиболее тщательно проработанных и влиятельных в сфере системного семейного мышления. Мюррей Боуэн, изучая психические процессы у людей, уделял большое значение работам биологов и этологов, в частности, работам Дарвина. Сам ученый в своей работе «Социальная регрессия сквозь призму теории семейных систем» признает влияние с их стороны: «Одна из базовых концептуальных установок, которая повлияла на мои размышления еще в 1940 годы, состояла в том, что человек имеет больше черт сходства с низшими, более примитивными формами жизни, чем отличается от них»1).

Основная идея теории центрировалась вокруг двух уравновешивающих жизненных сил: сплоченности и индивидуальности. Критическим показателем функционирования эмоциональной системы является баланс сил совместности – идивидуации. Эти две силы уравновешивают одна другую. В спокойные периоды обе силы работают, как одна команда. Силы совместности питает универсальная потребность в любви, одобрении, эмоциональной близости и согласии. Силы индивидуации возникают из желания быть продуктивным и автономным индивидуумом, действующим самостоятельно. Эти две силы находятся в хрупком равновесии, при малейшем нарушении их баланса, в стрессовой ситуации, одна из сил начинает доминировать, что ведет к глубоким эмоциональным потрясениям. В работе «Теоретические основы психотерапевтической практики» М.Боуэн делает допущение, что эмоциональное расстройство связано с нарушениями в эмоциональной системе, спрятанной глубоко внутри филогенетической истории человечества. Так как система чувствования и, наконец, интеллектуальная системы появились намного позже. Система чувствования является связующим звеном между эмоциональной системой и интеллектуальной, появившейся на последнем этапе эволюционирования. Благодаря именно такому ходу рассуждению Боуэн выстроил последовательную теорию самодифференциации.

Основным положением теории Боуэна семейных систем является проблема самодифференциации, то есть, насколько человек дифференцировал, или не дифференцировал своя Я, или в какой мере у данного человека не прояснены и не проработаны эмоциональные связи с семьей, из которой он происходит. Соответственно основная задача психотерапевта согласно Боуэну - помощь членам семьи в повышении уровня их дифференциации. В теории Мюррея Боуэна, одной из базовых концепций является концепция треугольников. Боуэн считал формирование треугольников естественной человеческой тенденцией в ситуации беспокойства. В двусторонних отношениях, при слабой дифференциации обоих партнеров, эмоциональные переживания приводят к стрессу и для «легкого» выхода из сложившейся ситуации привлекается третий, который «вовлекается» в эмоциональные отношения и тем самым снижает уровень тревоги в двухсторонних отношениях. М.Боуэн в работах «Использование семейной теории в клинической практике», и «Теория в практике психотерапии» ввел и обосновал основные и взаимосвязанные шесть понятия, а именно: самодифференциация, треугольники, эмоциональный процесс нуклеарной среды, процесс семейной проекции, мультигенеративный процесс передачи и позиция сиблинга. Позже он добавляет: эмоциональное отсечение и социальный эмоциональный процесс.

Последователь Боуэна Майкл Керр в своей работе «Эмоциональная система» однозначно показывает огромное значение концепции эмоциональной системы для понимания человека, его поведения и взаимоотношений с другими. Он подчеркивает особое значение эволюционной теории Дарвина и важность концепции Боуэна, так как первый ученый отразил физическую связь между человеком и животным, а второй создал основу для прослеживания связей между поведением человека и животных. Базисный постулат Боуэна о том, что «все формы жизни являются системами», и что «такие системы позволяют организму получать информацию (изнутри и из окружающей среды), интегрировать в новое знание и выстраивать на его основе свое поведение».2) Система чувств и интеллектуальная система – это недавнее «приобретение» в эволюционном развитии животных, которое привело к появлению человека. Ученый неоднократно подчеркивает необходимость строгого деления и дифференциации понятий чувств и эмоций. Влияние эмоции – это то, что делают или не делают в заданной ситуации любые живые организмы и человек в том числе. Они не ощущаются в отличие от чувств. Чувства - это то, что осознается на когнитивном уровне, это поверхностный слой эмоциональной системы. Эмоциональная система продолжает оказывать решающее влияние на поведение людей, а новые системы лишь дополнили ее. Эмоциональное функционирование включает в себя силы, которые в биологии определяются как инстинкты или автоматические функции, контролирующиеся автономной нервной системой. Теоретические постулаты Боуэна подкрепляются лабораторными исследованиями Пола Маклина - создателя концепции о триедином мозге. Центральная идея его концепции заключалась в том, что несмотря на то, что человеческий мозг существенно развился, он сохранил родственные черты с мозгом рептилий, ранних, а также современных млекопитающих. «Эти базовые черты позволяют выделить три формации в человеческом мозге, которые радикально различаются по структуре и химическому составу»3). Майкл Керр, последователь Боуэна, проводит параллели между моделью трех формаций Маклина и теорией семейных систем. С точки зрения Маклина триединый мозг человека включает в себя Р-комплекс (мозг рептилии), по мнению Керра, эта структура мозга отвечает за ощущения и за древние поведенческие паттерны человека, такие как: имитационное поведение, предрасположенность к режиму и ритуалу, замещающее и маскирующее поведение, некоторые тропизмы. Лимбическая система или мозг древних млекопитающих имеет три структуры, отвечающие за пищедобывательное, оборонительное поведение; процесс воспроизводства и выкармливание потомства. Кроме того лимбическая система выполняет интегративные функции, которые обеспечивают возможность испытывать и выражать эмоции. «Вся гамма чувств – от страха к экстазу и чувству вины – генерируется именно этой частью переднего мозга человека.»4) Третья часть нового мозга – это неокортекс, это увеличение первого отдела. Он отвечает уже за наше рациональное мышление, а именно предназначен для ориентировки и принятия решений в ситуациях, которые возникают во внешнем мире. Символический язык, а также способность планировать собственные и чужие действия – это результат эволюции лобных долей человеческого мозга. Так при восприятии ситуации, несущей угрозу для жизни, задействованными оказываются общие для нас и для животных части головного мозга. Но мы, люди, уже сильно отличаемся от животных, у нас есть неокортекс и в ситуации, когда нам что-то угрожает, мы оказываемся уже перед нелегким выбором – бежать, как антилопы или бороться, как хищники. Эта дилемма отчасти проистекает из двоякой роли, которую играет наш биологический вид – преследователя и жертвы одновременно. Доисторические люди – были охотниками и в то же время, сбившись в кучу, прятались от диких хищных животных в укромных пещерах. Не обладая быстротой антилопы и смертоносных клыков гепарда, наш более совершенный человеческий мозг зачастую подвергает сомнению наличие у нас способности к сохранению жизни. Эта неопределенность, размытость границ делает нас особенно уязвимыми для мощного воздействия психологической травмы. По мнению Питера Левина, американского ученного, занимающегося исследованиями в области травмы и посттравматических расстройств, источники травмы и их последствия могут быть крайне разнообразными и часто скрытыми от нашего осознания. К ним можно отнести различные стихийные бедствия, несчастные случаи, серьезные заболевания, потеря близкого человека и жестокое обращение, особенно в детском возрасте, как с самим ребенком, так и с родными этого ребенка. По мнению Левина, травматические симптомы вызваны отнюдь не самим «пусковым» событием. Они являются результатом «замораживания» остаточной энергии, для которой не нашлось разрядки и выхода. Эти остатки оказываются заблокированными в нервной системе и наносят существенный вред, как психике, так и телу. «Остаточная энергия остается в нашем организме и часто форсирует развитие огромного количества разнообразных симптомов, таких как беспокойство, депрессия, психосоматические и поведенческие проблемы. С помощью этих симптомов организм пытается удержать в себе (контейнировать) остаточную, не разрядившуюся энергию, или ограничить ее действие.»5) Пример из дикой природы, когда антилопа убегает от преследующего ее гепарда со скоростью 110 км. в час. В ее нервной системе мобилизируется энергия, рассчитанная на движение со скоростью 110 км. В час. В тот момент, когда ее преследователь настигает ее и антилопа падает замертво и кажется совершенно неподвижной, то в ее нервной системе все еще продолжает накапливаться сильный заряд энергии с той же скоростью. И хотя антилопа лежит без движения, в ее теле происходит то же, что и с автомобилем, когда мы одновременно нажимаем на педаль газа и тормоза, это создает бурное волнение в моторе и теле, настоящее торнадо. Эта буря энергии и является исходной точкой, которая дает начало формирования симптомов травматического стресса.

В результате многолетних исследований Левин пришел к выводу, что существует четыре компонента, которые формируют ядро травматической реакции.

  • Гипервозбуждение – семя в ядре травматической реакции, а именно следующие симптомы: учащенное сердцебиение и дыхание, волнение, проблемы со сном, напряженность, мышечная дрожь, бег мыслей, приступы тревоги.
  • Сжатие – обеспечивает сосредоточение всех усилий на противодействие угрозе оптимальным образом. Сжатие изменяет дыхание человека, его мышечный тонус и позу. Кровеносные сосуды кожи, конечностей и внутренностей сжимаются, чтобы обеспечить большее количество крови задействованным мышцам тела в обороне. Перцептивное осознавание действительности так же сжимается, остается направленный фокус внимание на угрожающее событие. Как следствие этой реакции – разновидность сверхбдительности, повышенного контроля. Когда сжатие не может в достаточной степени сфокусировать энергию организма, чтобы защититься, нервная система пробуждает другие механизмы, такие как:
  • Диссоциация – она защищает нас от воздействия нарастающего возбуждения. Ее описывают, как отлет от реальности, она нарушает непрерывность телесно ощущаемого чувствования и включает в себя искажение времени и восприятия. У людей пережившим диссоциацию, бывают следующие симптомы:
  • Отключенность или забывчивость.
  • Отрицание
  • Физические недомогания.
  • Иммобилизация или беспомощность.

Питер Левин говорит, что симптомы травмы формируются в ходе спиралеобразного процесса, в основе которого лежит реакция иммобилизации или оцепенения - защитный механизм, порожденный мозгом рептилий. В ответ на сильную угрозу наш организм может бороться, убегать или замирать. Каждая из этих реакций является частью единой защитной системы. В случае, когда бегство или борьба уже не возможны, организм инстинктивно сжимается, применяет последний вариант защиты - реакции замирания, оцепенения или иммобилизации. В это время, та энергия, которая образуется в процесс химических соединений и должна была получать разрядку в виде активного действия – бегства или большой драки, резко возрастает, так как действуют две силы газа и тормоза, образуется внутреннее торнадо и этот ураган оказывается связанным внутри нервной системы. Если эти стратегии связать с нашими сегодняшними чувствами, то можно описать следующую ситуацию: в эмоционально тревожном состоянии фрустрированная реакция борьбы вызывает сильный гнев, злость, а незадействованная реакция бегства уступает таким чувствам, как беспомощность, ужас. Эти сильные чувства создают такой уровень активации, который нарушает работу нервной системы. В этом случае произойдет иммобилизация и индивид оцепенеет. Зачем нужна была эта реакция иммобилизации нашим братьям меньшим и нам самим?

Иммобилизация была создана самой природой, и на то есть причины:

  • Она является последней, предсмертной попыткой спастись. Другими словами животное притворяется мертвым. Наш пример с антилопой, гепард может ее оттащить в безопасное место, спрятать от других хищников, чтобы съесть позже. И тогда у антилопы есть шанс спастись, выйдя из реакции оцепенения.
  • Замерев, оцепенев, животное впадает в измененное состояние сознания, в котором оно не будет переживать никаких болезненных ощущений. Антилопа не почувствует острых клыков и когтей гепарда.

Мы можем задаться вопросом, почему же животные могут легко выходить из реакции иммобилизации без последствий для себя, а люди, более совершенные существа, получают разнообразные травмы, вместо того, чтобы просто сбросить с себя этот стресс. По мнению Левина, мы расплачиваемся за наше совершенство в нервной системе, т.е. наш неокортекст (рациональный мозг) обладает сильным влиянием. И если он не может контролировать сильные импульсы, идущие от рептилевидного мозга в ситуации стресса, то позже, когда происходит разрядка и идут восстановительные импульсы от рептеливидного мозга, неокортекс легко их подавляет и начинает контролировать. Не всегда реакция проходит свой полный цикл. Наша антилопа, если чудесным образом спасется от зубов гепарда, то будет еще долгое время возвращаться к своей обычной деятельности. Сначала ее будет бить дрожь в теле, таким образом, будет выходить остаточная энергия. Если мы обратимся к своему опыту, то можем вспомнить, собственные стрессовые ситуации, когда сильный страх, ужас перед чем-то выходил после происшествия, как мы называем нервной дрожью. Но не всегда мы, люди, способны выпустить из себя эту реакцию оцепенения. У людей травма возникает в результате того, что начавшийся инстинктивный цикл не может завершиться. Когда неокортекс начинает подавлять инстинктивные реакции, которые могли бы привести к завершению данного цикла, мы получаем травму. Особенно это становиться очевидным, когда в сензитивном периоде детства ребенок живет в эмоциональном поле травмирующих ситуаций, когда он триангулируется в супружеские конфликты и на него переносятся проективные семейные процессы.

Случай моей клиентки Татьяны – можно назвать иллюстрацией вышеописанной теории. Первичной моей гипотезой стало то, что в детском возрасте Татьяна жила в непростой семейной обстановке и сейчас имеет запрет на выражении негативных эмоций (злость, обида, гнев, бессилие). Про эти эмоции нельзя думать, их нельзя чувствовать и тем более выражать в конструктивной форме, кроме, как используя свое тело.

Генограмма клиентки

1

Семейная история. Татьяна 49-летняя женщина, старшая дочь в семье; есть еще младшая сестренка, но до нее было два брата, которые умерли в раннем возрасте. Эта потеря была очень травматичной для родителей. О том, что до рождения девочек в семье были еще дети, Татьяна узнала уже в подростковом возрасте, и то не от родителей, а от своей сестренки, которая нашла в семейном архиве фото с гробиками малышей. Татьяна с мамой эту тему не обсуждала. Две ранние смерти братиков были, табуированы в семье. Клиентка на первой сессии проявляла все признаки очень высокой тревоги, говорила быстро и много, мне было трудно вставить свой комментарий, спросить о чем то. Много было противоречивой информации. Такие двойные послания. Например: Татьяна описала свою семью как очень дружную, тем местом, в котором всегда праздник и счастье между родителями и детьми: «У меня было счастливое, золотое детство», «я помню, как мы были все счастливы, замечательное время, мы все вместе - очень дружная семья», а через некоторое время Татьяна рассказывает, что мама была болезненным человеком, и все бремя по воспитанию и заботы о девочках лежало на отце. «Мама была красивой, яркой женщиной, возле нее всегда было много мужчин, которые на нее обращали внимание и поэтому папа, конечно же, ревновал и часто мать избивал», были сломаны нос и ребра. Клиентка в раннем возрасте жила в состоянии постоянного стресса, была треангулированным ребенком в супружескую диаду. На Татьяне сошлись эмоциональные проективные семейные процессы. Концепция Боуэна о проективных процессах описывает то, как себя чувствуют дети, которые были рождены в качестве замены погибшему ребенку, то, как они себя чувствуют самозванцами в этом мире и несут особый груз ответственности выполнить долг рожденных детей. В этой семейной истории все еще сложнее, т.к. моя клиентка долгое время даже не знала, что в семье были умершие братья, и эта тема осталась табуирована. Это касается также родных бабушек и дедушках, которые были, но про которых не говорилось и с которыми не общались. Маму, которая была слабой, болезненной и отстраненной, нужно было любить и защищать от отца, который был груб, но все же всегда рядом. Все это может свести с ума взрослого человека, а не только маленького ребенка. Множество тайн и противоречивой информации в семье впитывается Таней вплоть до 14 лет, до тех пор пока она не решается поступать в училище и уезжает из родного города. Через год после отъезда Татьяны родители разводятся, мать переезжает в другой город и живет в гражданском браке с другим мужчиной. Начало своего заболевания Татьяна связывает с тем, что прожила целый год в сыром Питере, заболевание началось в 15 лет.

Псориаз у Татьяны был обширный, начался с области головы, потом перешел на руки и ноги. Долгое время лечилась традиционными способами и нетрадиционными, но мало, что помогало. Был один момент в жизни Татьяны, когда болезнь не проявлялась вообще. Это момент короткого супружества с Николаем. Замуж вышла Татьяна с трезвой головой, молодой человек был интересным, перспективным, но, по словам Татьяны отношения сразу были не простые. Татьяна всегда чувствовала комплекс неполноценности, ведь «он – москвич, учился в институте, я - приезжая, без высшего образования». И поэтому Татьяна все время себя подстегивала, занималась самообразованием, читала много книг, ходила в музеи, театры. После рождения сына отношения стали все более конфликтными, Татьяна много брала на себя: уход за ребенком и обязанности по дому. Стресс и невозможность говорить о своих чувствах, все это накаляла семейную обстановку в молодой паре. И вот однажды муж пришел на веселе, разразился очередной скандал, громкая ссора. Николай ударил Татьяну, после чего Татьяна вышла из себя настолько сильно, что до сих пор описывает это событие, как нечто, случившееся с ней в момент, когда она не контролирует себя. Татьяна гладила, у нее в руках был утюг, и она в порыве безумного гнева запустила этим утюгом в мужа. Сейчас Татьяна с улыбкой констатирует, что утюг пролетел очень близко от головы ее бывшего мужа. Этот инцидент – был решающим для Татьяны. Она описывает, что всегда знала, что «битой и клятой жить не буду». Поэтому на следующий день подала на развод и с маленьким сыном на руках осталась одна. Было трудно, но Татьяна смогла воспитать замечательного сына, дать ему образование, смогла помочь своей младшей сестренке перебраться в Москву, обустроить ее семью на новом месте. После развода с мужем, Татьяна несколько дней пролежала в постели. По ее словам она была «живым трупом», но справилась с собой, встала и пошла дальше. Но после тех событий псориаз стал постоянным спутником Татьяны. Выражать свою боль, бессилие, свои негативные чувства, обиду, злость и гнев Татьяна стала снова через тело. Когда Татьяна была в родительской семье, то ей приходилось активно бороться за себя, за мать, за сестренку, а так же за отца перед матерью, она была героическим борцом, а вот отъезд из дома, это уже другая ситуация. Нельзя контролировать события в доме и семья рухнула. Когда семья на огромном расстоянии и остается только замереть, оцепенеть от того, что происходит в твоей родной семье. Так тело помогает психике вынести сильные чувства, которые бурлят и не могут найти более эффективный путь для разрядки. Собственный неудачный брак, как определенная лояльность семейным заветам, которые необходимо выполнить. Папа говорил: будь самодостаточной, добивайся сама всего, пробивай себе путь, достигай своих целей, нельзя полагаться на этих мужиков. Заветы матери: не будь клятой и битой. Похоже брак был ареной для выхода отщепленных негативных чувств, на мужа позволялось гневаться и тогда тело было спокойно, не задействовано. После разрушенного брака, псориаз снова набирает силу.

Болезненной темой для нее стала смерть отца в 2000 году. Отец приехал к Татьяне жить, болел и умер у нее. Это было для Татьяны настоящая потеря и горе. Горевала целый год. Мама тоже умерла, но про смерть мамы Татьяна говорила более спокойно и как-то отстраненно. Тогда на похороны не смогла поехать, в связи с чем чувствовала себя очень виноватой. На мой взгляд, и, по мнению группы тоже, здесь таилась огромная обида Татьяны на мать, которая помешала переживанию этой утраты. За прошедшие годы она так и не побывала на могиле матери. На мой комментарий про ритуалы, что хорошо бывает даже если посещаешь могилы близких людей спустя какое-то время, то Татьяна сказала, что про это даже не думала. Эта мысль для нее была откровением. Татьяна жаловалась на постоянный тревожный фон, что она постоянно о чем- то тревожиться, о своем будущем, о сыне, о работе. Это состояние она описывает, как постоянная «колотушка в голове». Множество травматических событий, заставляли клиентку искать собственный путь, как справляться со стрессами и сложными, болезненными ситуациями.

Динамика терапевтического процесса в течение 4 сессий

Изменения происходили у Татьяны - от времени обращения по телефону ко мне с запросом (я могу вам помочь, если вам нужен клиент за зеркалом) до принятия собственных «отщепленных» частей, полные как позитивными чувствами и мыслями, так и негативными эмоциями. Первая сессия была очень рафинированная, Татьяна рассказывала, какой она хороший человек, все люди братья и сестры, всем нужно помогать. Она никогда не испытывает злости и обиды, она очень позитивный человек, что, по ее мнению, дает ей возможность всегда быть на плаву, в хорошем настроении. И в то же время Татьяна жаловалась на постоянный тревожный фон, что она постоянно о чем- то тревожиться, о своем будущем, о сыне, о работе. Это состояние она описывает, как постоянная «колотушка в голове». Мы можем определить это состояние, как буря эмоций, которые клиентка должна в себя сдерживать. Клиентка рассказывала о том, что она много читает, думает о душе, поэтому просто не допускает до себя негативных мыслей и эмоций. Мои комментарии, прояснения и фокусирование на разных чувствах, обратная связь группы привели к отказу от бурных восторженных высказываний, обдумыванию новой информации, она начала приходить сессии с материалом по историческому контексту своей семьи с другим осмыслением, а где то и с принятием.

Обратная связь от рефлексивной команды – особый вид работы, очень мощный инструмент, который был использован в данной работе. Я наблюдала за клиенткой, когда она слушала про себя за зеркалом Гизелла. Лицо, мимика отражало массу эмоций. И хотя Татьяна сделала вывод, что смогла помочь всем остальным, позже уже в разговоре по телефону, я узнала, что после этой сессии Татьяна сделала большой прорыв в своей работе, что для нее было очень значимо на данный момент.

Задачи психолога, работающего в рамках подхода Мюррея Боуэна 

  • Снижение тревоги.
  • Прояснение семейной реальности.
  • Выявление патологических паттернов.
  • Рациональное фокусирование на эмоциональных процессах.
  • Обратная связь клиенту по построению семейно-исторического контекста жизни клиента.
  • Повышение дифференциации клиента.

В конце хотела бы добавить: снижая общий уровень тревоги, и повышая уровень дифференциации в ходе терапевтических встреч, даже в таком краткосрочном формате, клиент может обратиться к собственной истории жизни. Клиент может понять собственный вклад в происходящие события, или в то, что уже произошло, понимать и принимать те влияния, которые оказывают или оказывали значимые другие. И тем самым клиент обнаруживает огромный ресурс внутри себя, соприкасается с отщепленными чувствами, с тем, что было отвергнуто или забыто. Благодаря этим процессам клиент обретает чувство уверенности в собственных силах и возможностях.

Примечания

1) Боуэн М. Взгляд на социальную регрессию с позиции теории семейных систем,  // Теория семейных систем Мюррея Боуэна: Основные понятия, методы и клиническая практика. М: «Когито-Центр», 2005.

2) Керр М., Боуэн М. Эмоциональная система, Теория семейных систем Мюррея Боуэна: Основные понятия, методы и клиническая практика. М: «Когито- Центр», 2005.

3) Керр М., Боуэн М. Эмоциональная система, Теория семейных систем Мюррея Боуэна: Основные понятия, методы и клиническая практика. М: «Когито- Центр», 2005.

4) Там же

5) Левин П.А., Фредерик Э. Пробуждение тигра – исцеление травмы. АСТ, М., 2007.



Назад в раздел






     
поиск контакты карта сайта
  Перепечатка и любое воспроизведение материалов без письменного разрешения правообладателей запрещены
© 2006 НОУ Институт Практической Психологии и Психоанализа, г. Москва
Работает на Битрикс: Управление сайтом
Яндекс цитирования