поиск контакты карта сайта
Научно-практический журнал электронных публикаций
Основан в 2000 г. Институтом Практической Психологиии и Психоанализа
 
 Главная 
 Все статьи 
 Авторы 
 Рубрики 
 Специальные темы 
 Информация для авторов 
 Образование 
 Консультация 
 Контакты 

Поиск по сайту


Подписка

Изменение параметров

Авторизация

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Новые методы в работе с несовершеннолетними жертвами и правонарушителями

Год издания и номер журнала: 2011, №1
Автор: Будякова Т.П. / Водяных Т.М.

В международно-правовых стандартах заложена рекомендация о необходимости осуществления прогрессивной политики предупреждения преступности среди несовершеннолетних, основанной на специальных теориях предупреждения преступности среди молодежи, направленных на сокращение причин и возможности совершения правонарушений или ограничение условий, ведущих к этому (статья 5 Руководящих принципов ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних «Эр Риядские Руководящие принципы» от 14 декабря 1990 г.). В статье 49 Эр Риядских принципов закреплена обязанность государств распространять среди специалистов и общественности научную информацию о том, какого рода поведение или ситуация могут привести к физической или психологической виктимизации молодых людей, нанесению им ущерба, а также к их эксплуатации.

Вместе с тем, международное сообщество признает, что в настоящее время уровень научной разработанности подходов к предупреждению преступности среди несовершеннолетних и против них явно не соответствует потребностям общества в этом вопросе. Одной из насущных проблем является недостаточный выбор прикладных методик работы с несовершеннолетними жертвами и правонарушителями.

Работа с личностью требует применения специальных методик, учитывающих специфику отношения человека к любому вмешательству в его частную жизнь. В психологии разработаны специальные методы, позволяющие выявлять проблемы личности опосредованно, без задавания прямых вопросов. Это различные проективные методики, в частности Тематико-апперцептивный тест (ТАТ) Г. Мюррея. Особенностью детского варианта этой методики является использование принципа зооморфизма, когда отношения животных проецируются на отношения людей. Ребенку легче рассказывать о своем личном опыте и своих проблемах, если он видит перед глазами картинки с сюжетами о животных, включенных в человеческие ситуации. Типичным примером детского варианта проективных методик является тест КАТ. На картинках, составляющих данную методику, изображены животные в различных отношениях, изоморфно отражающих отношения людей. Например, в одном из вариантов КАТ мама-кенгуриха стоит перед зеркалом и не замечает, что ее ребенок-кенгуренок получил травму. При интерпретации рассказа ребенка по этой картинке выявляется, как он проецирует увиденное на изображении на свой прошлый опыт отношения с родителями.

Одним из вариантов Тематико-апперцептивного теста (ТАТ) является разработанная доктором психологических наук Л. Собчик в 2007 году для подросткового возраста методика РАТ (рисуночный апперцептивный тест). Стимульным материалом данного теста являются контурные сюжетные картинки, на которых схематично изображены человеческие фигурки. Ограничением в использовании данной методики является возраст – от 12 лет.

В течение 2010-2011 годов нами был разработан и апробирован новый вариант методики КАТ. В качестве стимульного материала мы использовали рисунки на древних японских свитках. Основанием выбора такого материала стало соответствие рисунков ведущим критериям проективных методик.

Первый критерий - неопределенность сюжета. Древние японские свитки являются национальным достоянием современной Японии. Содержание рисунков подвергалось изучению на протяжении нескольких веков. Существуют разные версии того, что там изображено. Это обстоятельство подтверждает правильность нашего выбора, поскольку данные изображения предполагают вариативность интерпретации сюжетов.

Второй критерий - примерное соответствие сюжетов изучаемой проблематике. В нашем случае - криминологической и виктимологической тематике. Из набора картинок мы выбрали серию сюжетов, в которых есть элементы, которые можно интерпретировать как проявление насилия в отношении героев, а можно и иначе, например, как игру.

Третий критерий - зооморфический вариант изображения отношений между людьми, более приемлемый для детского возраста. В сюжетах рисунков, передающих разные стороны отношений людей, сами люди изображены в виде зайцев, и лягушек и других животных.

Четвертый критерий - наличие изображений нейтрального плана. Эти изображения не способны "наталкивать" ребенка на какой-либо конкретный вариант выбора сюжета. Там представлены обычные бытовые ситуации без элементов, стимулирующих виктимологический или криминологический исход изображенного события. Включение этих картинок необходимо для того, чтобы выявить степень виктимизации ребенка. Несовершеннолетний, который пребывает в стрессовом состоянии, даже нейтральный сюжет интерпретирует с точки зрения своей проблемы.

Пятый критерий - формальный - наличие определенного количества сюжетов. Для проективных методик такого плана требуемое минимальное количество картинок - 10 изображений.

Мы давали испытуемым инструкцию, типичную для проективных методик данного типа. Она звучала так: "Посмотри на картинку и скажи, что там происходит? Как ты думаешь, что было до этого события? Чем закончатся отношения героев на этой картинке?"

Апробация методики проводилась на младшем школьном и подростковом возрастах в школах города Ельца, а также среди несовершеннолетних жертв и правонарушителей, проходящих реабилитацию при ювенальном суде в городе Ельце.

Полученные результаты позволяют нам говорить о прикладном значении разработанной нами методики. Дети проецировали на сюжеты изображений свой личный опыт. В частности, было выявлено, что дети, которые не были жертвами насилия, воспринимают сюжеты картинок позитивно. Они не криминализируют сюжеты, объясняя происходящее мотивами игры, розыгрыша, случая и т.п. Дети, которые попадали в криминальные или предкриминальные ситуации, или на которых сильное впечатление произвело криминальное событие, произошедшее с их родственниками, интерпретировали сюжеты, привнося в них свой негативный опыт. Они трактовали сюжеты картинок как драку, нападение, издевательство над героями. Несовершеннолетние, у которых была психическая травма, даже в нейтральные сюжеты привносили элементы негативного восприятия действительности, проецировав на содержание рассказа по картинке свои проблемы.

С помощью методики нами были выявлены дети, нуждающиеся в психологической коррекции и реабилитации. Основанием для этого стали рассказы детей, в которых, во-первых, присутствовали элементы равнодушного отношения к страданиям персонажей картинок. На вопрос: "А ты помог (помогла) бы тому, кого избивают? Позвал (позвала) бы на помощь?" эти дети отвечали отрицательно. Они говорили, что им не жалко, что заяц или лягушка погибнут. Отсутствие сочувствия к чужим страданиям может стать причиной формирования негативных, в том числе криминальных мотивов поведения.

Во-вторых, некоторые дети, отметившие в изображениях элементы насилия, говорили о безысходности ситуации, не видели положительного выхода из нее и, главное, не верили в позитивный исход событий. Как было выяснено затем, у них действительно имелся негативный опыт такого рода. Таким детям нужна психологическая помощь и поддержка.

В-третьих, была выявлена немногочисленная группа подростков, которые получали удовольствие от того, что красочно описывали страдания персонажей и даже смеялись над ними. Полагаем, что в данном случае имеет место недостаточная воспитательная работа по формированию нравственного сознания.

Четвертая группа детей - также немногочисленная, у которых некоторые сюжеты картинок вызвали психологическое торможение. Оказалось, что это - дети, пережившие психическую травму, связанную с потерей близких. Они также нуждаются в соответствующей психологической помощи.

Данные категории были выделены и среди подростков, проходящих реабилитацию в психологической службе при ювенальном суде. В целом можно сказать, что социальная ориентация этих подростков в основном положительная. Они правильно ориентируются в том, как вести себя в случае возникновения виктимологической ситуации.

Результаты работы по нашей методике с несовершеннолетними правонарушителями и несовершеннолетними жертвами выявили некоторые значимые моменты, которые необходимо учитывать в работе педагога-психолога с этой категорией детей. 1. Наличие позитивного настроя на будущее у детей, выявляемого с помощью методики, позволяет легче проводить с ними коррекционную и психореабилитационную работу. 2. Методика позволяет выявить болевые точки ребенка и, соответственно, более предметно строить программу работы с ним. 3. Методика позволяет вырабатывать профилактические формулы, применительно к проблеме конкретного ребенка.

ПРИЛОЖЕНИЯ. Некоторые картинки, используемые в качестве стимульного материала в нашей методике.

Картинка № 1. Изображение с элементами квазинасилия.

pic

Картинка № 2. Изображение нейтрального бытового сюжета.

pic



Назад в раздел






     
поиск контакты карта сайта
  Перепечатка и любое воспроизведение материалов без письменного разрешения правообладателей запрещены
© 2006 НОУ Институт Практической Психологии и Психоанализа, г. Москва
Работает на Битрикс: Управление сайтом
Яндекс цитирования