поиск контакты карта сайта
Научно-практический журнал электронных публикаций
Основан в 2000 г. Институтом Практической Психологиии и Психоанализа
 
 Главная 
 Все статьи 
 Авторы 
 Рубрики 
 Специальные темы 
 Информация для авторов 
 Образование 
 Консультация 
 Контакты 

Поиск по сайту


Подписка

Изменение параметров

Авторизация

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Эмоционально фокусированная терапия супругов. Руководство для психотерапевтов

Год издания и номер журнала: 2011, №1
Автор: Черников А.В.

Введение

Эмоционально фокусированная супружеская терапия (Emotionally Focused Couple Therapy) была разработана Сью Джонсон и Лесли Гринберг в Канаде 1988 г. и является в настоящее время широко признанным методом помощи супружеским парам. Исследования показывают, что 70-75% пар благодаря этой терапии преодолевают кризис в их отношениях и 90% показывают значительные улучшения. Причем, результаты остаются стабильными при контрольных опросах клиентов через 2 года. Этот тип терапии помогает клиентам улучшить множество разных аспектов взаимоотношений, уменьшить силу конфликтов, почувствовать к партнеру большую близость, внести в отношения чувство безопасности и доверия. ЭФТ способствует также уменьшению симптомов тревожности и депрессии у супругов.

ЭФТ является краткосрочной формой терапии и занимает порядка 8-20 сессий. Она интегрирует гуманистические и системные техники, опираясь, прежде всего, на теорию привязанности Джона Боулби. Сью Джонсон пишет, что этот метод мог бы возникнуть, если бы Сальвадор Минухин с Карлом Роджерсом договорились за чашкой чая объединить свои методы терапии.

Авторы выделяют три стадии в терапевтическом процессе. На первой прослеживаются повторяющиеся цепочки взаимодействий партнеров вокруг проблемных тем, определяются триггеры конфликта и типичные поведенческие реакции партнеров, провоцирующие его эскалацию. Терапевт помогает супругам понять свои чувства, лежащие в основании этих непродуктивных поведенческих стереотипов. Он оформляет цель терапии, как сотрудничество пары для преодоления стереотипного тупика взаимодействий, возникающего вследствие неразрешенного конфликта. Объединение партнеров для изменения их танца взаимодействий снижает восприятие супруга(и) как врага и превращает его в партнера для достижения общей цели. Первая стадия заканчивается, как правило, снижением интенсивности конфликта, чувством большего понимания и принятия друг друга. Некоторые пары, в этот момент, получив облегчение кризиса и проговорив болезные чувства в безопасной атмосфере сессии, готовы завершить терапию. Однако, в этом случае изменения еще не будут прочными и велика вероятность рецидивов. Супруги снизили силу защитных реакций, но еще не овладели новым поведением в конфликте.

Так как конфликты и разногласия неизбежны в любых супружеских отношениях, то важно не только «накормить», наполняя эмоциональные потребности супругов сегодня, но и «научить их ловить рыбу», то есть обучить их самостоятельно разрешить противоречия. Поэтому, целью второй стадии является изменение самих стереотипов реагирования в конфликте. Постепенно в хоте терапии возрастает эмоциональная безопасность, и партнеры начинают менять свои защитные позиции во взаимодействиях. Критичный супруг, например, реагирует более мягко в ситуации разногласий, готов больше принимать желания партнера, а отстраняющийся, по выражению одного из моих клиентов, «не убегает далеко и надолго» и может даже сам инициировать трудный разговор. Возникает все больше исключений и новых реакций, создавая эмоционально - корригирующий опыт и объединяющие пару события, внося в отношения все больше надежды, удовлетворенности и уверенности в эмоциональной связи между партнерами.

На третьей стадии эти новые реакции в конфликте позволяют продвинуться в разрешении многих спорных вопросов, казавшихся ранее неразрешимыми. Заводить ли теперь детей, покупать ли дом за городом, вкладываться ли жене в карьеру. Когда изменился образ партнера на более позитивный, есть вера в уважение и привязанность с его стороны, многие споры разрешаются легче. Как выразился один немецкий коллега «когда есть согласие на уровне сердца» проблемы решаются быстро. Эти разногласия становятся более «техническими», перестают быть нагруженными тревогой отсутствия любви, уважения, признания и могут быть разрешены на рациональном уровне. На этой стадии происходит консолидация и интеграция опыта полученного в ходе терапии, подводятся ее итоги.

Как и любой метод психотерапии, Эмоционально фокусированная супружеская терапия, конечно же «лечит всех и от всего», но ответственные авторы, коими являются Джонсон и Гринберг, особо оговаривают показания и противопоказания для работы.

Так как ЭФТ стимулирует самораскрытие в отношениях с партнером, предъявление своих уязвимых чувств, то она не очень подходит для пар с физическим насилием и пар, реально стремящихся к разводу. Так как в этих ситуациях не может быть обеспечен достаточный уровень эмоциональной безопасности, то самораскрытие может усилить травматизацию одного из партнеров. В случае с физическим насилием вообще возможно лучшим решением является первоначальная индивидуальная терапия по контролю над гневом и уже вслед за ней супружеская терапия.

С моей точки зрения, ЭФТ не очень подходит также для супружеских пар, обращающихся по поводу лечения от алкоголизма и других видов химической зависимости в период употребления. До момента прекращения употребления глубокая работа с эмоциями может спровоцировать усиление зависимого поведения. В этот период более показана поведенческая супружеская терапия и использование супружеских встреч для мотивирования зависимого на индивидуальное лечение у нарколога, программу 12 шагов и т.д. С другой стороны, в период ремиссии и приспособления к трезвому образу жизни ЭФТ в совокупности с сексуальной терапией становится вполне адекватным вариантом помощи.

ЭФТ наиболее подходит для пар желающих перестроить свои взаимоотношения, укрепив безопасную близость, но отчужденных друг от друга негативным циклом взаимодействий. Эти пары обычно жалуются на недостаток интимности, депрессию, тревожные расстройства. ЭФТ особенно подходит для пар, у которых мало интимности и эмоциональной связи. Результат терапии зависит не столько от тяжести супружеских проблем, сколько от качества терапевтического альянса и от того, насколько клиенты эмоционально доступны для терапевта.

Должны ли люди, прибегающие к ЭФТ быть эмоционально экспрессивными и осознающими свои эмоции? Ответ – абсолютно нет. Фактически ЭФТ особенно мощно работает для мужчин, о которых их жены говорят, что они эмоционально закрыты и недоступны. Это происходит потому, что в безопасной атмосфере ЭФТ такие клиенты могут рискнуть выразить себя. Исследования показывают, что ЭФТ особенно релевантна для мужчин старше 35 лет, так как вопросы интимности и привязанности становятся с возрастом для них все более актуальными.

С другой стороны, женщина традиционно несет большую ответственность за поддержание близкой эмоциональной связи. Если отношения переживаются женой более как нежелательные, и если уж она не готова вовлекаться в них эмоционально, даже в безопасной ситуации терапии, то перспектива брака резко ухудшается. Постоянный недостаток доверия и эмоциональная разобщенность, выражающаяся в снижении сексуальных контактов, проявлений привязанности и нежности становится тогда непреодолимым препятствием для отношений. Как свидетельствуют исследования Готтмана (Gottman 1994) эмоциональная разобщенность наносит ущерб отношениям гораздо больше, чем неспособность договариваться. Отчужденность и презрение ранит сильнее конфликта.

Теоретический фундамент ЭФТ

Как я уже писал, ЭФТ опирается на теорию привязанности, разработанную Джоном Боулби. Боулби подчеркивал, что младенец нуждается в надежной фигуре, от которой он мог бы зависеть в ситуации угрозы. Эмпатичные последовательные реакции воспитателя на страх и протест действуют на младенца успокаивающе. Переживание этого безопасного фундамента интериаризуются и превращаются в способность формировать безопасную привязанности и умение успокаиваться самостоятельно. Благодаря этому ребенок может играть и исследовать мир и самого себя. У детей формируется внутренняя рабочая модель привязанности, воспринимаемая как безопасная или небезопасная. Это существенно влияет на то, как они будучи взрослыми, строят отношения с партнерами, собственными детьми, психотерапевтами.

Принято выделять четыре типа отношений привязанности.

  1. Безопасная привязанности. (Дети после сепарации быстро восстанавливают контакт с родителями и ощущают себя в безопасности. Взрослые с безопасной привязанностью чувствуют себя в отношениях одновременно и близкими и автономными, допускают свободное выражение чувств).
  2. Тревожный или амбивалентный тип привязанности. Дети после разлуки вцепляются в родителя, регрессируют, не принимают заботы. Взрослые становятся чрезмерно зависимыми от близких отношений.
  3. Избегающий тип привязанности. Дети после сепарации, избегают объекта привязанности и отвергают предлагаемую поддержку. Взрослые отвергают потребность в близости, ведут себя болезненно самодостаточными.
  4. Дезорганизованный, хаотический тип привязанности. Дети после разлуки демонстрируют дезорганизованное поведение. Комбинация поиска близости с отвержением ее, когда она предлагается. Постоянный страх отвержения, хаотические, непредсказуемые эмоции и реакции.

Последние три типа привязанности являются различными вариантами «небезопасной привязанности».

Самая сильная и стабильная эмоциональная связь возникает между двумя независимыми взрослыми с безопасной привязанностью. Достаточно стабильны отношения между избегающими мужчинами и тревожными или амбивалентными женщинами. Некоторые авторы (Дэвид Шарф, 2009) считают, что мужчины с тревожной привязанностью, а женщина с избегающей привязанностью создают менее долговременные пары. Партнеры с небезопасной привязанностью склонны к жесткому распределению ролей. Они часто формируют защитную, доминирующую или подчиненную позицию в отношениях. Взаимодействие супругов с безопасной привязанностью построено на равенстве, взаимном уважении и гибкости семейных ролей.

Таблица 1. Некоторые основные положения теории привязанности:

  1. Поиск и поддержание контакта со значимыми другими является врожденным и главным мотивирующим фактором у людей.
  2. Безопасная зависимость всегда сопровождается автономией и усиливает уверенность в себе. Такие состояния, как совершенная независимость от других и сверхзависимость являются двумя сторонами одной медали, а именно вариантами небезопасной зависимости. Безопасная зависимость ассоциируется с открытостью, позитивным восприятием себя и чувством связанности с другими. Здоровье в этой модели – это безопасная зависимость, а не самодостаточность и отдельность.
  3. Контакт с фигурами привязанности является природным механизмом выживания. Присутствие таких фигур привязанности, как партнер, дети, родители, супруги, друзья или любовники обеспечивает комфорт и безопасность. В то время как недоступность таких фигур создает дистресс. Реакцией на недоступность может быть гнев, прилипание, депрессия, отчаяние. Привязанность к близким, таким образом, становятся нашей главной защитой против беспомощности и бессмысленности жизни. Привязанность и любовь является природным антидотом против тревог и сложностей жизни.
  4. Эмоциональную связь формирует эмоциональная доступность и отзывчивость.
  5. Страхи и неопределенность жизненных ситуаций активируют потребности привязанности.

 

В зависимости от типа привязанности у супругов формируется тот или иной танец или поведенческий цикл вокруг эмоциональной дистанции между ними. Некоторые люди в ситуации конфликта, под действием тревоги стремятся немедленно разрешить противоречия и выяснить все сразу и окончательно. Именно они обычно инициируют проблемный разговор, пытаются его довести до конца, даже если партнер не склонен к контакту. В отношениях они становятся «преследователями» и тяжело переживают молчание и холодность партнера. Другие (чаще ими становятся мужчины) склонны отложить эмоциональный разговор до тех пор, пака страсти не остынут и все можно будет обсудить разумно и рационально. В отношениях такие люди часто дистанцируются и занимают позицию «отстраняющихся».

Таблица 2. Характеристики Преследователя и Отстраняющегося.

Характеристика

Эмоциональный преследователь

Отстраняющийся.

Выражение аффекта и Коммуникация

Свободное выражение эмоций. Открытость и откровенность в выражении личных мыслей и чувств.

Бесстрастность, сокрытие или отстранение от эмоций. Сложность в открытом предъявлении личного материала.

Ориентация

На отношения

На предметы и цели

Поведение в конфликте

Стремится все разрешить сразу на месте и окончательно все выяснить.

Хочет отложить обсуждение спорных вопросов до тех пор, пока страсти не остынут.

 

Стресс провоцирует партнеров занимать ту или иную защитную позицию во взаимодействиях, побуждая их вести себя друг с другом стереотипным образом. По мере проигрывания поведенческого цикла раз за разом, эскалация конфликта обычно усиливается. Чем больше преследователь пытается приблизиться, критикуя партнера, тем больше отстраняющийся дистанцируется. Но чем дальше отстраняющийся уходит из контакта, тем больше преследователь стремится его заполучить. И т.д. Каждая пара в зависимости от типов привязанности и распределения власти между супругами, формирует свой вариант тупика во взаимоотношениях.

Таблица 3. Допущения Сью Джонсон по поводу негативного цикла:

  • Реакция каждого партнера является стимулом к реакции другого (критика стимулирует отстраненность, а отстраненность еще большую критику и т.д.)
  • Поведение пары организовано в повторяющиеся циклы взаимодействий.
  • Негативные циклы поведения запускаются вторичными эмоциями, такими как гнев, обвинения, холодность. Они являются реакцией на более глубокие чувства, такие как страхи заброшенности, беспомощности или тоска по контакту и связи.
  • Негативный цикл становится самоподкрепляемым и трудным для выхода из него.
  • Негативный цикл усиливает дистресс и поддерживает небезопасность привязанности.

Работая с супругами, Джонсон помогает своим клиентам соотнести процессы в их паре с тем или иным стереотипом супружеского взаимодействия. Она помогает им осознать предсказуемость супружеского тупика, так как предсказуемо их защитное поведение в конфликте. Можно сказать, что терапевт ЭФТ экстернализирует цикл, представляя его как «танец, владеющий самими танцорами» и пытается объединить партнеров на борьбу с ним.

Таблица 4. Типичные варианты циклов по Джонсон:

  1. Цикл преследование – отстранение является базовым. Его варианты: Требование / дистанция; Жалоба / умиротворение; Критика /окаменение. (demand/distance, complain/placate, and criticize/stonewall).

Типично, что роль преследователя, как правило, исполняет женщина, а мужчина – дистанцирующегося. Однако бывает и наоборот. В ситуации, когда мужчина является преследователем в стереотипном конфликте он выглядит несколько иначе, чем женщина – преследователь. Часто его преследование сопровождается моментом принуждения. Терапевт должен иметь это в виду, особенно, когда он оценивает наличие насилия в паре. Гомосексуальные пары исполняют те же роли.

Довольно часто эмоционально отстраняющийся партнер проявляет инициативу в сексе или в какой-либо области семейной жизни.

  1. Реактивный цикл преследователь – отстраняющийся

Эти циклы происходят, когда пара переворачивает типичный долгоиграющий стереотип. Например, преследующая жена разочаровывается, постепенно прекращает это делать и ограничивает свой вклад во взаимоотношения. Ее дистанцированный супруг – трудоголик не замечает этого. Дети вырастая, покидают дом, и жена объявляет, что она уходит. Пара затем приходит на терапию с реактивным циклом, где муж отчаянно преследует жену, стремясь предотвратить развод. Жена держится настороже, не доверяет его стремлению к ней и отстраняется, отказываясь вкладываться в отношения. Наблюдаемый негативный цикл, где муж агрессивно преследует и жена не вовлечена в отношения является противоположным их предыдущему долгоиграющему паттерну, где она была преследователем, а он – отстраняющимся.

  1. Цикл отстранение – отстранение

В этом стереотипе оба партнера колеблются в проявлении эмоциональной вовлеченности и перед лицом конфликта, оба будут отстраняться. Они могут избегать конфликтных вопросов и стремятся не обсуждать противоречия. Довольно часто, такие партнеры обнаруживают, что они живут параллельными жизнями.

Хотя это может казаться базовым паттерном у пары, но более вероятно, что изначально паттерн преследование – отстранение лежал в его основе. В этих случаях преследователем может быть «мягкий преследователь», которого трудно признать таковым, так как он (она) быстро сдается и не устраивает громких скандалов. Другой возможностью, которая даже более типична, является ситуация, когда преследователь «перегорел» и бросил затею приблизиться к партнеру. Ее (его) отстранение тогда может означать начало замораживания и отдаленности от отношений. Как правило, это ведет к большей нагрузке на отношениях с детьми, друзьями, коллегами, с которыми образуются более близкие эмоциональные связи, чем с супругом. Возникают устойчивые треугольники отношений.

  1. Цикл Атака/Атака

Терапевт может часто наблюдать такую последовательность и нарастание эскалации в конфликте. Типично эти эскалации являются отклонениями от паттерна преследователь – отстраняющийся, где отстраняющийся может чувствовать себя спровоцированным, взрывается гневом в определенные моменты. Здесь после ссоры отстраняющийся вероятно вскоре возвратится в свою дистанцированную позицию, до тех пор, снова не будет спровоцирован.

Если оба партнера принадлежат к тревожному или амбивалентному типу привязанности, то их отношения могут быть чрезвычайно эмоциональными и горячими. Однако, так как невозможно быть все время на чрезвычайно близкой дистанции слияния, то кто-то из них, в какой-то момент времени начнет чаще играть роль человека отстраняющегося во взаимоотношениях.

С точки зрения распределения власти и попыток заставить партнера уступить , согласиться с предложенным решением такие циклы могут иметь разные варианты концовки ссоры.

  1. Цикл Атака / Атака –> эскалация конфликта -> взаимное отчуждение.
  2. Атака /Защита –> уступчивость -> саботаж.

Если встречаются «два равных бойца», то все выливается в грандиозный скандал и последующее взаимное отчуждение без согласованного решения. Если один из партнеров склонен больше уступать и умиротворять своего супруга (супругу), то проходит вариант решения более доминирующего партнера без искреннего согласия с ним другого. Он (она) просто адаптируется к более властному партнеру, часто затем неявно саботируя совместные действия.

  1. Сложные циклы

Эти циклы характеризуются многочисленными ходами партнеров и часто происходят вследствие травм в предыдущих отношениях или в родительской семье. Сложные циклы можно соотнести с дезорганизованным или хаотическим типом привязанности у одного или обоих партнеров. В этом случае тревога, толкающая к преследованию и избегание контакта одновременные и очень высокие. Постоянный страх отвержения приводит к хаотическим и непредсказуемым эмоциям и реакциям. В результате возникает сложная последовательность взаимодействий. Например, человек стремится к близости, но достигая ее, выходит из контакта и даже рвет отношения на время. Другой пример. Муж ведет себя требовательно и принуждает к подчинению -> жена отстраняется -> муж усиливает требования -> жена отстраняется и затем атакует, защищая себя -> оба отстраняются -> жена становится депрессивной (в течение нескольких дней) -> муж затем сокращает дистанцию -> жена постепенно оттаивает -> пара переживает короткий период любви и сексуальности -> и цикл начинается снова.

Часто можно встретить ситуацию, когда один из партнеров собирает чемоданы другому и предлагает завершить отношения, втайне надеясь, что партнер не уйдет, а наоборот покажет свои чувства и сильную любовь. Обычно это быстро вызывает сильное разочарование в отношениях, так как ставит под угрозу ощущение безопасности эмоциональной связи.

Многие игры, описанные Эриком Берном, такие как «тупик», «фригидная женщина», «динамо» и т.д. также вполне подходят под описание этих сложных циклов.

Техническая сторона ЭФТ

С технической точки зрения ЭФТ интегрирует приемы гуманистической и системной семейной психотерапии. Она опирается на работу с эмоциями и рассматривает природу взаимодействий партнеров как циркулярную.

Цель терапии: Усиление безопасной эмоциональной связи партнеров (через создание эмоционально-корригирующего опыта).

Три задачи ЭФТ:

  1. Построение терапевтического альянса с супругами.
  2. Помощь супругам в получении доступа к своему эмоциональному опыту. (Раскрытие, углубление и присвоение партнерами своего эмоционального опыта).
  3. Коммуникация партнеру своих страхов и потребностей, скрытых защитным поведением и вторичными чувствами; стимулирование новых реакций и изменение позиций взаимодействия.

Проводя сессию, терапевт ЭФТ постоянно переключает фокус внимания с интрапсихического процесса на взаимодействия в паре и обратно. Вопросы «Когда это происходит, что вы чувствуете?» и «Когда вы это чувствуете, то что вы делаете по отношению к партнеру?» следуют друг за другом и постоянно меняются местами.

Как следует из названия, терапевт ЭФТ акцентирует работу с эмоциями. Эмоции помогают людям эффективно справляться с их окружением. Имеются доказательства биологической обусловленности некоторых эмоциональных откликов на те, или иные жизненные ситуации. Все младенцы независимо от национальности показывают сходные проявления лицевой экспрессии на ряд стимулов. Так, например, младенцы реагируют страхом на тень и формы, похожие на паука. Они проявляют радость в ответ на человеческое лицо и гнев на ограничения.

Эмоции лучше всего видеть как диспозиции, то есть установки по отношению к действию. Например, гнев будет вести к агрессивному поведению, если будет выражен в действии. Однако, специфическое поведение, которое может быть выбрано – физическая или вербальная агрессия будет функцией научения. Страх ведет к самозащите и бегству, если будет выражен в действии. Как именно это бегство будет осуществлено, зависит от опыта.

То, что мы чувствуем, скорее чем то, что мы думаем, будет определять наше поведение в ситуации стресса. Наши эмоции руководят нашими действиями, если только мы не делаем что-то намеренно противоположное тому, что мы чувствуем. В этом смысле эмоции осуществляют Сэлф- организующую функцию.

В ЭФТ принято разделять первичные и вторичные чувства.

Те чувства, которые являются автоматическими, прямыми откликами на ситуацию запрограммированы в нас биологически. Другие же могут быть обусловлены обучением. Гордость и зависть являются социальными эмоциями и зависят от того, что в данной культуре рассматривается как ценное, в то время как грусть или гнев - природные реакции на потерю или вторжение.

Первичные чувства – это биологически обусловленные эмоции. Их выражение является адаптивным, приводит к катарсису и способствует продвижению процесса переживания и преодоления ситуации.

Вторичные чувства часто принимают форму защитных совладающих стратегий. Дети учатся их использовать, как средство удовлетворения своих потребностей в семье. (Если я что-то не получу, то по крайней мере я могу испытывать гнев и чувствовать, что я прав). Вторичные чувства, как правило, разрешались в родительских семьях супругов, в то время как некоторые из первичных были запрещены. Их выражение не приносит облегчения и часто не вызывает сочувствия у окружающих.

В противоположность этому первичные чувства могут вызывать у наблюдателей живой эмоциональный отклик. Терапевт ЭФТ подтверждает любые эмоциональные реакции, но особенно усиливает, помогает осознать и выразить именно первичные чувства.

Сложность вызывает то, что одни и те же чувства могут быть как первичными, так и вторичными, маскирующими более глубокие эмоциональные реакции. Например, женщина говорящая своему мужу, что он злит ее, так как не откликается на ее прикосновения, скорее всего, демонстрирует вторичное чувство гнева. За ним, возможно, скрываются адаптивные эмоции грусти и потребность в контакте. С другой стороны, если она выражает негодование на попытки мужа указывать ей, что ей надо делать на ее работе то, скорее всего она реагирует на нарушение границ, попытки доминирования и испытывает адаптивное первичное чувство гнева.

Вторичные чувства, выражаемые с определенной целью, называются инструментальными. Они обычно свойственны ролевому поведению и могут восприниматься как манипулятивные. Например, человек играющий роль жертвы, может демонстрировать беспомощность для получения симпатии и поддержки. Или, человек, выражает праведный гнев с целью избегания ответственности. Для того, чтобы прервать этот процесс, терапевт может сосредоточиться на обсуждении эффектов подобного поведения на их близких.

Выделяют еще также тип неадаптивных первичных эмоций. Они представляют собой немедленную реакция на ситуацию, в которой биологический отклик стал неадаптивным в силу истории негативного научения. В них смешены биологические и социальные факторы. Например, страх высоты. Или страх близости в отношениях с партнером. Процессе терапии эти эмоции необходимо открыть и модифицировать.

Такое разделение эмоций на типы является полезным и помогает терапевту воспринимать несколько уровней эмоциональных реакций партнеров. То, что видит терапевт прежде всего – это поверхностные, вторичные эмоции, запускающие негативный цикл взаимодействий партнеров. В глубине холодности и гнева лежат ранимые переживания, прикрыть которые, и призваны защитные позиции супругов в конфликте.

Терапевт ЭФТ использует в своей работе обычно порядка 8 стандартных приемов, тасуя их в разных комбинациях.

Таблица 5. Основные техники и интервенции

  1. Отражение.
  2. Подтверждение.
  3. Эмпатическое предположение.
  4. Извлекающие чувства вопросы.
  5. Усиление.
  6. Прочерчивание и отражение паттернов и циклов взаимодействий.
  7. Рефреминг проблем в терминах контекстов и циклов.
  8. Реструктурирование интеракций через разыгрывание.

Отражение, подтверждение и эмпатическое предположение являются тремя формами эмпатической обратной связи, различающимися по степени глубины отклика. Наиболее поверхностной является отражение и наиболее глубокой – эмпатическое предположение.

  1. Отражение – это повторение терапевтом важных слов и эмоционально нагруженных фраз клиента. Оно позволяет терапевту следовать за эмоциональными смыслами клиента и вызывает у него чувство контакта с терапевтом.

Муж: Когда я пришел очень поздно вечером домой, жена была в ярости и, поругавшись с ней, я ушел ночевать к приятелю.

Терапевт: Она была в ярости, и вы ушли ночевать к приятелю. (Отражение)

Муж: Да, мне было очень тяжело, я просто не мог с ней оставаться в одном доме, я… (далее обычно следует раскрытие темы, поощренное отражением терапевта).

Терапевт: Для вас это действительно было очень тяжело, оставаться с ней в одном доме. (Подтверждение)

Клиент: Да, это так. Я вижу, что вы меня понимаете.

Терапевт: Похоже, что вы были так задеты ее реакцией, что ушли из дома, чтобы не сорваться и не ударить жену. (Эмпатическое предположение).

Клиент: (пауза)… Да, возможно вы правы… Я очень боюсь по-настоящему сорваться. Я не знаю тогда, чем это может закончиться.

  1. Подтверждение – Это активно демонстрируемое признание чувств и мыслей клиента, как естественных и понятных, если смотреть на ситуацию с его позиции. Важно не путать эмпатическое подтверждение с признанием правоты клиента. Терапевт подтверждает не правильность действий, он подтверждает, что с этой перспективы все воспринимается, переживается и выглядит именно так, как говорит клиент и что для клиента эти чувства важны и осмысленны. Используя подтверждения, терапевт легко может быть в контакте с обоими супругами, не теряя нейтральности своей позиции.

Терапевт (мужу): Для вас в том момент действительно было очень тяжело быть с ней в одном доме.

Терапевт (жене): А у вас, как вы говорите, это вызвало только дополнительную обиду. Действительно вы ждали его весь вечер, и он снова ушел. Это было очень непросто для вас.

Подтверждение является одной из самых мощных техник построения терапевтического контакта и часто недооценивается многими терапевтами. Если бы супруги в споре могли признавать и подтвердить что другой человек имеет право чувствовать и видеть ситуацию по-другому, то 80% напряжения конфликта исчезло бы. Подтверждение дает человеку ощущение, что он со своим внутренним миром существует. Его теперь не надо уже так яростно защищать и можно сосредоточиться на рациональном решении.

  1. Эмпатическое предположение – это предположение о тех чувствах и переживаниях, которые лежат в глубине опыта клиента. Они могут осознаваться или частично осознаваться, но в любом случае терапевт здесь вносит в обратную связь какие-то новые элементы, которых не было в речи клиента. Конечно, терапевт может «не попасть» и клиент может не согласится с отражением терапевта. Но если терапевт достаточно гибок, не навязывает свои взгляды и готов скорректировать свое эмпатическое понимание клиента с учетом его новых высказываний, то терапевтические отношения сохраняются и развиваются дальше.

В ходе эмпатического предположения у клиента может возникнуть инсайт, но он не является целью данной интервенции. Ее цель – приблизить клиента к своему собственному опыту переживаний, усилить контакт с самим собой и способствовать углублению и разворачиванию эмоционального процесса дальше.

Эмпатическое слушание – это очень активный процесс, по крайней мере, в исполнении Сью Джонсон. И оно не состоит только в отзеркаливании позы клиента, кивков головой и редких отражений высказываний клиента. Эмпатическое слушание – это постоянное фокусирование процесса на наиболее сильных, неочевидных для внешнего наблюдателя смыслах, первичных эмоциях и потребностях клиента. Есть старый анекдот про эмпатическое слушание, иллюстрирующий проблему низведения его до простого отражения.

Клиент: Мне очень плохо сейчас.

Терапевт: Вам очень плохо сейчас.

Клиент: Мне так плохо, что я думаю о самоубийстве.

Терапевт: Вы думаете о самоубийстве.

Клиент: Доктор, я прямо сейчас думаю о самоубийстве.

Терапевт: Вы прямо сейчас думаете о самоубийстве.

Клиент (подходя к окну): Я прямо сейчас хочу выброситься из окна.

Терапевт: Вы прямо сейчас хотите выброситься из окна.

Клиент прыгает из окна и разбивается.

Терапевт (подходя к окну): Бух…

Возможно, что чуть большая эмпатическая активность терапевта, например, использование эмпатического предположения

Терапевт: Мне кажется, что вы хотите, чтобы я вас остановил?

могла бы предотвратить столь печальный финал.

  1. Извлекающие чувства вопросы. Это вполне понятные интервенции, где терапевт задает вопросы о переживаниях в той или иной ситуации. Однако, не банальность их использования состоит в том, что терапевт не предполагает, что всегда знает, что чувствуют клиенты и очень внимателен к нюансам переживаний и неясным моментам взаимодействий. Он не предполагает также, что клиенты сами об этом знают до тех пор, пока не обратят на это внимание.

Терапевт: Что происходило сейчас с вами, когда вы скрестили руки на груди и отодвинулись от своего мужа?

Задавая эти вопросы, терапевт помогает формулировать неясные аспекты эмоционального опыта и поощряет клиентов вовлекаться в его исследование.

  1. Усиление представляет собой очень сфокусированное внимание терапевта к определенным элементам переживаний клиентов. Прием усиления интенсифицирует эмоции клиента, делает их более очевидными. Действия терапевта кристаллизуют и углубляют элементы эмоционального опыта. Маловероятно, чтобы терапевт мог побудить клиентов к новым взаимодействиям в ситуации эмоционального штиля. «Усиление» заряжает эмоциональной энергией терапевтический процесс и «создает рычаг» для изменений.

Важно, однако, помнить, что далеко не все эмоции стоит усиливать. Усиление вторичных эмоций, как правило, непродуктивно. Клиенты делают то же самое, что и делали, только с большей интенсивностью. Возникает скорее эскалация конфликта, чем прогресс терапии.

Усиливать стоит, прежде всего, первичные чувства, которые в контексте супружеских отношений выглядят часто как уязвимость в определенных областях, потребность близости и уважении. В литературе по супружеской терапии такие эмоции часто называют «мягкими» в противоположность «жестким» эмоциям, являющихся обычно вторичными чувствами.

Вторым важным моментом при использовании техники усиления является безопасность и адекватность ее применения. Если один из партнеров раскрывается, представляя возможно незащищенную детскую часть себя, важно чтобы терапевт обеспечил ее поддержку и принятие. Терапевт выступает, по словам Сью Джонсон «ловцом пуль», блокирует и специально работает с негативными реакциями со стороны второго партнера, если они возникают.

Эффект усиления создается, когда терапевт замедляет темп речи, говорит более мягким голосом, выделяет какие-то слова или фразы клиента и повторяет их несколько раз.

Терапевт: Николай, вы рассказали о многом, но мне кажется, что есть нечто важное, о чем вы упомянули вскользь. Вы сказали фразу «Это меня сжигает»… Это было, когда вы говорили о неодобрении Ирины. (говорит медленно, с паузами). Это сжигает меня... Это так болезненно для вас, думать, что она может не уважать вас…, что это сжигает… Сжигает звучит невыносимо болезненным. (Николай начинает плакать).

Далее терапевт может помочь супругу углубиться в опыт его переживаний, соприкоснуться с ним и раскрыть его более полно.

Или терапевт может подчеркнуть влияние этого состояние на взаимодействие в паре, делая для пары видимым негативный цикл взаимодействий.

Терапевт: Похоже, что это гонит вас прочь из отношений. Вы замыкаетесь, а вы (обращается к жене) видите только его холодность и воспринимаете это только как равнодушие.

Усилению служит также оформление опыта в виде метафоры.

Терапевт: Когда вы говорите, что вас сжигает ее неодобрение… какой образ подходит для этого? Кем вы становитесь? В кого превращаетесь тогда?

Клиент: Я как улитка без раковины, черепаха без панциря. Я чувствую себя совершенно незащищенным.

Усилению и одновременно реструктурированию коммуникаций служит просьба терапевта сказать об этом напрямую партнеру. Обращение партнеров друг к другу и вступление их в диалог чрезвычайно быстро интенсифицирует процесс на сессии и не дает «скучать» терапевту. Использование этого приема требует от терапевта особой подготовки и будет рассмотрено далее.

Изменения не происходят просто от нового эмоционального опыта, они обусловлены скорее протекающим по-новому контактом между партнерами, который является следствием этого опыта. В отдельные моменты сессии терапевт режиссирует взаимодействие в паре.

Строго говоря, к реструктурированию взаимодействий относятся последние три типа интервенций ЭФТ, так как они призваны не только раскрыть переживания, но и повлиять на взаимодействия в паре:

  • Прочерчивание и отражение циклов взаимодействий.
  • Рефреминг проблем в терминах негативных циклов и реакций, связанных с потребностями привязанности.
  • Использование разыгрывания (enactment) для реструктурирования интеракций.

Исследуя взаимодействия в паре, терапевт фокусируется:

  1. На недавних инцидентах ( Что произошло вчера вечером? На что была похожа ваша ссора? Когда он сказал» я так устал, что ты игнорируешь меня, какова была ваша реакция?»
  2. На типичных паттернах (Когда вы не ладите дуг с другом и чувствуете дистанцию, что вы обычно делаете? Что делает ваш муж?)
  3. На наблюдаемых на сессии цепочках взаимодействий.
  1. Прочерчивание и отражение циклов взаимодействий. Этот прием представляет собой вид короткой обратной связи или резюме со стороны терапевта. Терапевт складывает вместе кусочки повторяющихся поведенческих последовательностей и делает для пары видимым их цикл.

Прочерчивание и отражение часто начинается с наблюдения и отражения простых действий и затем становятся более сложными, включающими отражение восприятий, первичных и вторичных эмоций, циклов взаимодействий и последствий цикла.

  • Отражение простых действий. (Она не разговаривала с вами и вы отошли от нее).
  • Отражение восприятий (Вы видели ее как… Она воспринимала вас как…)
  • Отражение влияния каждого друг на друга . Обобщение. ( Когда он делает это… вы реагируете так-то и так-то)
  • Отражение вторичных эмоций, как следствие восприятия другого и его действий (Вы сказали, что когда он не разговаривает с вами, вы видите его как не заботящегося о вас и начинаете злиться?)
  • Отражение первичных эмоций. (Вы сказали, что когда он не разговаривает с вами, вы чувствуете себя изолированной, испуганной и покинутой?)
  • Отражение цикла взаимодействий (Итак, вы попадаете в этот цикл взаимодействий, где вы преследуете его, обвиняя в равнодушии, а он отвечает вам холодным молчанием.)
  • Отражение последствий цикла. (В результате вы оба чувствуете себя одинокими и разочарованными в отношениях).

Терапевт: Итак, когда он заговаривает с вами о ваших родителях, вы воспринимаете это не как поддержку, а как критику и злитесь на мужа. (восприятие и вторичные чувства) При этом в глубине вы чувствуете большую боль и стыд за них. (первичные чувства) Это действительно очень непросто для вас, находящейся в конфликте со своими родителями слушать о них рассуждения вашего мужа. (подтверждение) А вы (мужу) чувствуете, что вашу помощь отталкивают, начинаете злиться и обижаться. (вторичные чувства) Вы воспринимаете ее действия как обесценивание вашего мнения, а также начинает подозревать, что она может обратиться за помощью к кому-то еще кроме вас. (восприятие и реакция мужа) Вы чувствуете себя отверженным и начинаете все больше нападать на нее. (первичные чувства и действия) В конце такого разговора, каждый из вас чувствует отчужденность и одиночество. (Последствия цикла) Похоже, что стереотип, в котором вы пытаетесь приблизиться к жене дав ей совет, а вы чувствуете себя непонятой и отдаляетесь, повторяется у вас довольно часто. (краткое описание цикла).

В ходе сессии терапевт время от времени резюмирует взаимодействие в паре, используя технику прочерчивания и отражение циклов. Только текст, который произносит терапевт обычно короче, чем в приведенном примере и чаще всего могут быть задействованы далеко не все его элементы.

  1. Рефреминг проблем в терминах негативных циклов и реакций, связанных с потребностями привязанности. Базовым типом рефрейминга в ЭФТ является связывание дистресса в супружеской паре с наличием негативного цикла в их отношениях. Поведение каждого из супругов объясняется в рамках его (ее) реагирования в цикле. Этот цикл, обозначается как враг отношений и партнерам предлагают объединиться в борьбе с ним. Таким образом, никто из них не несет персональной вины за трудности в отношениях, они оба жертвы стереотипа защитных реакций, продуцирующих негативные чувства. Это одновременно и общая интервенция в ЭФТ, которая происходит в течении всей терапии (проблемы всегда помещаются в контекст цикла) и специфическая техника на Шаге 4. (Про шаги в терапии смотри далее).

Вариант терапевтического контракта для пары:

Терапевт: В своей работе мы нашли, что супруги в стрессе обычно застревают в определенном стереотипе отношений. Мы также называем его «Циклом» или «Танцем отношений». Участие в нем оставляет ощущение, что я уже был там тысячу раз и заставляет партнеров чувствовать себя несчастными, одинокими, разгневанными, раненными и отчужденными друг от друга. Что я вам предлагаю, так это попытаться понять ваш стереотип отношений, и те чувства, которые он продуцирует в вас самих и в вашем партнере. Я буду стараться помочь вам объединить усилия и разорвать, этот порочный Цикл, преодолеть его навязчивое повторение. Это позволит сделать отношения более теплыми, глубокими, безопасными, понимающими и принимающими друг друга.

Другой, часто использующийся в данной модели терапии рефрейминг:

  • Борьба за безопасную привязанность.

Переопределяя реакции супругов в негативном цикле взаимодействий через потребности привязанности, такие как, потребность в близости, уважении, безопасности, автономии и т.д., терапевт предлагает супругам видеть их конфликт, как борьбу за безопасную форму любви и близости. Эти непаталогизирующие линзы обычно легко и позитивно воспринимаются супругами. Через них любое поведение партнеров - это удачная или неудачная попытка реализовать те или иные потребности привязанности. Два наиболее типичных поведения в конфликте можно тогда увидеть следующим образом:

  • Уход от контакта, выстраивание одним из партнеров партнером каменной стены – это защита отношений от конфликта, избегание ссоры.
  • Критика и преследование партнера – это борьба за большую эмоциональную близость, стремление к контакту с супругом.
  1. Реструктурирование взаимодействий через разыгрывание. В технике «разыгрывания» терапевт обычно просит поговорить одного партнера с другим определенным образом и задает направление такого разговора. Терапевт обычно поддерживает продуктивные беседы в теме привязанности и блокирует другие направления, негативные эскалации и т.д. Организуя множество моментов для небольшого успешного контакта, терапевт создает элементы эмоционально корригирующего опыта и постепенно продвигает процесс каждый раз на один шаг ближе к безопасной эмоциональной связи.

Терапевт работает с бездетной парой, проходящей супружескую терапию. На третьей сессии муж говорит, что он хочет снять квартиру, пожить отдельно и прервать терапию. Подобный сюжет с расставанием пары уже повторялся 2 раза в течение 3 лет, что они вместе. Обычно это происходит, без какого либо серьезного конфликта. Супруги вскользь упоминают, что несколько недель назад жена снова вернулась к теме рождения ребенка.

Терапевт (мужу): Не могли бы вы повернуться и сказать Нине «Я не собираюсь разрешить тебе приблизиться ко мне. Я никогда не позволю ни одной женщине слишком близко подойти ко мне, так как это может причинить боль, а я этого не хочу».

Клиент (после длительной паузы): …Я думаю, что это правда…. Но очень тяжело это сказать.

Терапевт (кивает, соглашаясь) Да, это так. Я думаю, что это важно, и вы оба были в этой точке уже несколько раз.

Клиент (смотрит на жену) Я не позволю … Я не позволю кому-либо приблизиться… никогда… (плачет)

Терапевт: Есть что-то, что она может сделать, чтобы изменить это? Она так долго пыталась это сделать?

Клиент: Нет. (жене) Нет, ничего… Ты и так очень много для меня делаешь… Мне просто надо научиться больше доверять.

Это разыгрывание позволяет супругам наглядно увидеть их опыт и поведение. Изменения начинаются, когда партнеры двигаются от пассивного застревания к активному присваиванию своего состояния и позиции. Так они могут интегрировать этот новый опыт в свою идентичность и отношения. (Детали использования этой важной техники будут представлены в приложении 1.)

ЭФТ по шагам

Джонсон и Гринберг описали процесс эмоционально фокусированный терапии в виде 3 стадий или 9 шагов, которые терапевт совместно проходит с супружеской парой.

Таблица 6.

Стадия 1. Снижение интенсивности негативных циклов взаимодействия.

Шаг 1. Создание терапевтического альянса и очерчивание списка конфликтных вопросов.

Шаг 2. Идентификация негативного цикла взаимодействий, в котором воплощены данные конфликтные темы.

Шаг 3. Исследование не признаваемых эмоций, скрывающихся за позициями взаимодействия.

Шаг 4. Переопределение проблемы в терминах негативного цикла и лежащих за ним потребностей привязанности.

Цикл оформляется как общий враг и источник эмоциональной депривации партнеров, причину стресса.

Стадия 2. Изменение позиций взаимодействия.

Шаг 5. Больший контакт клиентов со своими первичными эмоциями, потребностями привязанности и частями Я. Трансляция этого опыта во взаимодействие.

Шаг 6. Большее принятие партнера и новые ответные реакции.

Шаг 7. Создание ключевых событий для изменений: вовлечение отстраняющегося партнера и смягчение обвинителя.

Стадия 3. Консолидация и интеграция.

Шаг 8. Появление новых решений по отношению к старым проблемам взаимоотношений.

Шаг 9. Консолидация новых позиций и новых циклов взаимодействия.

Описываемые шаги представляют собой определенные задачи терапии. Иногда терапевт понимает, что предшествующие задачи недостаточно проработаны, и он должен к ним вернуться. Иногода, как в случае с шагами 5-7, происходит повторение их по нескольку раз для каждого из партнеров. Остановимся более подробно на каждом этапе работы.

Шаг 1. Создание терапевтического альянса и очерчивание списка конфликтных вопросов.

Шаг 2. Идентификация негативного цикла взаимодействий, в котором воплощены данные конфликтные темы.

Как и многие другие модели супружеской терапии, ЭФТ начинает работу со знакомства с парой, выявления их трудностей и запроса на терапию. Обсуждая ту или иную проблему, терапевт проводит циркулярное интервью, выявляя повторяющиеся взаимодействия. Для развития терапевтического альянса очень часто используются техники отражения, подтверждения и эмпатического предположения.

Особый акцент делается на ресурсах супружеских отношений. Хотя в данной модели терапии всячески подчеркивается работа с негативными стереотипами, терапевт постоянно стремится обнаружить и усилить также позитивные циклы, в которых партнеры отзывчивы к потребностям друг друга. Благодаря этому, возникает надежда и стремление изменить свою роль в негативном супружеском танце.

Кроме этого в начале работы терапевт исследует историю взаимоотношений пары. Это очень важно для понимания контекста предъявляемых проблем.

  • Живут ли они вместе? Кто еще живет с ними? Какого возраста их дети? Каковы их взаимоотношения с родственниками супругов?
  • Как долго они вместе и что привлекло их друг в друге?
  • Как они обычно разрешают споры.
  • Кто инициирует близость и секс?
  • На что похожи ситуации, когда между ними было все хорошо. Удовлетворены ли они своими сексуальными отношениями?
  • Каковы отношения были вначале. Могли ли они доверять друг другу? Когда что-то изменилось?
  • Что побудило их придти на терапию, и чья это была идея? Каких изменений каждый из них хотел бы видеть?

Терапевт ЭФТ обращает особое внимание в ходе сессии на следующие моменты (Сью Джонсон называет их маркерами для терапевта):

  1. Сильный аффект, вербальная или невербальная реакция, говорящая о сильных эмоциях. Терапевт подтверждает чувства клиента, его восприятие ситуации, поддерживая у клиента чувство безопасности.
  2. Недостаток эмоций. Например, драматическая история и вероятно травматические события рассказываются без чувств, как если бы они случились с кем-то еще. Задачей для терапевта здесь является исследование причин низкой эмоциональной вовлеченности в личный опыт. Важно определить имеет ли здесь место травма, является ли это сигналом о разочарованности в отношениях и недостатке мотивации их продолжать.
  3. Неоднозначность и неконгруэнтность в экспрессии. Обычно это является поводом для дополнительного внимания со стороны терапевта.

Муж: (ухмыляясь) Да, она бесится на меня очень давно.

Терапевт: Я заметил, что вы улыбаетесь, говоря это, но мне кажется, что есть довольно болезненные чувства, связанные со знанием, что она на вас в бешенстве. Это так?

  1. Ригидные убеждения клиентов относительно их самих, партнера или их взаимоотношений. Задачей является отражение и оформление их как часть деструктивного цикла, который контролирует взаимоотношения пары.
  2. Сфокусированность супругов на партнере, а не на себе самих, не на своих чувствах. Например, жена обвиняет мужа за «работоголизм», не находясь сама в контакте со своими чувствами заброшенности и одиночества. Терапевт подтверждает вторичные чувства гнева и делает эмпатическое предположение о первичных эмоциях.

Терапевт пытается определить позицию каждого из супругов в их стереотипе взаимодействий и как на этот цикл влияет их статус в паре. Довольно часто он задает циркулярные «вопросы о поведенческом эффекте» тех или иных действий супругов, складывая их в цепочку взаимодействий.

Терапевт: Когда вы возвращаетесь поздно вечером домой, как обычно встречает вас жена?

Муж: Она дуется и не разговаривает со мной.

Терапевт: А когда она не разговаривает с вами то, как обычно вы реагируете?

Муж: Никак. Я иду спать.

Терапевт: И что происходит дальше? Чем это обычно заканчивается?

Муж: Она приходит в спальню, будит меня и выливает все накопившиеся обиды. А на мои слова, что уже поздно и мне утром рано вставать, она начинает припоминать все мои промахи за годы брака. Бывает, мы спорим до хрипоты по нескольку часов.

Терапевт: А когда вы так спорите, что происходит на следующий день?

Жена: Он перестает со мной разговаривать и не отвечает на телефонные звонки. А вечером все повторяется заново. С ним невозможно ничего обсудить, он постоянно уходит от важных вопросов.

По этому отрывку можно предположить, что типичным в паре является цикл преследование – отстранение, перемежаясь короткими фрагментами отстранение – отстранение и атака – атака. При этом распределение власти в паре примерно равное. Никто из них не принужден корректировать свое поведение в связи с требованиями партнера. Если бы, например, в ночных ссорах муж стремился умиротворить свою супругу, обещая приходить вовремя и делать то, что она хочет, то вероятно он занимал бы более подчиненную позицию, адаптируясь к ее требованиям. В этом случае цикл атака – атака заменился бы на атака /защита –> уступчивость и возможно в будущем -> саботаж.

Особенно важно отмечать реакцию партнеров на позитивный контакт со стороны другого супруга. Насколько он принимается, есть ли к нему доверие. Например, жена плачет, и муж пытается взять ее за руку, но она ее резко выдергивает.

Терапевт: Похоже, что вы не можете себе позволить получить от него поддержку прямо сейчас?

Жена: Да, я на него сильно обижена.

В случае принятии поддержки, акцентирование терапевтом этого момента может усилить его до степени мощного объединяющего события.

Шаг 3. Исследование непризнаваемых эмоций, скрывающихся за позициями взаимодействия.

Терапевт: Когда вы возвращаетесь домой и жена не разговаривает с вами, то что происходит внутри вас в этот момент? (Что вы себе говорите? Как вы воспринимаете самого себя и жену в этот момент?)

Муж: Обычно я очень устал и стараюсь избежать ссоры.

Терапевт: Вы очень устали и вам важно избежать ссоры. (жене): А что происходит в этот момент с вами?

Жена: Я хочу, чтобы до него, наконец, дошло, что он неправ и показываю ему это всем своим видом.

Терапевт: Вам важно, чтобы он понял, как вам трудно. Это побуждает вас продолжить разговор в спальне, когда он уже лег?

Жена: Да. В этот момент я уже в бешенстве и мне все равно спит он или нет.

Терапевт: Вы в бешенстве.… Но, похоже, что в этот момент в глубине вы чувствуете себя очень одинокой и покинутой наедине со всеми этими проблемами, в которых, как вы думаете, он не хочет принимать участия?

Терапевт использует технику подтверждения, прочерчивает цикл и в конце этого фрагмента делает эмпатическое предположение о ее чувствах, лежащих в глубине цикла, и открыто не предъявляемых партнеру. Муж вероятнее всего видит лишь критику и в лучшем случае осознает ее вторичные чувства – гнев, раздражение, презрение и т.д. Далее терапевт исследует вторичные и первичные чувства мужа в их цикле взаимодействия.

Далее приведены несколько упражнений, для развития терапевтических навыков. Ответы к ним вы можете найти в Приложении 1.

Упражнение 1:

Представьте себе, пару, которая разыгрывает паттерн приближения и отстранения в их отношениях. Этот цикл часто вызывается конфликтом по поводу того, как проводить свободное время.
Муж воспринимает усилия супруги по организации совместной деятельности как проявление контроля и навязчивости. Жена видит желание мужа иметь свободное время как проявление отвержения. Он жалуется, что супруга слишком зависима от него. А жена говорит о его эгоизме и не заинтересованности в совместных занятиях.


1. Опишите, как муж воспринимает супругу в качестве проблемы в их отношениях? Закончите для этого следующее предложение: «Дела обстояли бы лучше, если бы она...» ____________________________________________________________________________________
2. Какие вторичные эмоции можно ожидать от жены в ответ? ____________________________________________________________________________________
3. Теперь попробуйте соотнести вторичные эмоциями с теми переживаниями, которые могут лежать глубже и возможно ею не осознаются?

____________________________________________________________________________________
4. Какую позицию занимает жена во взаимоотношениях? Преследователя, нападающего или отстраняющегося в этом взаимодействии? ____________________________________________________________________________________
5. Теперь опишите, каким жена видит супруга в качестве проблемы в их взаимоотношениях? Закончите для этого следующее предложение: «Дела обстояли бы лучше, если бы он просто..."
____________________________________________________________________________________
6. Какие вторичные эмоции он может испытывать? ____________________________________________________________________________________

7. Каковы его более глубокие переживания, возможно находящиеся вне осознавания? ____________________________________________________________________________________
8. Какова позиция мужа во взаимоотношениях? Он преследователь, нападающий или отстраняющийся в этом взаимодействии? ____________________________________________________________________________________

Упражнение 2:

Вспомните терапевтическую работу с вашими клиентами. Опишите их конфликт по схеме упражнения 1.

Упражнение 3:

Борис и Женя часто спорят по поводу финансов. Оба работают, но муж зарабатывает несколько больше. Оба согласны, что деньгами в семье управляет Женя. Однако, Борис часто обвиняет жену за то, что она много тратит и не на то, что необходимо. Он часто сомневается в правильности ее финансовых решений.

Женя воспринимает Бориса как жесткого критика в вопросах бюджета, но в остальном человека выключенного из их отношений. Терапевт помогает паре определить общий паттерн, где Борис критикует решения жены, на что тратить деньги, а она защищается молчанием и потом в ответ жалуется на отсутствие внимания к семье со стороны мужа.

Затем Борис отступает все дальше, а она усиливает свои попытки заставить его отреагировать. Он наносит ответный удар, обвиняя, что на «самые нужные вещи никогда нет денег и если не платить каждый месяц за квартиру, то потом накопится огромная сумма» заявляя, что, в конце концов, «во всем виновата она, так как не может с этим справиться». Женя: «Я очень сильно расстраиваюсь, когда он постоянно проверяет, оплатила ли я кредит на машину, квартплату и т.д. Неважно, если я скажу, что заплачу, он будет нависать надо мной, пока я это не сделаю. Но если я попрошу его помочь по дому, я "ною" и "безразлична к его ситуации на работе".

«Я устала от его претензий по поводу денег и отсутствия заботы в том, что нужно мне самой».

Теперь, как терапевт, следуйте за процессом снижения интенсивности конфликта.

1. Отразите вторичные эмоции Жени и подтвердите ее переживания внутри цикла. Напишите реплику терапевта, использую ее утверждения.
_____________________________________________________________________________________
Когда психотерапевт обозначает переживания Жени, он видит, что Борис отвернулся и закрылся от беседы. Он скрестил руки на груди и смотрит в пол.

2. Теперь, как терапевт, попробуйте включить Бориса в процесс обсуждения. С помощью извлекающего чувства вопроса и обсуждения наблюдений за его реакциями, помогите Борису связать его отстраненную позицию с эмоциональным опытом в супружеском цикле.

____________________________________________________________________________________
3. Затем, как терапевт попытайтесь связать реакции супругов вместе, обозначив повторяющийся стереотип пары.

____________________________________________________________________________________

 

Далее представьте себе, что Женя отвечает: "Да, я просто хочу, чтобы он прекратил. Чтобы он видел меня, а не расчеты. Почему он ни как не может это понять. Для него деньги важнее, чем я.
4. Что является ее первичной эмоцией здесь? ____________________________________________
5. Постройте фразу, отражающую ее первичный эмоциональный опыт и поместите его в контекст цикла взаимодействий.

_____________________________________________________________________________________

Допустим, Борис отвечает: «Я просто не знаю, что делать с ее злостью. Ее слишком много для меня и она все мои слова воспринимает на свой счет. Это сбивает меня и я не знаю как лучше ее убедить.


6. Что возможно лежит в глубине переживаний Бориса?
________________________________________________________________________________
7. Напишите реплику терапевта, отражающую эмоциональный опыт Бориса, фокусируясь на его первичных переживаниях. Поместите это в контекст цикла взаимодействий.

_________________________________________________________________________________
Борис соглашается и идет глубже в исследовании своего страха потери. Внезапно он снова начинает обсуждать финансовые действия жены и говорит, что он не может на нее здесь положиться.

8. Что бы вы сказали Борису, чтобы помочь ему сфокусироваться не на жене, а на своем страхе и уязвимости? Используйте технику реструктурирования взаимодействий через разыгрывание.
__________________________________________________________________________________
9. Что бы вы сказали Жене, если бы она откликнулась на открытость Бориса обесцениванием его страха, ответив что-то вроде: «Да, мы пропустили несколько платежей, но у нас никогда не было реальных финансовых проблем». Что бы вы сказали Жене, чтобы помочь ей сфокусироваться на ее боли?

Шаг 4. Переопределение проблемы в терминах негативного цикла и лежащих за ним потребностей привязанности.

Этот шаг в терапии был довольно подробно описан в предыдущей главе на примере 6-ой и 7-ой техники ЭФТ (Прочерчивание и отражение циклов взаимодействий, рефрейминг проблем в терминах негативных циклов).

На этом первая стадия эмоционально фокусированной супружеской терапии завершается. К этому моменту конфликт в паре, как правило, значительно снизился. Однако, существенных подвижек супругов в их позициях в цикле еще может не произойти. Для этого требуется более глубокое вовлечение в исследование эмоций, находящихся за совладающими стереотипами пары, и навык их безопасной коммуникации партнеру. Этой цели посвящена следующая стадия терапии.

Вторая стадия ЭФТ. Изменение позиций взаимодействия

Шаг 5. Больший контакт клиентов со своими первичными эмоциями, потребностями привязанности и частями Я. Трансляция этого опыта во взаимодействие.

Для последующих изменений шаг 5 является критическим. Он формирует основу для вовлечения отстраненного партнера и смягчения другого. Это наиболее интрапсихически ориентированный шаг во всей терапии. Терапевт активно использует техники усиления, эмпатического предположения и подтверждения. Здесь те эмоции, которые были обозначены на шаге 3, исследуются более глубоко и всесторонне. Один из супругов погружается в контакт со своими первичными чувствами. В случае если этот процесс слишком быстро прерывается другим партнером или сам клиент «выныривает», переходя к абстрактным рассуждениям или описаниям событий, терапевт блокирует вмешательство партнера, возвращает клиента к его чувствам и поддерживает высокую степень эмоциональной вовлеченности.

Что происходит для партнера, наблюдающего за углубленным в переживания супругом на шаге 5? Он видит теперь его по-новому. Часто супруги говорят, что изменение восприятия партнера является наиболее важным элементом произошедших изменений. Партнер, который никогда раньше не плакал или не злился, вдруг это делает. Это не только обеспечивает новой информацией о своем супруге, но также усиливает чувство эмоциональной связи, общности между партнерами, которую они потеряли за годы конфликта. Это может вызвать сострадание или, по крайней мере, любопытство.

Переживающий партнер, который погружен в опыт на шаге 5, кажется существенно менее опасным, чем ранее и, следовательно, для другого супруга отпадает необходимость в сильных ответных защитных реакциях. Кроме того, наблюдающий партнер также слышит, что другой берет ответственность за свою часть взаимоотношений. Это подрывает обвинительную установку к партнеру и побуждает другого супруга к принятию на себя своей доли ответственности за отношения.

В работе с классическим циклом обвинение – отстранение, отстраняющийся партнер будет поддерживаться первым войти на шаг 5, так как такая стратегия более безопасна для обвиняющего партнера. Ситуация, когда обвиняющий партнер раскрывается в условиях недостаточной вовлеченности супруга в отношения, чревата его новой травмой. В цикле отстранение – отстранение это не так важно, и терапевт начинает с того, который больше готов в настоящий момент к самораскрытию. Когда второй партнер также вовлекается в шаг 5, создается сцена для новых связующих событий на шаге 7.

Шаг 6. Стимулирование принятие партнера

На предыдущем шаге один из партнеров входит в контакт со своими глубинными эмоциями с помощью терапевта и способен ясно соотносить этот опыт со своими привычными реакциями на супруга. Тогда терапевт просит его(ее) рассказать об этом своему партнеру. Когда он это делает, терапевт помогает ему удерживать фокус внимания в самораскрытии на самом себе, а не на партнере. Шаг 6 почти всегда начинается с просьбы терапевта к наблюдающему партнеру о комментарии.

Терапевт: Итак, на что это похоже, что происходит с вами, когда ваш супруг разговаривает таким образом и говорит это?

Есть две возможные реакции на раскрытие партнера: принятие и непринятие.

Если наблюдающий партнер «принимает», терапевт будет:

  1. Высвечивать и усиливать это принятие, используя техники подтверждения, отражения и усиления.
  2. Просить затем наблюдающего партнера повернуться и выразить свое принятие раскрывшемуся.

Выражение принятия создает обычно мощное объединяющее событие.

Если другой партнер не принимает, обесценивает и даже отвергает раскрытие партнера А, то терапевт проясняет и эмпатически отражает слова партнера В. Ясная и откровенно выраженная позиция часто предшествует сдвигу к большему принятию.

Непринятие – это не сопротивление, а следствие непривычного взгляда на партнера. Партнер вдруг стал незнакомцем. Эмпатия непринятия – ключевой элемент продвижения на этой стадии. Наблюдающий человек часто нуждается в помощи, чтобы переварить и сдвинуться к принятию нового опыта и нового взгляда на супруга.

Для наблюдающего партнера нет оснований для того, чтобы быть открытым и доверяющим. Напротив, у него(нее) были годы разочарований и негативного опыта, удерживающего от того, чтобы быть отзывчивым и легковерным. Если терапевт не присутствует при этом процессе, то недостаток такой отзывчивости на самораскрытие может стать неприятным опытом для открывающегося партнера. В результате негативный цикл только укрепится, и партнеры займут еще более ригидную позицию во взаимоотношениях. Терапевт должен уменьшить негативные последствия для открывающегося партнера. Джонсон называет позицию терапевта на шестом шаге «ловлей пули».

Так, например, обвиняющий партнер говорит:

«Это просто смешно, я думаю, что ты просто пытаешься представить себя здесь жертвой. Сколько раз ты подводил меня. Ты …»

Терапевт останавливает обвинителя и переопределяет его реакцию, как вполне понятное смущение и новизну восприятия:

Терапевт: Это нелегко для вас. Это кажется странным. Это не соответствует вашему опыту. Многие годы он говорил и действовал по-другому. Вы это так воспринимаете?

Далее перечислена последовательность реагирования терапевта, когда он производит «ловлю пули». Здесь представлен наиболее полный вариант интервенции терапевта. В работе с супругами, как правило, некоторые из этих действий опускаются.

Стимулирование процесса принятия

  1. Терапевт подтверждает опыт наблюдающего партнера и трудности в принятии нового взгляда на супруга.

Терапевт: Это непросто видеть его испытывающим страх, когда вы все время видите его отстраненным.

  1. Терапевт отражает и еще раз повторяет самораскрытие партнера А.

Терапевт: «Когда он говорит, я съеживаюсь после ссоры, я боюсь твоего неодобрения, я боюсь, что тебе опять не понравится то, что ты увидишь. (обращаясь к партнеру В) Как это для вас слышать это?

  1. Терапевт усиливает и разворачивает опыт наблюдающего партнера:

Терапевт: Как это для вас слышать? Что происходит у вас внутри?

Партнер В: Я не испытывают к нему сочувствия, я чувствую холод.

Терапевт: Могли бы вы мне помочь? Что именно заставляет вас чувствовать холод? (пауза) Где вы чувствуете холод в вашем теле? … Что вы делаете, когда чувствуете холод? (Извлекающее реагирование, усиление).

  1. Терапевт связывает непринятие с негативным циклом.

Терапевт: У вас был многолетний опыт переживания его отстранения и дистанции. Он говорит, что он съеживается, когда вы это делаете. Когда он не реагирует, на ваши просьбы, вы чувствует, что о вас не заботятся и этот холод внутри. Вы закрываетесь и стучите в его дверь все сильнее и сильнее стремясь заставить его отреагировать

  1. Терапевт мягко конфронтирует старое восприятие супруга и их взаимоотношений, подчеркивая новый взгляд на партнера через потребности привязанности.

Терапевт: Это непросто представить, что когда он дистанцируется, он съеживается и защищает себя, боясь вашего неодобрения. Вы видите его как отстраненного и не заботящегося о вас. Это трудно представить, что он защищает себя и что для него вступить в контакт – это обнажить свои чувства страха и уязвимости. Мне кажется, что обычно вы так это не воспринимаете.

  1. Терапевт помогает наблюдающему партнеру присвоить ее чувство себя в непринимающей позиции или ее чувство себя как двигающейся к более принимающей позиции. Напомню, что в модели ЭФТ считается, что изменения происходят, когда партнеры двигаются от пассивного застревания к активному присваиванию своего состояния и позиции.

Терапевт: позвольте мне разобраться, так ли я все понял. Вам трудно так его воспринимать? Вы смущены? Вам трудно поверить, что он боится? Вы не совсем уверены, как на это реагировать? Это то, что происходит с вами? Я прав?

  1. Терапевт создает взаимодействие для наблюдающего партнера, используя для этого технику «разыгрывания настоящей позиции». Это помогает наблюдающему партнеру реагировать через «Я – высказывания», вместо обычных критических «Ты – высказываний».

Терапевт: Можете ли вы сказать ему, как это для вас слышать его говорящим, что он боится, и что вы не знаете, как на это реагировать?

Если сравнивать его с другими, то стимулирование принятия – самый короткий шаг в ЭФТ.

Чем быстрее отстраняющийся супруг входит в шаг 5 и раскрывает свои эмоции, тем сильнее реакция преследователя на шаге 6, и тем, соответственно, активнее здесь роль терапевта.

Шаг 7. Создание ключевых событий для изменений: вовлечение отстраняющегося партнера и смягчение обвинителя.

Шаги 5-7 проходятся по несколько раз. Один из партнеров может достичь уже 7-го шага, в то время как второй еще только приступил к шагу 5.

На шаге 5 клиенты погружены в свои эмоции, и говорят о них преимущественно с терапевтом. На шаге 6, клиент начинает коммуницировать их партнеру, встречаясь с его принятием или непринятием. Здесь терапевт переключается и работает преимущественно с наблюдающим супругом. Шаг 7 – наиболее интерактивный шаг. На нем супруги при поддержке терапевта ведут друг с другом открытый диалог о своих первичных чувствах. Как я уже писал ранее, процесс вовлечения в глубокий контакт отстраняющегося является первоочередной задачей. Когда это происходит, критичный партнер смягчается гораздо быстрее, так как для него изменения в партнере создают основу для безопасности.

Чтобы реализовался седьмой шаг, отстраняющийся партнер уже должен признавать наличие у себя страха контакта и понимать, что это гонит его прочь из отношений, заставляя дистанцироваться в ситуации конфликта. В большинстве случаев, хотя и не всегда, отстраняющимся в паре является муж, а преследующим жена. На это мы и будем ориентироваться в приводимых далее примерах. В идеальном случае, процесс вовлечения отстраняющегося протекает примерно по следующим фазам.

Вначале озвучивается сам страх контакта и сопутствующие ему катастрофические фантазии (Если я подойду, она увидит, что я ничтожество, я слаб и жалок и т.д.) Терапевт просит говорить об этом с его супругом, отслеживая реакции наблюдающего партнера.

Клиент: Я опасаюсь подойти к тебе близко, так как мне кажется, что ты начнешь презирать меня.

Довольно часто выясняется специфическая рана, удерживающая партнера на расстоянии.

Клиент: Я знаю, что ты постоянно сравниваешь меня со своей первой любовью, в твоих глазах я всегда ему проигрываю. Когда я думаю об этом, я чувствую внутри пустоту.

Наблюдающий партнер сначала отвечает неверием и холодностью, но при поддержке терапевта сдвигается к позиции:

Ты никогда мне этого не говорил. Я никогда не ожидала, что для тебя это так важно. Это очень грустно, я не знала, что это ранит тебя.

В какой-то момент, отстраняющийся партнер может соприкоснуться со своим отчаяние и гневом.

Клиент: Я не могу все время искать твоего одобрения, я не хочу всю жизнь слышать твое недовольство и критику. Я хочу быть тем, кто я есть, а не подстраиваться бесконечно под твои требования. Мне надоело бояться. Скорее я готов остаться один.

Терапевт поддерживает наблюдающего партнера, чтобы она могла услышать это и помогает ей справиться с ее тревогой. Далее терапевт побуждает мужа говорить о своих потребностях и нуждах в отношениях. Отстраняющийся партнер говорит о том, что он может и что не может делать для отношений, что он готов и что ему не подходит. По терминологии Сью Джонсон отстраняющийся партнер в этот момент «активно определяет отношения», свою роль в них и свои желания, в отличие от его предыдущего поведения, когда он дистанцировался из любого напряженного контакта.

Клиент: Я хочу чувствовать, что именно я тебе нужен, а не удобен по каким-то причинам.

Подобный разговор часто становится ключевым событием для изменений, которое постепенно интегрируется в идентичность клиента и отношения. После этого, отстраняющийся обычно изменят свое поведение дома. Он гораздо больше готов влиять на принятие решений, меняется его контакт с детьми.

Мы описали здесь последовательность вовлечения отстраняющегося в упрощенном виде, так как в реальности она прерывается многочисленными отвлечениями и прерываниями процесса. Следующим ключевым событием является смягчение обвинителя.

После вовлечения отстраняющегося обвинитель может на короткое время стать даже более суровым критиком, чем обычно, так как не может столь быстро воспринять изменения. За этим, как правило, стоит страх довериться и быть обманутым в своих надеждах. Терапевту важно помочь обвинителю обнаружить за его критикой боль и коммуницировать эти чувства партнеру.

Терапевт: Ваш муж сейчас включен в процесс изменений гораздо больше, чем раньше. Но вам пока еще трудно этому доверять. Могли бы вы сейчас повернуться к нему и поделиться теми страхами, которые прячутся позади вашего гнева.

Если для клиентки это трудно, то терапевт помогает жене проговорить этот страх более детально и далее просит ее сказать мужу не о том, что конкретно она боится, а о том, что она боится быть более открытой с ним.

Терапевт: Это как будто часть вас говорит: «О нет, ты не должна ему об этом говорить. Он сделает тебе больно. Остановись немедленно! Правильно? (она кивает) И затем включается гнев. Так как страх слишком силен.

Терапевт: Могли бы вы начать сейчас с того, чтобы просто сказать ему, как страшно вам даже подумать приблизиться и довериться в этот момент. Я боюсь показать тебе эту часть меня, часть меня, которая нуждается в любви и внимании. Могли бы вы сказать это ему своими словами?

Это простой, но очень интенсивный ход терапевта. Исследования показывают, что в среднем бывает пауза 8-16 секунд. Она удостоверяет подлинность момента. Терапевт уважительно стоит вне монолога и вмешивается только, когда у него просят помощи.

Когда обвиняющий партнер говорит о своих страхах или тревоге быть более открытой, терапевт акцентирует успех ситуации, обозначая это как уникальный и ресурсный момент в отношениях.

Терапевт: Это было нечто. Вы действительно это сделали. У вас хватило мужества так говорить с ним. Потрясающе. Как это воспринималось вами изнутри, что вы сейчас чувствуете?

Поддержка терапевта помогает смягчающемуся партнеру интегрировать появляющийся новый опыт разговора о своих потребностях привязанности, разговора через «Я - », а не через «Ты – высказывания». Далее терапевт смотрит, как все это было воспринято другим супругом. Обычно к этому моменту отстраняющийся партнер находится в гораздо более принимающей позиции и положительно реагирует на слова супруги. Когда жена вместо критики говорит о своих страхах, ее восприятие в его глазах изменяется. Терапевт спрашивает у мужа о его переживаниях, и если они полны сочувствия, просит адресовать их напрямую жене. Эмоциональная ситуация в паре сильно меняется и возникает то, что Джонсон называет «объединяющим событием».

Постепенно клиенты становятся все более в состоянии представлять свои просьбы таким образом, что это привлекает к ним партнера и увеличивает вероятность того, что супруг будет в состоянии на них откликнуться. Такие просьбы подтверждают у партнера чувство незаменимости и оказывают на него сильнейший эффект. В этой точке супруг может сказать что-то вроде «Я никогда не знал, что я был чем-то важным для тебя, что ты нуждалась во мне». Эти просьбы фактически неявно адресуются желаниям привязанности со стороны слушающего супруга и облегчают для него отзывчивость к говорящему.

Стадия 3. Консолидация и интеграция

Шаг 8. Появление новых решений по отношению к старым проблемам взаимоотношений.

Шаг 9. Консолидация новых позиций и новых циклов взаимодействия.

Решение спорных вопросов становится легче, когда они не затрагивают безопасность эмоциональной привязанности, борьбу за власть и сражения за определение своей роли в отношениях. Они уже могут быть разрешены на рациональном уровне, становясь просто «взвешиванием за и против», не неся на себе нагрузки отсутствия любви, уважения, признания.

Интересно, что на этой стадии супруги довольно часто спонтанно разговаривают на сессии друг с другом в присутствии терапевта. Если раньше их обращения к партнеру приводили к выяснению отношений и ссоре, и терапевту приходилось вмешиваться, чтобы остановить непродуктивный процесс, то сейчас они все чаще открыто и безопасно могут затрагивать все более щекотливые темы. Позиция терапевта становится все менее активной, и он все больше отходит на задний план. Задачей для терапевта становится просто облегчение дискуссии и помощь в исследовании разных тем, оставляя за парой возможность находить их собственные решения. Фокус внимания терапевта направлен на то, как диалог по поводу этих вопросов может быть ресурсом интимности и контакта.

Партнеры начинают все больше сообщать об «исключениях» - ситуациях, несомненно, приведших ранее к конфликту и конструктивно разрешенных теперь. При всех различиях в содержании таких ситуаций в них неизменно повторяется то, что отстранявшийся ранее партнер становится более инициативным, и сам интересуется потребностями супруги, а преследующий и обвиняющий вдруг готов принять во внимание не близкую ей точку зрения и пойти на уступки. Партнеры отмечают, что возрастает количество выражения благодарности, позитивных шагов и актов заботы в адрес друг друга.

На этой стадии терапии сессии могут проводиться все с большими интервалами между ними.

На завершающем шаге терапии совместно с парой подводятся ее итоги.

  • Чему они научились в ходе терапии, и что произвело на них наибольшее впечатление?
  • Что с их точки зрения необходимо предпринимать в случае ухудшения отношений?
  • Что может быть для них критерием того, что надвигается новый кризис?
  • Что с их точки зрения было наиболее для них полезным и где, по их мнению, возникали трудности?

Задачей терапевта является обращение внимание пары на их ресурсы и сильные стороны отношений, которые возможно способствовали успеху. Важно, чтобы пара ушла с терапии, не только преодолев кризис и получив облегчение от стресса, но также способная поддерживать более глубокую эмоциональную связь и более способная к открытому диалогу друг с другом.

Преодоление трудностей и тупиков в ЭФТ терапии

Тупики присущи всем типам терапии и могут вызывать сильную фрустрацию, как у клиентов, так и у терапевтов. Однако, терапия, в которой происходит продуктивное преодоление возникающих трудностей, ведет к более прочному терапевтическому альянсу и более глубоким изменениям в жизни клиентов по сравнению с относительно «гладким процессом».

Что может служить сигналом о возникающей трудности в терапии?

  • Изменения не происходят.
  • Терапевт чувствует себя на стороне одного из клиентов или борется с другим.
  • Один из супругов не вовлечен в терапевтический процесс.
  • Терапевт потерял фокус работы и отклоняется в другую терапевтическую модель.
  • Терапевт чувствует безнадежность или сомнения в жизнеспособности супружеских взаимоотношений.

Обычные причины тупиков в ЭФТ:

  • Слабый терапевтический альянс с одним или с обоими партнерами.
  • Супруги или сам терапевт не имеют глубокого понимания повторяющегося стереотипа отношений в паре.
  • Эмоции, которые запускают цикл, не полностью доступны, исследованы и обсуждены.
  • Один или оба партнера избегают чувств уязвимости по причине предшествующих травм привязанности.
  • Один или оба супруга имеют мало опыта пребывания в безопасных взаимоотношениях и плохо понимают, на что это может быть похоже.
  • Терапевт сам имеет мало опыта пребывания в безопасных отношениях.
  • Терапевт не понимает модель ЭФТ или часть этой модели, как ее применять и что делать в процессе терапии.
  • У терапевта возникают трудности с базовыми интервенциями, такими как усиление, точная эмпатия, подтверждение, реструктурирование через разыгрывание или управление общим процессом терапии.
  • Терапевт испытывает трудности в работе с сильными эмоциями.
  • Терапевт полон сомнений или не имеет твердой убежденности в излечивающий потенциал терапии.
  • Терапевт застрял в супружеском цикле, попав в ловушку присоединения к обвинениям одного из партнеров, и видит другого супруга дисфункциональным персонажем. Или терапевт погружен и присоединился к чувству безнадежности кого-то в паре.

В ЭФТ выделяются несколько методов работы с терапевтическими тупиками. Они включают в себя:

  1. Открытое обсуждение тупика. Терапевт никогда не обвиняет в тупике клиентов. Он обозначает это как «мы застряли» и просит клиентов поделиться своими соображениями на этот счет. Терапевт задает себе и клиентам вопросы типа «почему важно делать то, что вы делаете?», «что еще нам необходимо учесть в этом процессе?» и т.д.
  2. Подтверждение позитивного смысла сопротивления. Например, терапевт просит клиента: «могли бы вы сказать вашей жене о том, как одиноко вы себя чувствуете» и получает в этом отказ. Тогда терапевт стремится понять позитивное намерение, присущее сопротивлению клиента.

Терапевт: Это очень трудно для вас, не так ли?

Клиент: О, да я не чувствую себя достаточно в безопасности.

Терапевт: Тогда скажите ей «Я должен защитить себя, это слишком рискованно для меня сейчас быть открытым».

  1. «Нарежьте это потоньше». Для понимания тупика терапевт возвращается к детальному исследованию цикла, рассматривая его на многих уровнях. Самым поверхностным слоем является поведение (преследование, атака, отстранение, умиротворение и т.д.). Следующий слой – это восприятие себя и партнера. Терапевт рассматривает то, как партнеры видят намерения друг друга, интерпретируют смысл их действий. На следующем слое лежат вторичные эмоции, которые обычно доступны для наблюдения (такие как ревность, гнев, разочарование). И, наконец, на самом глубоком уровне – первичные эмоции (страх, боль, одиночество). Затем терапевт объединяет эти уровни в технике прочерчивания и отражения циклов взаимодействия.
  2. Использование историй о других парах в аналогичных обстоятельствах. Например, в паре, где муж отказывался признавать боль жены и ее одиночество

Терапевт: Это в некоторой степени напоминает мне работу с одной супружеской парой. Мужу было довольно трудно поверить, что жена расстроена и что у них серьезные проблемы в отношениях. Некоторое время спустя жена подала на развод. Они прошли через очень болезненный бракоразводный процесс, включающий в себя суды и установление опеки над детьми. Когда я видел его несколько месяцев спустя он сказал: «Я очень сожалею, что не воспринял тогда ее слова серьезно». Вы некоторым образом напоминаете мне эту пару, я правда не уверен в чем именно.

Не злоупотребляя этим методом и используя его в правильное время, терапевт может помочь паре продвинуться дальше.

  1. Исследование истории отношений привязанности. Встречаясь с сопротивлением к самораскрытию и предъявлению себя партнеру с уязвимой стороны, терапевт обращается к травмам отношений в паре (измены, отсутствие поддержки в ключевые моменты, такие как болезнь, смерть родственника, рождение и уход за ребенком). Кроме этого терапевт обращается к травмам привязанности в родительских семьях. Исследуя историю привязанности, терапевт может помочь найти отношения, характеризующиеся безопасной привязанностью и которые могут послужить моделью. Например, жена, которая испытывает сложность в смягчении своего критицизма, так как недостаточно доверяет мужу, вспоминает о безопасных отношениях со своей бабушкой. После небольшого разговора о бабушке, терапевт просит жену представить, что бы сказала ее бабушка о текущей ситуации между супругами и как бы она предложила ее изменить. Клиентка после долгой паузы и очевидно испытывая сильные эмоции говорит: «Она бы сказала, что я должна попробовать ему поверить, он сейчас сильно изменился. В конце концов, нельзя все время жить старой болью. Надо двигаться вперед…»
  2. Индивидуальные сессии. Одна или две индивидуальные сессии могут быть очень полезны для преодоления тупика в терапии. Когда индивидуальная сессия проводятся с одним из партнеров, полезно предложить ее и второму для сохранения нейтральности и баланса. На индивидуальной сессии терапевт может обсудить с клиентом те сложные чувства, о которых он(она) не рискует говорить при партнере. Может быть затронуты особенно болезненные темы отношений с родителями или сексуальности. С помощью терапевта клиент может сконструировать более сострадающий, позитивный взгляд на себя в тех или иных обстоятельствах. Обсудив индивидуально эти чувства, клиент может в дальнейшем рискнуть их затронуть в совместном разговоре. Индивидуальные встречи полезны также для усиления недостаточного терапевтического альянса с кем-то из супругов. Если один из партнеров не нравится терапевту и вызывает у него отрицательные чувства, то индивидуальная встреча может помочь большему его принятию и восстановлению нейтральности. Очень важно, однако, не проводить серию индивидуальных встреч, так как фокус на парной работе в этом случае размывается и довольно сложно бывает вернуться именно к супружеской терапии.
  3. Наблюдение за своей работой. Видео или аудиозапись собственных терапевтических сессий обычно предоставляет огромное количество информации для размышления. В приложении 6 представлен список вопросов терапевта самому себе для оценки своей работы.
  4. Супервизия.

Джонсон описывает 4 наиболее часто возникающих тупика в работе начинающих терапевтов по модели ЭФТ.

  1. Не происходит снижения интенсивности конфликта. Пара продолжает ссориться, спорить и обмениваться негативными действиями в адрес друг друга. Когда это происходит, супруги и терапевт могут легко потерять надежду и веру в эффективность терапии. Этот тупик часто связан с неспособностью терапевта контролировать сессию и не допускать развития негативной эскалации на приеме. От терапевта требуется уверенность в своем праве прерывать непродуктивный процесс, подтверждать переживания супругов и сохранять нейтральность. Ему важно установить доверительный контакт с каждым из партнеров, ясно обозначить их паттерн и получить доступ к первичным чувствам, запускающим цикл. Терапевту также следует принять во внимание наличие травм супружеских отношений, провоцирующих недоверие к партнеру или травм отношений с родителями, ведущих к трудности регулирования аффекта, интенсивного страха боли, насилия и заброшенности. В этом случае процесс терапии замедляется и включает в себя работу с этими травмами.
  2. Отстраняющийся супруг не вовлекается в отношения. В этом виде тупика отстраняющийся партнер продолжает ощущать для себя слишком большую опасность в осознании собственных эмоций или включенности в отношения с супругом. Отстраняющийся может также продолжать тактику умиротворения партнера, не признавая собственного возмущения ее(его) действиями. В этой точке терапевту важно противостоять собственному искушению отрицательной оценки отстраняющегося супруга и постараться создать для него большую безопасность. Терапевту нужно также используя технику подтверждения признать, что это вызывает возрастающее негодование обвинителя, но помочь ей(ему) увидеть последствия этого гнева приводящее к дальнейшему уходу из контакта отстраняющегося. Еще одна крайность – это защита терапевтом отстраняющего от обвинителя и вступление с ним в коалицию.
  3. Не происходит смягчения критичного супруга. В этот момент отстраняющийся партнер, как правило, уже вовлечен в отношения, но обвинитель не меняет свою позицию, продолжая жесткую критику и обесценивание супруга. Снова терапевт может поддаться импульсу негативной оценки одного из супругов, в данный момент - обвинителя, как сопротивляющегося партнера, отступить от модели ЭФТ или потерять надежду на изменения. Более эффективно предполагать, что обвинитель боится, что изменения, произошедшие в отстраняющемся партнере недолговечны, и испытывает их на прочность. Ей(ему) сложно увидеть партнера по новому из-за собственных страхов заброшенности, отвержения и т.д. Терапевт подтверждает наличие этих страхов и помогает коммуницировать их партнеру вместо обвинений в его адрес. Терапевту также следует помнить о возможном влиянии на эту ситуацию травм отношений.
  4. Не происходит обобщения и переноса опыта терапии в реальную жизнь. Этот менее часто встречающийся тупик состоит в том, что супруги демонстрируют изменения взаимодействий на сессиях, но не продолжают их за пределами терапевтической комнаты. На следующую сессию они приходят все в том же состоянии, что и были на предыдущей. Этот тупик может происходить на любой стадии терапии, но более распространен на стадиях снижения конфликта и смягчения обвинителя. Подобное застревание в терапии может быть обусловлено множеством причин, включая например, то, что пара не воспринимает их опыт как повторяющийся стереотип отношений. Они могут проигрывать этот цикл многие годы, и им может быть сложно от него отойти. У кого-то из партнеров может быть ригидное убеждение, что второй не собирается о нем заботиться, имеет любовные отношения на стороне. В паре может быть нераспознанное ранее насилие или зависимость от химических веществ. Для преодоления этого тупика терапевту полезно задать себе ключевой вопрос о том, почему паре важно делать то, что они делают? Каково позитивное намерение их сопротивления? Признавать его смысл и далее обсуждать это с супругами.

Хотя эти типы застреваний могут быть трудны в их преодолении, сохранение терапевтом терпения, нейтральности и готовность над ними работать, используя базовые техники и принципы ЭФТ, дают возможность эффективно реализовывать данную модель терапии.

Литература по эмоционально фокусированной терапии

  1. Greenberg, L.S. and Johnson, S. M. (1988). Emotionally Focused Therapy for Couples. Guilford Press: New York.
  2. Johnson, S.M. (2004). The practice of emotionally focused marital therapy: Creating Connection. New York: Bruner / Routledge. - Second Edition of 1996 book.
  3. S.M. Johnson, Brent Bradley, J Furrow, A Lee, G Palmer (2005) Becoming an Emotionally Focused Couples Therapist : A Work Book. N.Y. Brunner Routledge.
  4. Johnson, S.M. (2002). Emotionally Focused Couple Therapy with Trauma Survivors: Strengthening Attachment Bonds. Guilford Press.
  5. Greenberg, L. S., & Goldman, R. (2008). "Emotion-Focused Couples Therapy: The Dynamics of Emotion, Love and Power." Washington, DC: American Psychological Association.
  6. Gurman, A., & Jacobson, N. (2002). Clinical Handbook of Couples Therapy. Emotionally Focused Couples Therapy: Creating Secure Connections, p. 221-250.
  7. Rice, L. & Greenberg, L. (Eds.) (1984). Patterns of change: An intensive analysis of psychotherapeutic process. New York: Guilford Press.
  8. Elliott R., Watson C., Goldman E.N., Greenberg, L.S. (2002). Learning Emotion-Focused Therapy: The Process-Experiential Approach. Washington, DC: American Psychological Association.
  9. Greenberg, L.S. (2002). Emotion-Focused Therapy: Coaching Clients to Work Through Their Feelings. Washington, DC: American Psychological Association.

 

Приложение 1. Ответы на упражнения

Упражнение 1.

1. «Дела обстояли бы лучше, если бы она дала бы мне возможность самому определять свой досуг, перестала бы все контролировать и обижаться по любому поводу».
2. Разочарование, гнев.
3. Страх, боль, боязнь быть отвергнутой, нежеланной, одиночество.
4. Преследователь
5. «Дела обстояли бы лучше, если бы он просто хотел бы проводить со мной время. Вместо этого он постоянно ищет способ уйти из дома. Он жалуется на то, что ему никогда не хватает времени для себя, и это все что я от него слышу."
6. Гнев, раздражение, безразличие
7. Замороженность, подавленность, страх несостоятельности, собственной неадекватности.
8. Отстраняющийся.

Диаграмма данного цикла:

?------------ Муж. ?---------- Жена.

Позиция: Отстраняющийся

 

Критик, преследователь.

Вторичные эмоции: Отчужденность, безразличие.

Гнев.

Первичные эмоции: Страх несостоятельности

Страх отвержения, стыд, боль.

 

Упражнение 3. (Примерные варианты ответов)


1. «Итак, вы расстроены, и даже злитесь, что Борис контролирует вопрос денежных трат, но невнимателен к вашим потребностям. И вас действительно задевает и сердит, что для него вовремя проведенные платежи более важны, чем вы. Верно, ли я вас понял?»

2. «Борис, интересно, что происходит с вами сейчас, когда вы слышите свою жену? Выглядит так, что вы отстраняетесь, так для вас это чересчур, и вы не можете принять то, что она говорит. Похоже, что вы закрываетесь».
3. «Итак, когда поднимаются эти финансовые вопросы, вы, Женя, воспринимаете заинтересованность мужа как атаку на себя и вы сердитесь, так как кажется, что ему невозможно угодить. А вы Борис, когда она реагирует, вы тоже видите это как нападение и выключаетесь, закрываетесь эмоционально и становитесь для нее недоступным».
4. Боль
5. «Итак, похоже, что его озабоченность по поводу денег воспринимается вами как критика, и это заставляет вас сердиться, но в глубине вы чувствуете себя одинокой, как будто вы неважны, как будто он выбирает деньги, а не вас, и это причиняет боль».
6. Бессилие и страх потери контроля.
7. «Итак, это сбивает, весь этот гнев. Вы теряетесь в нем и отходите прочь. Вы разочарованы, потеряны, ничего не можете с этим поделать и чувствуете себя беспомощной, когда это происходит. Как будто ситуация выходит из под контроля. Это сильно вас задевает и трудно для вас. Это так?»

8. «Какие чувства вы бы испытывали, если бы сказали Жени, что вас пугает, что все может выйти из под контроля, что вас охватывает сильная тревога и чувство бессилия. Могли бы вы повернуться к ней и сказать о своих переживаниях, не обсуждая ее поведение?»

9. "Итак, это нелегко воспринимать. С одной стороны, вы слышите, как он говорит, что все было бы по-другому, если бы вы лучше управляли деньгами. Но, на другом уровне речь не о деньгах и не о том, как вы ими распоряжаетесь. Это про вас и это причиняет вам боль? Это о том, что ему непросто вам доверять и это, похоже, очень больно вас ранит».

Приложение 2. Комментарии к использованию техники “Реструктурирование взаимодействий через разыгрывание”

Целью ЭФТ является внесение большей подлинности, искренности в парные взаимоотношения. Одновременно терапевт стремится усилить в паре безопасность эмоциональной связи, которая позволит каждому из супругов быть собой в присутствии партнера.

Эта техника обычно используется в трех случаях:

  1. Разыгрывание настоящих позиций.
  2. Перевод нового эмоционального опыта в новые взаимодействия. (Коммуникация партнеру первичных эмоций.)
  3. Усиление редко встречающихся реакций. (Разыгрывание исключений.)

Далее в ходе объяснения использования этой техники будет представлены примеры для каждого из этих случаев.

Разыгрывание настоящей позиции.

По просьбе терапевта жена обозначает для мужа ее состояние в отношениях на данный момент времени.

Жена: Я не могу. Я не могу позволить тебе приблизиться. Мне трудно простить тебя. Это слишком болезненно и рискованно. Прямо сейчас я сильно злюсь на тебя и хочу сделать тебе больно.

Целью терапевта не является создание парадокса путем стимулирования пары делать то, что они уже делают, и сдвиг их через бунт в новое поведение. Клиенты скорее расширяют свое восприятие ситуации. Они переходят из пассивного застревания в активную позицию выбора своего поведения и интенсивно вовлекаются в эмоциональный опыт.

До того, как пригласить пару к разыгрыванию, попросив их контактировать друг с другом, терапевт должен рассмотреть следующие вопросы:

  • Создал ли я ясный контекст для разыгрывания?
  • Есть ли достаточная эмоциональная интенсивность для разыгрывания?

Контекстом для «разыгрывания» является взаимодействие на приеме, негативный цикл интеракций, лежащий в глубине его эмоциональный опыт, потребности привязанности.

Терапевт: Что произошло прямо сейчас Дмитрий? Рита повернулась и сказала «я не могу на тебя положиться» и вы опустили глаза. (взаимодействие в текущий момент) Я подумал, о том, что вы мне говорили, что когда Рита критикует вас, вы умолкаете. (негативный цикл взаимодействий). И вы сказали, что когда вы замолкаете, вы чувствуете, что опять разочаровали ее, опять провалились. (эмоции за циклом). И вы чувствуете себя изолированным и одиноким (потребности привязанности). Не могли бы вы сказать ей прямо сейчас, каково это чувствовать себя вечно разочаровывающим ее во взаимоотношениях? (Коммуникация первичных эмоций. Перевод нового эмоционального опыта в новые взаимодействия).

В случае низкой энергетики участников процесса разыгрывание будет неэффективным. Для усиления терапевт исследует ответные чувства Дмитрия на то, что его критикуют и разочарованы в нем. Терапевт подтверждает и усиливает эти чувства. Мягким и тихим голосом терапевт говорит:

Дмитрий, это должно быть трудно для вас, чувствовать, что вы ее постоянно подводите…(пауза) Это трудно…(пауза, терапевт видит, что выражение лица Дмитрия изменилось) Могли бы вы сказать Рите, как это для вас чувствовать, что вы ее все время подводите?

Техника реструктурирования взаимодействий через разыгрывание проводится в три шага:

  1. Попросить
  2. Удерживать фокус (блокировать отклонения и сдерживание эскалаций, оформляя их в рамках старого цикла)

Примеры реакций клиентов на просьбу терапевта прямо сообщить партнеру о своих чувствах, скрытых за негативным циклом взаимодействий.

Дмитрий: Рита, я хочу, чтобы мы ладили. В конце концов, мы – два разумных человека. (Уклончиво и слишком абстрактно).

Дмитрий: Нет смысла ей это говорить. Я не верю, что она может услышать. (Блок)

Дмитрий: Рита, ты всегда всем недовольна. В субботу у тебя было это выражение отвращения на лице, когда я сказал, что не смог договориться насчет ремонта дачи. Я ненавижу заниматься проблемами дачи, почему бы тебе не сделать это самой. (Атака).

Рита: Митя, если ты не любишь заниматься дачей, то хотя бы больше проводи время с детьми. (Контратака).

Терапевт: Я заметил, что вы скатываетесь в обсуждение дачи, не могли бы вы вернуться назад и сказать, как это для вас чувствовать, что вы разочаровываете ее? Не могли бы вы снова попробовать? Не могли бы вы говорить о своих чувствах. «Рита я чувствую себя опустошенным. Я постоянно чувствую, что я тебя разочаровываю».

или

Терапевт: Подождите минуту. Замедлите это. Я думаю, что вы скатываетесь в привычный стереотип. Рита, вы слышите то, что говорит Дмитрий как критику, которая ранит, и затем, вы реагируете на это новой атакой. А вы, Дмитрий, еще больше чувствуете, что разочаровали ее и потом замыкаетесь. Я думаю, что это часть старого цикла. Можем ли мы остановиться здесь на минуту? Дмитрий, можете ли сказать ей, как это для вас чувствовать, что всегда снова и снова вы ее разочаровываете?

Если партнеры испытывают большие трудности в коммуникации первичных чувств друг другу, то можно использовать сам блок в качестве материала для «разыгрывания». Происходит разыгрывание настоящей позиции Дмитрия, его тупика.

Дмитрий: Я не уверен, что я хочу этого. Я не уверен, есть ли в этом смысл. Ей никогда не интересно то, что происходит со мною, и я не хочу чувствовать себя слабым и жалким.

Терапевт: Могли бы вы сказать ей «Очень тяжело говорить тебе об этом, я не хочу быть слабым и жалким. Я просто замолкаю и отстранюсь».

  1. Исследовать опыт каждого партнера в процессе разыгрывания.

Терапевт: Дмитрий, когда вы это говорили вашей жене, как вы себя при этом чувствовали? Как это было для вас Рита, слышать о его страхе разочаровать вас?

Терапевт: Рита, как это для вас слышать, когда Дмитрий говорит это? Что он хотел бы быть более открытым, но это связано со страхом быть слабым и жалким? И его потребностью в том, чтобы вы были менее критичны?

Рита: Я пытаюсь быть менее критичной. Я бы хотела, чтобы он больше со мной разговаривал. Это много для меня значит, его открытость. Когда он так говорит, я не воспринимаю его слабым.

Терапевт: Могли бы вы ему сказать, что это значит для вас, его открытость? (Усиление редко встречающихся реакций.) Терапевт использует для разыгрывания «уникальный эпизод», «исключение» из привычной коммуникации, в которой Рита в основном недовольна своим мужем, а он отстранен.

Рита: Мне важно, что ты говоришь о себе и о своих переживаниях. Так я чувствую себя ближе к тебе. И я совсем не воспринимаю тебя слабым в этом момент. Вот когда ты уходишь от чего-то важного, вот тогда я воспринимаю это как настоящую слабость.

Терапевт: Я думаю, что вы были сейчас в состоянии говорить сейчас друг с другом по- новому. Я считаю, что вы оба смогли сделать шаг, и отойти от старого цикла, стать немного откровеннее. Как это было для вас? (Акцентирование нового опыта).

Приложение 3. Домашние задания для клиентов

Ниже перечислены некоторые из домашних заданий, обычно предлагаемых в эмоционально фокусированной терапии.

Шаги терапии 1-4.

  • Попросите пару дома написать ключевые моменты последней сессии. Если они не чувствуют в этом дискомфорта, то они могут потом их обсудить. Если для них это трудно, то пусть они оставят дискуссию до следующей сессии.
  • Попросите пару описать сценарий их негативного цикла взаимодействий, в котором они застряли. Как каждый из них движется в этом «танце»,и какие их реакции помогают перевести партнера в негативное состояние. Терапевт: «Вполне вероятно, что вы не поймете, что осуществляется повторение привычного стереотипа взаимодействий, пока оно не закончится. Я не прошу вас пока действовать по-другому, просто осознавайте навязчивую природу повторения этого цикла». Более подробно это задание представлено в Приложении 4.
  • Предложите супругам повесить на видном месте лист бумаги, на котором они ежедневно бы заносили свои благодарности друг другу за незначительные проявления заботы о партнере. Терапевт объясняет супругам, что он просит их не столько больше делать, сколько больше замечать вклад партнера в улучшение отношений.

Шаги 5-7.

  • Предложите паре выделить по 15 минут для каждого, чтобы обсудить эмоции, возникающие в общении друг с другом. Они не должны приходить к какому бы то ни было решению. В течение 15 минут один из супругов говорит о своих чувствах, второй очень внимательно слушает, используя активное слушание. Потом роли меняются. Это задание лучше всего давать в середине терапии, когда интенсивность эскалации снизится и пара приобретет некоторый опыт работы с эмоциями. (Структурированный вариант этого упражнения с использованием незаконченных предложений представлен в Приложении 5).
  • Шкалирование близости. Попросите партнеров каждый день отмечать их положение на субъективной шкале, характеризующей качество эмоционального контакта друг с другом. Используйте шкалу от 1 до 10 (1- самый плохой эмоциональный контакт из возможных, полное отчуждение. 10 - наилучшее состояние эмоциональной близости, доверие, безопасность, взаимопонимание и т.д.) Попросите партнеров каждый день обмениваться друг с другом информацией о своих оценках. Они могут обсудить их сами или отложить до терапевтической сессии.

Шаги 8 и 9.

  • Попросите пару написать об их видении своих взаимоотношений через год от сегодняшней даты. Как смогут они использовать процесс изменения, через который они проходят сейчас? Как смогут они использовать те ресурсы и сильные стороны друг друга, которые открыли в ходе терапии? Этот процесс поможет развить новую, предпочитаемую историю пары, новое восприятие отношений.

Мой личный опыт использования ЭФТ говорит о том, что эта модель легко сочетается со многими поведенческими домашними заданиями, например:

  • Дискуссия с таймаутом. Супружеской паре предлагается структурированное обсуждение спорного вопроса. Эта дискуссия разбивается на три части. В первой – делятся идеями и чувствами, возникающими у партнеров по данному вопросу, и стараются придти к согласию по определению проблемы. Например: «Как нам повысить успеваемость ребенка?» «Что делать если возникает конфликт с родственниками?» и т.д. На втором шаге проводится мозговой штурм, когда набрасываются без критики как можно больше вариантов решения. На третьем этапе происходит отбор решений, планируются сроки и т.д. Самым главным в реализации этой техники является то, что партнеры заранее договариваются о таймауте, в случае если разговор станет неконструктивным и будет грозить перейти в ссору. Каждый из них может объявить таймаут на 30 мин. Однако, именно он(она) является тогда ответственным за возобновлении диалога. Преследующий партнер должен согласиться с тем, что разговор временно будет приостановлен. А отстраняющийся берет ответственность за его возобновление. В такой структурированной ситуации каждый из них чувствует себя более безопасно.

 

Приложение 4. Домашнее задание для супругов.

Определите негативный цикл в общении с вашим партнером

 

Супружеские пары часто пойманы в ловушку негативных циклов взаимодействия. Цикл - стереотипная последовательность мыслей, чувств, поведенческих реакций супругов, приводящая к ощущению тупика. Вы реагируете на реакции вашего партнера и он (она) реагирует на ваши реакции, круг за кругом повторяя и усиливая стресс в отношениях. Для понимания ваших негативных циклов отношений ответьте на следующие вопросы.

Когда мой партнер, и я не ладим друг с другом:

Я часто реагирую … (опишите ваше поведение) _____________________________________________________

Мой партнер часто реагирует по отношению ко мне (опишите его /ее поведение) 

_____________________________________________________

Когда мой партнер реагирует таким образом, я часто чувствую 

_____________________________________________________

Когда я чувствую себя, таким образом, я вижу самого себя как 

_____________________________________________________

Когда я чувствую себя, таким образом, мне очень нужно 

_____________________________________________________

Когда я реагирую, таким образом, как я написал, мне кажется, что мой партнер чувствует 

_____________________________________________________

Опишите повторяющийся сценарий вашего негативного цикла (включая как вы и ваш партнер, вызываете, друг в друге перечисленные чувства, мысли и поведение) 

_____________________________________________________

Приложение 5. Примеры незаконченных предложений для развития эмоционального контакта

  • Я выбрал(а) тебя в качестве человека, с которым хочу построить близкие отношения, потому, что…
  • Я больше всего боялся быть с тобой откровенным, потому, что….
  • Открываясь тебе я надеюсь ….
  • Мне кажется, что самый большой вклад в наши отношения – это…
  • Мне смешно, когда я вспоминаю, как мы….
  • Когда я думаю, чтобы приблизиться к тебе эмоционально я …
  • Я чувствую к тебе …
  • Сегодня я чувствовал(а) к тебе …
  • Я расстраиваюсь (злюсь, обижаюсь и т.д.) когда…
  • Мне нравится, что ты…
  • Подходящей метафорой для наших отношений является…
  • Я испытываю к тебе благодарность за…

 

Сценарий для упражнения на эмоциональный контакт:

  1. Двухминутная «встреча» без слов. Сидя в тишине поддерживайте с партнером зрительный контакт. Рассматривайте его лицо, встретьтесь глазами ит.д. Это может оказаться не просто. Заметьте когда возникают моменты избегания контакта.
  2. Партнер А выбирает что-то из списка незаконченных предложений и развивает тему в течении 2-3 минут.
  3. Партнер В: «Спасибо тебе, что ты захотел поделиться этим со мной. Я обещаю относиться к твоим словам внимательно и бережно»
  4. Партнер В выбирает что-то из списка незаконченных предложений и развивает тему в течении 2-3 минут.
  5. Партнер А: «Спасибо тебе, что ты захотел поделиться этим со мной. Я обещаю относиться к твоим словам внимательно и бережно»

Цикл повторяется 3 раза.

В конце упражнения обнимите друг друга, как ритуал завершения.

 

Приложение 6. Вопросы терапевта к самому себе для преодоления тупика в терапии

  • Достаточно ли хорошо я понимаю стереотип взаимодействия в паре и предъявляю ли я его периодически паре с обозначением поведения, восприятия и эмоций, лежащих в глубине цикла?
  • Работаю ли я над тем, чтобы выявить первичные эмоции, запускающие цикл?
  • Действительно ли я понимаю первичный эмоциональный опыт каждого их супругов?
  • Связываю ли я эмоции с поведением партнеров? Например, страх ведет к закрытию от контакта, которое в свою очередь ведет к отстраненности и т.д.
  • Усиливаю ли я уязвимые переживания, чтобы с ними можно было работать (принимать их наличие, коммуницировать партнеру, и т.д.)?
  • Побуждаю ли я пару к разговору друг с другом (реструктурирование через разыгрывание)?
  • Блокирую ли я выход из разыгрывания, когда процесс становится слишком интенсивным для одного или обоих партнеров?
  • Через какой шаг терапии я прохожу сейчас?
  • Хороший ли терапевтический альянс с каждым из супругов?
  • Держу ли в голове и показываю ли я партнерам сильные стороны их взаимоотношений и каждого члена пары?
  • Есть ли первичные эмоции, которые я игнорирую, в то время как другие отражаю и усиливаю? Если это так, то с каким моим собственным опытом, отношениями или травмами это соотносится?
  • Есть ли случаи, когда я блокирую отклонение от важных тем или интенсивных переживаний, и случаи, когда я это допускаю. Есть ли здесь какой-то мой паттерн? Как это связано с моим опытом отношений и травм?
  • Как я провожу фокусирование на эмоциях? Замедляю ли я темп, понижаю ли я голос для усиления интенсивности процесса?
  • Оказываю ли я поддержку в момент сильных эмоций?
  • Использую ли я метафоры для углубления опыта и создания картины происходящего?
  • Каков эмоциональный тон сессии, на которой я застрял?


Назад в раздел






     
поиск контакты карта сайта
  Перепечатка и любое воспроизведение материалов без письменного разрешения правообладателей запрещены
© 2006 НОУ Институт Практической Психологии и Психоанализа, г. Москва
Работает на Битрикс: Управление сайтом
Яндекс цитирования