поиск контакты карта сайта
Научно-практический журнал электронных публикаций
Основан в 2000 г. Институтом Практической Психологиии и Психоанализа
 
 Главная 
 Все статьи 
 Авторы 
 Рубрики 
 Специальные темы 
 Информация для авторов 
 Образование 
 Консультация 
 Контакты 

Поиск по сайту


Подписка

Изменение параметров

Авторизация

Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Теория семейных систем Мюррея Боуэна

Год издания и номер журнала: 2001, №1-2
Автор: Хамитова И.Ю.

Введение

Одной из самых сложных задач для человека всегда было наблюдение и изучение себя. Сравнительно легко быть объективным по отношению к тем аспектам природы и мироздания, которые менее всего вовлечены в человеческую жизнь. Человеку легче объяснить рождение звезд, чем понять природу человеческой агрессивности. На способность судить о себе всегда будет влиять субъективность, вызывающая те или иные искажения. Человеку невероятно трудно наблюдать за собой, своими мыслями и поведением, не реагируя автоматически.

Субъективная природа науки о человеческом поведении создает препятствия для признания ее места среди естественных наук. Но, не смотря ни на что, существуют исследователи, верящие, что научное изучение человеческого поведения возможно. Теория Семейных Систем Боуэна - это результат именно такого подхода.

Современное психотерапевтическое мышление базируется в основном на психоаналитической теории, которая рассматривает уникальность психической природы человека, отличного от других живых форм. Но, несмотря на его бесспорный вклад, психоанализ не добился полного научного признания. Будучи сам по образованию психоаналитиком, Боуэн поставил перед собой вопрос: "почему психоанализ не считается наукой в полном смысле этого слова?" В своих поисках он исследовал многочисленные отрасли знания, пытаясь найти идеи, на которых базировались эти дисциплины. В итоге родилось "представление о человеке как о результате филогенетического развития из низших форм жизни". Боуэновская теория - это результат попытки применить научный подход к изучению человеческого поведения, сфокусированный на связи человека со всем живым.

Перед Второй Мировой Войной биолог и математик Людвиг фон Берталанффи представил Общую Теорию Систем, в которой попытался определить принципы, универсальные для всех систем в природе. В строгом смысле слова Общая Теория Систем использует математику, чтобы определить принципы, относящиеся к системам вообще. Термин "система" в этом контексте относится к функционированию организмов или групп, которые рассматриваются как единая сущность, а не сумма частей.

Как теоретическая система взглядов, Общая Теория Систем нашла своё использование в разных сферах, давая новое понимание старым фактам и открывая новые возможности для осмысления. Такие понятия как "гомеостаз", "энтропия", "открытые" и "закрытые" системы стали применяться и на уровне индивидуума, и на уровне семьи, группы, организации. В своих исследованиях Боуэн тоже использовал слово "система". В публикации 1966 года он объяснял, что "семья является системой, так как изменения в одной части ведут к компенсаторным изменениям в других частях семьи". В этом смысле принцип действия семейных систем, схож с известными природными системами, такими, как сердечно-сосудистая система человека. В 1975 году, Боуэн добавил свое собственное имя к исходному названию Семейной Системной Теории, чтобы избежать неточности в общем употреблении слова "система".

Боуэновская Теория Систем и Общая Теория Систем имеют схожие сферы, однако, происходят из разных источников. Как отмечалось ранее, Общая Теория Систем получила своё начало от осмысления результатов развития математики и кибернетики. Боуэновская Теория Систем базируется на фактическом знании, почерпнутом из наблюдения за человеческой семьей.

Расширяя перспективы, Боуэн пытался увидеть системные процессы, которые управляют эмоциональным поведением человека. Он считал, что наука о человеке сможет занять достойное место среди других естественных наук. Поэтому особенное внимание уделялось терминам, которые использовались в описании его работы. Язык Боуэновской теории большей частью взят из биологии и используется в идентичном или схожем смысловом значении.

Базовым предположением, направляющим исследования была идея о том, что эмоциональные заболевания человека имеют биологические корни. Не удовлетворившись общепринятыми объяснениями эмоциональных расстройств, Боуэн самостоятельно пытался найти ответ на вопрос: "что же представляют собой эмоциональные расстройства?" Он заметил, что попытки найти логические ответы приводили к еще более неразрешимым вопросам. Примером может служитьт известная идея о том, что эмоциональные расстройства являются результатом материнской депривации. При этом остаётся невыясненным тот факт, что одни люди переживали депривацию и заболевали, а другие, прошедшие через ещё более сильную депривацию, тем те менее, оставались совершенно здоровы. Психоаналитическая теория стремилась объяснить эмоциональные расстройства как следствие отношений между родителями и ребенком, в одном поколении, не объясняя, как такие серьезные проблемы могут возникнуть столь быстро. Размышления обо всём этом подтолкнули Боуэна на дальнейшее изучение эволюции, биологии и естественных наук в поисках знаний, которые привели бы его к более широким теоретическим построениям, охватывающим эти вопросы. В результате Боуэн приходит к выводу, что эмоциональные расстройства коренятся в тех частях человека, которые он разделяет с более низкими формами жизни. Боуэн пишет: "Я хотел, чтобы психиатрия была признана наукой и помня о судьбе психоанализа использовал только те концепцияы, которые могли быть согласованы с признанной наукой. В основном, я использовал концепцияы биологии (также имеющей дело с живым) для описания поведения человека."

Боуэн использовал следующие концепцияы: "симбиоз", "дифференциация" ( при этом, используя это понятие для описания дифференциации Я, Боуэн подразумевал процесс подобный дифференциации клеток), "слияние", "инстинктивность" (используется абсолютно в том же значении, что и в биологии, а не в психоанализе).

Внимательный читатель уже заметил, что термин "эмоциональное заболевание" используется вместо традиционного "душевное (психическое) заболевание". Изменение в терминологии подчеркивает важную идею в Теории Систем Боуэна. Эмоции в таком понимании относятся к автоматическим процессам, управляющим жизнью на всех уровнях, от клеточного до социального. Боуэн объясняет это следующим образом: "Эмоциональное функционирование включает в себя силы, которые в биологии определяются как инстинкты или автоматические функции, контролирующиеся автономной нервной системой. Субъективные эмоциональные и чувственные состояния, и силы управляют системами взаимоотношений. В широком смысле, эмоциональная система управляет жизненными процессами всех живых существ". (Bowen, 1975)

Если эмоциональная система человека сродни руководящим системам других живых существ, тогда для нас может быть важной информация, полученная при изучении животных. Здесь было бы полезно вспомнить две работы, выполненные в Национальном Институте Психического Здоровья, которые оказались весьма полезными для понимания идеи эмоциональных систем. Пол Маклин, руководитель лаборатории эволюции мозга, изучал структуры мозга и их функции, влияющие на эмоциональное поведение лабораторных животных, в основном кошек и обезьян (MacLean, 1970). Джон Кэлхоун, из Отделения поведенческих систем той же Лаборатории, пытался обнаружить, какие внешние условия улучшают или подавляют эволюционное благополучие индивидуумов и популяций (Calhoun, 1974)

Работа Маклина великолепно раскрывала понимание физиологических структур и направлений эмоционального поведения у млекопитающих. Создав концепцию триединого мозга, большую часть исследований Маклин сфокусировал на функционировании двух эволюционно более ранних мозговых структурах - ретикулярной формации и лимбической системе. Он отмечал, что, каждая структура совершенно по-разному взаимодействует с внутренним и внешним мирами. При этом две более ранние структуры - ретикулярная формация и лимбическая система - не обладают нервным механизмом для вербальной коммуникации.

Серия изысканных экспериментов на обезьянах и ящерицах позволила сделать вывод о том, что существуют более двенадцати схожих паттернов поведения у рептилий и млекопитающих. Эти поведенческие модели включают в себя функции самосохранение и выживание вида. Маклин определил пять основных категорий поведения, которые действуют в упомянутых выше паттернах. Исследование Маклина подразумевает включение ретикулярной формации во все эти поведенческие реакции.

Структурно простая лимбическая кора головного мозга по существу схожа у всех млекопитающих и связана с функциями, самосохранения и размножения. Внутренняя и внешняя сенсорная информация, интегрируется в лимбической системе и субъективно ощущается как чувство или аффект. При этом, доступное наблюдению поведение аффективного состоянии может быть определено как "эмоция" (MacLean, 1970). Маклин определяет три типа аффекта:

  1. Базовые аффекты - это информация о телесных нуждах, таких как голод, жажда и различные чувственные проявления телесных процессов.
  2. Специфические аффекты, которые вызываются активацией особой сенсорной системы. Например, возникновение боли после воздействия вредоносного стимула.
  3. Общие аффекты - это чувства, которые относятся к ситуациям, индивидуумам и группам и затрагивают самосохранение и сохранение вида.

Несмотря на то, что лимбическая система получает и внутреннюю и внешнюю сенсорную информацию, исследование Маклина наводит на мысль, что внутренние сигналы имеют доминирующее влияние на запуск реакции нейронов. Другими словами, поведение индивида, завязанное на лимбической системе, "отвечает на удар внутреннего барабанщика".

Ощущение уверенности может быть полностью внутренним и не иметь связи с внешней реальностью или даже противоречить ей. Под влиянием лимбической системы индивид может реагировать на внешние стимулы, основываясь на внутреннем восприятии реальности.

Эволюция от рептилий к млекопитающим отмечена тремя поведенческими достижениями:

  1. кормление
  2. родительская забота
  3. появление теплокровности (MacLean, 1982а).

Работа Маклина о назначении ретикулярной формации и лимбической системы и их связи с эмоциональным выражением и поведением привела к определению эмоциональной системы, которое, в общем, схоже с определением, предложенным Боуэном. Это может означать, что большая часть человеческого поведения является автоматической и не подвластна контролю со стороны индивидуума. Что ещё важней, результаты этих экспериментов связывает развитие человеческой семьи в эволюционный процесс и располагает человеческий мозг в одном ряду со всеми его эволюционными предшественниками. Характерный для в биологии взгляд на человеческую семью, схож с Боуэновской теорией, предполагающей базовую общность всех живых существ.

Кэлхоун вводит понятие экологической ловушки. То, что в эволюции зарождалось как адаптивный механизм для обеспечения большей устойчивости и гибкости у ранних млекопитающих, может ограничивать адаптивные способности, если подвергается слишком большому давлению при попытке справиться с изменяющейся окружающей средой.

Если к данному взгляду на эмоциональные системы прибавить идею об индивидуальных способностях к адаптации, то мы приходим к аналогу концепции дифференциации, которая является краеугольным камнем Боуэновской теории. Основная мысль состоит в том, что различные организмы отличаются неодинаковой адаптационной устойчивостью. Такие различия являются продуктом наследственности и индивидуальной истории. В случае превышения уровня устойчивости реакция становится более напряжённой. Если такое состояние сохранится в течение длительного периода времени, то вызванные стрессом изменения могут стать необратимыми.

В попытках изучения человека можно сфокусироваться на человеческой самобытности, на том, чем человек отличается от других живых существ. Любое исследование, особенно если его продуктом является продукт человеческого мышления, естественно затрагивает отличие человека от других живых форм. Второй вариант - рассматривать сходство человека с другими живыми существами. Биология - это наука о жизни и живых существах, и понимание сходства живых форм было и является важным шагом в процессе создания теории эволюции.

В статье 1976 года Боуэн определил основную идею, вдохновившую его на работу. Он пишет: "Я выдвинул теоретическое предположение, определяющее эмоциональное заболевание как нарушение эмоциональной системы, сокровенной части человеческого филогенетического прошлого, которую он разделяет со всеми низшими формами жизни, которая управляется теми же законами, что и все живые существа" (Bowen, 1976).

Определяющую роль инстинктов, управляющих большей частью жизни, можно наблюдать в стремлении выжить и вовлечении в сексуальную активность, ведущую к воспроизводству. В статичной окружающей среде любой организм может просто использовать индивидуальные стратегии, обеспечивающие его собственное выживание и воспроизводство, и нет потребности эволюционировать. Но, однако, не существует такой вещи как "статичная окружающая среда". В результате эволюции многоклеточных живых форм, взаимодействие организмов стало более комплексным, им требуется большая адаптивная гибкость.

Каждый живой организм, обладает неким подобием руководящей системы, которая управляет его стремлением к выживанию и воспроизводству. Ранние формы не зависели от мозга или центральной нервной системы. Простые химические или электрические механизмы могли служить ранним живым существам, так же как сейчас они служат современным.

Внутри конкретной окружающей среды каждая руководящая система соответствует всем другим. Это наиболее ясно можно наблюдать во взаимозависимости хищника и жертвы, или в скрещивании внутри вида. В этом смысле, каждый организм зависит от других, даже от собственных врагов, чтобы обеспечить эффективное действие собственных управленческих механизмов. Например, когда хищник и жертва должны приобрести новую реакцию; тогда потенциальное преимущество будет иметь то животное, у которого эта новая реакция продолжает собственное стремление к выживанию и воспроизводству. То есть, каждый организм находится под влиянием собственной окружающей среды и влияет на неё сам, и такое взаимодействие необходимо для эволюционно заданного поведения организма.

Хотя это достаточно простая мысль, приведем несколько примеров, иллюстрирующих взаимодействие между руководящими системами в природе. Некоторые паразиты, такие как остроголовый червь (Acanthocephala) развертывают удивительную стратегию, меняющую управляющую систему другого организма (Moore, 1984). Эти черви заражают промежуточного "хозяина", в данном случае - обычного таблеточного клопа, и изменяют поведение клопа таким образом, что он становится легкой добычей для окончательной жертвы - разных птиц, в чьих внутренних органах паразит в конце концов поселится. Обычно скрытное создание, избегающее незащищенных и засушливых мест, таблеточный клоп, в случае заражения, начинает пренебрегать доступными укрытиями и имеет тенденцию появляться и в сухих, хорошо освещенных районах, что не свойственно не зараженным насекомым. Оставшись незащищенным без укрытия, на светлом фоне, таблеточный клоп становится легкой добычей для птиц. Мур также описывал деятельность другого вида паразитов, влияющих на поведение организмов в воде, вызывая их незащищенность перед атаками различных видов хищных водных птиц, переправляя, таким образом, паразита к определенному "хозяину".

Можно привести различные примеры, основываясь на изучении двух мест выводков динозавров в штате Монтана (Horner, 1984). На этих участках были обнаружены окаменелые гнезда с яйцами и останки молодых динозавров. Исходя из этих останков, можно предположить, что 80 миллионов лет назад некоторые травоядные динозавры устанавливали некий вид взаимодействия между взрослыми особями и детёнышами. Среди гнезд динозавров исследователи нашли также яйца, выложенные по прямой линии, в отличие от круглых, четко выстроенных гнезд травоядных животных. Это были яйца плотоядных динозавров, которые созревали внутри гнездовья, где затем они могли охотиться за молодыми вегетарианцами. Взаимодействие между двумя видами динозавров, вероятно, предписывалось инстинктивным поведением каждого, родительской заботой одного и усовершенствованным хищничеством другого. В статье Хорнер указывается на ранние признаки развития связей между родителями и детёнышами, ранний предвестник того, что в дальнейшем стало называться семьей.

В млекопитающих эволюция достигла своей наибольшей сложности. Современный человек (Homo sapiens sapiens) является самым последним вариантом в длинной эволюционной цепочке. Современный человек появился на планете около 40 - 50 тысяч лет назад и быстро вытеснил своего непосредственного предшественника Homo sapiens neanderthalenis (Pilbeam, 1984). Эволюция гомоноидов и представителей семейства гоминид была отмечена возрастанием размера мозга (лишь с незначительными исключениями) и, видимо, возрастающей сложностью поведения. Родственные связи внутри живущих групп, то есть семья, стала частью эволюции.

Утверждать, что семья является биологическим феноменом - это только отмечать очевидное. Это в такой же степени результат эволюции, как миграции китов, колеблющийся танец медоносной пчелы, неуверенные шаги новорожденного теленка к соску матери в первые моменты жизни. Корни семьи действительно очень древние, уходящие, возможно, почти в 250 миллионов лет эволюции. Семья - это одно из проявлений человеческой руководящей системы в действии, семья является также частью природной системы.

Пока у человечества есть способность изучать и понимать собственную деятельность, остается возможность, что он сможет это сделать. Наибольшей преградой является стремление каждого человека исключить себя из сети взаимосвязанности и автоматических реакций, которые и формируют "танец жизни". Человек субъективно определяет себя как отличающегося от всех других живых форм. В вызове, брошенном теорией систем, содержится призыв к пониманию на эмоциональном уровне собственной связанности с семьей, обществом, природой и планетой. Это знание должно привести к более ответственному отношению.

Теория семейных систем

Теория была создана между 1963 и 1967 годами и включала в себя шесть концепций:

  1. Концепция о дифференциации Я
  2. Концепция о триангуляции
  3. Концепция об эмоциональных процессах ядерной семьи
  4. Концепция о проективных процессах в семье
  5. Концепция о многопоколенной передаче
  6. Концепция об эмоциональном разрыве
  7. В 1975 Боуэн добавил к своей теории две новые концепции
  8. Концепция о позиции сиблингов
  9. Концепция о социальной регрессии

Теория Боуэна содержит две основные переменные: уровень тревоги (или эмоционального напряжения) и степень дифференциации Я. Все организмы способны адаптироваться к сильной тревоге, справиться с короткими приступами тревоги. Но когда тревожность возрастает и становится хронической, в этот период в организме возрастает напряжение (внутри себя или в системе отношений). Напряжение приводит к появлению симптомов или дисфункций (физической, эмоциональной или социальной). Существует феномен заражения тревожностью - тревога может быстро распространяться в семье или в обществе. Любой человек в разное время может иметь разный уровень хронической тревоги. И выглядеть нормальным при одном уровне тревожности и ненормальным при другом, более высоком уровне.

1. Дифференциация Я - основополагающая концепция теории Боуэна

По Боуэну у любого человека существуют интелектуальная и эмоциональная системы.

Интеллектуальное функционирование относится к области рефлексии, мыслительных способностей человека. Интеллектуальная система - это функция коры головного мозга, которая появилась на последнем этапе развития человека и является основным его отличием от всех более низких форм жизни. Кора позволяет думать рассуждать, рефлексировать, регулировать жизнь в определенных областях. Интеллектуальная, или когнитивная система человека дает ему способность наблюдать за функционированием и реакциями эмоциональной системы.

Эмоциональная система включает в себя все автоматические или инстинктивные функции, которые являются автоматическими реакциями индивида на любые аспекты среды. В совокупности эти реакции называют реактивностью, и они могут находиться в диапазоне от глубоко скрытых, до явных. Реактивность порождается эмоциональной системой - внутренней управляющей системой, сходной с теми, что регулируют инстинктивное поведение у других живых существ.

Работая с семьями шизофреников, Боуэн заметил, что родители шизофреников с трудом различали чувства (более субъективная вещь) и мысли (более объективная вещь). Чувства и мысли часто используются ими как синонимы. Они не в состоянии различить субъективную истину и объективный факт. Дальнейшие исследования этого феномена привели его к выводу о том, что во всех видах семей (от самых нарушенных до великолепно функционирующих) существует слияние между чувствами и интеллектом. Различия будут лищь в способах и степени, в которой они слиты или дифференцированы друг от друга. Это и есть - концепция дифференциации Я. Боуэн утверждает, что "чем выше дифференциация, тем лучше функционируют люди. Они более гибки, адаптивны к стрессам и более свободны от проблем всех видов. По степени дифференциации Я люди образуют континуум. "

Далее Боуэн полагает, что "все эмоциональные расстройства - часть одного измерения: от самого низшего уровня функционирования человека до самого высокого ( то же с семьями, нельзя говорить о нормальной или ненормальной семье, можно говорить о ее месте на континууме)… Шизофрения, психозы и неврозы - части одного континуума. Разница между шизофренией и неврозом скорее количественная чем качественная" ("A Family Concept of schizophrenia", 1957).

Боуэн обнаружил: жизнь индивидума в гораздо большей степени регулируется эмоциональной системой чем мы признаем. Степень дифференцированности человека будет определяться сообразно тому в какой степени он в состоянии различать процессы связанные с чувствами и интеллектуальные процессы. Чем меньше уровень дифференциации Я у человека тем менее он способен делать такие различения. (Bowen, 1976).

Боуэн полагал, что всех людей в соответствии с присущей им степенью диффиренцированности между эмоциональным и интеллектуальным функционированием можно расположить на одном континууме. 

Люди на одном конце континуума не видят различий между эмоциями и интеллектом. Эмоции и интеллект у них настолько сплавлены, что жизнь этих людей подчинена эмоциональной системе. При этом какой бы ни был у них интеллект, он подчиняется эмоциям. Они могут быть прекрасными математиками, но в межчеловеческих отношениях, в личной жизни их поведение полностью контролируется эмоциями. Эти люди менее гибки и адаптивны, более эмоционально зависимы от всех и от всего, легко впадают в дисфункции и с трудом восстанавливаются .

Хотя Боуэн отмечал, что разделение между эмоциями и интеллектом может быть только относительным, однако, люди на другом конце континуума более гибки и способны к адаптации, более эмоционально независимы, в большой степени свободны от проблем любого рода. Во время стресса функционирование интеллектуальной сферы у них может быть относительно автономным

Однако, встречаются люди с высоким уровнем слияния, которые при этом умудряются поддерживать сбалансированные отношения, не испытывают острых стрессов, не проявляют симптомов и выглядят нормальными. Но они плохо адаптируются к жизни, и если у них появляются дисфункции - это состояние может стать хроническим или постоянным. Хорошо дифференцированные люди также могут иметь дисфункции, но они быстро восстанавливаются.

Способность разделять интеллектуальное и эмоциональное функционирование относительна. Стоит тревоге достигнуть определенного уровня, и автоматические реакции эмоциональной системы начинают происходить независимо от когнитивной активности. Даже высоко дифференцированная личность при достаточно высоком уровне тревоги испытывает трудности в мыслительном управлении поведением. С другой стороны, личность с низким базисным уровнем дифференциации может утратить когнитивное функционирование даже при небольшой тревоге. Нужно отметить, что чем выше тревога, тем в большей мере поведение становится автоматическим, или инстинктивным.

Базисный уровень дифференцированности личности обусловлен предшествующими поколениями и родителями, с которыми вырос человек. Чем больше жизнь контролируема эмоциональной системой, тем более она следует всем формам инстинктивного поведения, несмотря на все интеллектуализированные попытки человека объяснить своё поведение. При высоком уровне дифференцированности Я все эти влияния эмоциональной системы тоже присутствуют, но интеллект в достаточной степени автономен, чтобы принимать решения независимо от эмоционального состояния.

Не стоит путать автономную интеллектуальную систему со склонностью к интеллектуализации, когда она выступает как механизм защиты от свободного выражения чувств, которое считается признаком здоровья.

Боуэн пишет: "Недифференцированный человек, находящийся в ловушке своего эмоционального мира, может продуцировать противоречивые, интеллектуально звучащие объяснения своему состоянию, в то время как более дифференцированный человек, может, если хочет, разделить с другими всю полноту эмоциональной близости, не боясь оказаться слитым с ними. Его интеллектуальные процессы совершенно отличны от бессвязных интеллектуализированных объяснений эмоционально недифференцированной личности".

Концепция континуума также выводит за свои пределы такие категории как гениальность, социальный класс, культурно-этнические различия. Она - универсальна и подходит для всех форм жизни человека.

Ещё одна важная составляющая дифференциации Я - Уровень Целостного Я и Псевдо -Я в человеке.

Структура Псевдо-Я -формируется для приспособления к окружающей среде и состоит из множества убеждений, установок, и.т.д., разделяемых потому, что их разделяет и считает правильными та группа, с которой идентифицирует себя человек. Она создается и модифицируется под влиянием эмоционального давления, существующего в любом эмоциональном союзе, будь то семья или общество. Группа требует от члена приспособления к ее идеалам и нормам. При этом, принципы Псевдо-Я случайны и противоречивы, но индивид этого не осознает, находясь под давлением; оно не инкорпорировано, а как бы добавлено к Я. В период эмоциональной близости два Псевдо-Я сливаются друг с другом, одно растворяется в другом. Целостное Я - не участвует в феномене слияния, состоит из четко определенных убеждений, мнений, установок и жизненных принципов. Когда человек делает выбор, он становится ответственным за себя и за последствия своих поступков.

Псевдо-Я развито в нас гораздо больше, а Целостное Я гораздо меньше чем это нам кажется.

Именно на уровне Псевдо-Я люди дают, получают, одалживают, торгуются и обмениваются своими Я. При любом акте обмена один отдает частьсебя, а другой получает равное количество. Примером может служить любовь - каждый пытается быть таким , каким его хочет видеть другой, и в свою очередь требует от партнёра подобных изменений. Эта торговля происходят на уровне Псевдо-Я. В браке два Псевдо-Я сливаются в МЫ, где один становится носителем инициативы и ответственным за принятие решений. Этот одни получает Псевдо - Я в той степени, в которой теряет другой его теряет. Партнер может отдать свое Псевдо - Я сразу или после непродолжительной торговли. Чем лучше супруги способны чередовать эти роли, тем здоровей брак. То же происходит в любых группах. Обмен Псевдо-Я автоматический эмоциональный процесс, который появляется, когда люди манипулируют друг другом в тонких жизненных ситуациях. Обмен Псевдо-Я может быть коротким (критика, которая заставит человека чувствовать себя плохо в течении нескольких дней) или длительным, в котором приспосабливающийся (теряющий Псевдо - Я) партнер настолько теряется, что лишается способности принимать решения и приобретает тяжелую дисфункцию - психоз или серьезное хроническое заболевание. Эти механизмы гораздо менее интенсивны при более высоких уровнях дифференциации.

В зависимости от расположения на континууме, Боуэн разделил всех людей на четыре группы:

1. 0-25 - Слияние

  • Недифференцированная эго масса семьи (или общества)
  • Не отличают чувства от фактов
  • Полностью ориентированы на отношения
  • Вся энергия уходит на поиски любви, одобрения, поддержание отношений в гармонии
  • На жизненные цели энергии нет
  • Если одобрения не находят, то уходят в себя или борются с системой отношений, в которой их не полюбили
  • Жизненно важные решения принимаются на основе текущего чувства
  • Пытаются привести систему отношений в состояние баланса, ощутить комфорт и избавиться от тревоги
  • Не способны поставить конкретных отдаленных целей, кроме как "хочу быть счастливым" и.т.д.
  • Зависимы от родителей, затем ищут такую же систему отношений, в которой смогут почерпнуть достаточно сил, чтобы функционировать
  • Не могут адаптироваться
  • Много симптомов и кризисов
  • Имеют проблемы со здоровьем, социальные и финансовые сложности
  • Проблемы носят хронический характер
  • Если в результате терапии они ощущают незначительный комфорт, они удовлетворены

2. 25-50 - умеренная дифференциация Я

  • Начало дифференциации эмоциональной и интеллектуальной систем
  • Псевдо-Я превалирует
  • Жизнь подчинена эмоциональной системе, но жизненные стили более гибки
  • Если тревога низкая, функционируют как при высокой дифференциации Я, если высокая - как при слабой
  • Ориентированы на отношения. Большая часть энергии уходит на поиск любви и одобрения.
  • Чувства выражаются более открыто, чем на первом уровне.
  • Ориентированы на то, что подумают другие, стремятся завоевать друзей и одобрение
  • Самооценка зависит от других
  • Успех в работе завистит и достигается с помощью статуса в отношениях, а не за счет качества самой работы
  • Псевдо-Я состоит из произвольного набора противоречащих друг другу принципов и принимает любые формы, чтобы смешаться с разными системами отношений
  • Целостное - Я плохо развито. Говорят "я чувствую, что…" перед любым псевдо философским утверждением. Апеллируют к туманным авторитетам: "согласно правилам", "научно доказано", "испокон веков известно", выдергивают нужную информацию из контекста
  • Интеллект в приложении к вещам, не касающимся человека, его личности, отношений и.т.д может быть хорошо развит
  • Интеллект в приложении к личным вопросам недостаточно развит и в их личной жизни царит хаос
  • Здесь находятся прилежные ученики и революционеры. Революционер восстает против существующей системы, но ему нечего предложить взамен.
  • Крайний вариант открытых чувств. Они хотят эмоциональной близости и прямой коммуникации чувств. Они открыто эмоционально зависимы от другого, очень чувствительны, воспринимают настроение, проявления и позицию другого и отвечают открыто, прямо выражая чувства или действуя импульсивно.
  • Всю жизнь ищут идеальных близких отношений. Находят ® слияние ® реагируют дистанцированием и отчуждением ® что затем стимулирует следующий цикл поисков близости или депрессию и отчуждение, или поиск новых систем отношений.
  • Демонстрируют большое количество проблем: полный набор физических болезней, эмоциональных болезней и социальных дисфункций
  • Эмоциональные расстройства включают: внутренние проблемы невротического уровня, депрессию, расстройства поведения и нарушения характера
  • Склонны к алкоголизму и наркомании, чтобы снизить тревогу
  • Демонстрируют импульсивное, безответственное поведение

3. 50-75 - хороший уровень дифференциации Я

  • Интеллектуальная и эмоциональная системы дифференцированы достаточно для того, чтобы работать бок о бок, в сотрудничестве, как команда
  • Интеллектуальная система достаточно автономна. Когда тревога возрастает - она не теряет автономности и не подчиняется эмоциональной системе
  • Хороший уровень развития Целостного - Я
  • В период низкой тревоги люди применяют логическое мышление, чтобы развить убеждения, взгляды и принципы, которые они затем используют в моменты высокой тревоги и паники для контроля над эмоциональной системой.
  • Дифференциация Я имеет здесь тонкую градацию: от людей, которые знают, что есть лучший выход и способ действия, но их интеллект плохо сформирован, и они все равно ведут себя подобно людям на втором уровне - до людей с наиболее развитым Целостным - Я, которые контролируют свою эмоциональную систему.
  • Свобода повышается. Эти люди больше не пленники чувственно-эмоционального мира.
  • Их эмоциональная жизнь удовлетворяет, гораздо больше
  • Они могут жить полноценной эмоциональной жизнью и разделять свои эмоции с другими, зная что если возникнет необходимость они легко смогут выпутаться, используя логическое мышление.
  • Могут расслабиться и отдать контроль эмоциональной системе в отдельные периоды жизни, но если возникнут проблемы, контроль вновь передается интеллекту, тревога снижается и кризиса удается избежать.
  • Менее ориентированы на отношения
  • Имеют цели жизни
  • Меньше зависят от того, что думают другие
  • Способны твердо стоять на своих собственных убеждениях, не имея необходимости нападать на убеждения других и защищать свои.
  • Адекватная самооценка
  • Брак - функциональное партнерство
  • Супругам нравится эмоциональная близость, но они не теряют собственных Я
  • Жена лучше реализуется как женщина, а муж как мужчина, без необходимости спорить о преимуществах и недостатках биологического пола и социальных ролей
  • Позволяют детям вырасти и построить собственные Я, не пытаются слепить их по своему образу и подобию
  • Каждый из супругов и детей сам отвечает за себя - не обвиняют друг друга за свои поражения и не приписывают другим своих побед
  • Могут успешно взаимодействовать с другими людьми и хорошо себя чувствуют, когда находятся одни.
  • Хорошо справляются с различными жизненными ситуациями
  • Свободны от большинства проблем

4. 75 - 100 уровень дифференциации Я

  • скорее гипотетический, чем реальный

2. Концепция о триангуляции

Диада может оставаться стабильной до тех пор, пока уровень тревоги низкий. Как только он повышается, в целях снижения тревоги, привлекается достаточно уязвимый третий, чтобы создать треугольник. Если напряжение в треугольнике слишком велико для троих, включаются другие люди, и все отношения организовываются в серию взаимосвязанных треугольников.

Эмоциональный процесс между двумя людьми или группами имеет постоянную тенденцию вовлечения третьего. В этом - суть концепции треугольников. Однако если третья сторона сможет оставаться в активном контакте с каждой из двух других, находясь в то же время вне эмоционального поля их отношений, то эмоциональная интенсивность отношений первых двоих найдет автоматическое разрешение (Bowen, 1966, 1971).

В период покоя (когда тревога низкая) треугольник состоит из двух близких друг другу людей в состоянии комфорта и третьего, аутсайдера, ощущающего себя менее комфортно. Двое защищают свою совместность, а третий чувствует себя неуютно, но при этом имеет возможность образовать собственную совместность где-нибудь еще. Аутсайдер хочет сформировать совместность с кем-то из двоих и есть масса ходов и способов это устроить. Эмоциональные силы внутри треугольника находятся в постоянном движении, даже в периоды спокойствия (когда тревога низка).

В периоды стресса позиция аутсайдера наиболее комфортная и предпочтительная. В силу этого, каждый член треугольника стремиться занять аутсайдерскую позицию, чтобы избежать напряжения между двумя другими. Когда невозможно переключить силы в треугольнике, один из двоих подключает четвертого, оставляя предыдущего третьего вовне, чтобы позже вовлечь его снова.

В новом треугольнике эмоциональные силы воспроизводят абсолютно тот же паттерн, что и в предыдущем.

Эмоциональные силы продолжают перемещаться из одного активного треугольника в другой и, в конце концов, оседают в одном треугольнике до тех пор, пока вся система остается достаточно спокойной (тревога низкая).

Когда напряжение в семье достаточно велико, а возможности внутрисемейных треугольников исчерпаны, семейная система триангулирует людей извне, например - полицейских или социальных работников. Попытка выноса напряжения вовне считается успешной, если привлеченные люди вступают в конфликт с семейной системой, а она при этом становится спокойней.

Когда в треугольнике среднее напряжение, две стороны чувствуют себя комфортно, а одна находится в конфликте. Такие паттерны воспроизводятся в треугольнике много раз, участники получают фиксированные роли и закрепленные отношения друг с другом.

Важно отметить, что в вершинах треугольника могут быть не только отдельные личности, но и предметы, проблема, хобби, работа, группы людей и т. п.

Треугольник - не всегда патологическая вещь. Например в семье с маленьким ребёнком он вполне естественен. Но если треугольник обеспечивает стабильную ситуацию в условиях незрелой системы, то он останавливает её развитие.

3. Концепция об эмоциональных процессах ядерной семьи

Концепция описывает паттерны эмоционального взаимодействия в семье на уровне одного поколения. Определенные базисные паттерны отношений между матерью, отцом и ребенком воспроизводят паттерны прошлых поколений и будут воспроизведены в последующих.

Обычно начало нуклеарной семьи - это брак. Супруги вступают в брак с жизненными паттернами и уровнями дифференцированности, унаследованными от их родительскийх семей. Ухаживание, брак и деторождение в значительной степени регулируются эмоционально-инстинктивными силами. То, как будущие супруги встречаются, ухаживают и планируют брак, дает много информации об уровне их дифференцированности. Чем ниже уровень дифференцированности, тем больше проблем можно ожидать в будущем. Люди выбирают партнеров, имеющих сходный уровень дифференциации. Большинство супругов имеют наиболее близкие и открытые отношения в период ухаживания. Чем ниже их уровни дифференцированности , тем интенсивней эмоциональное слияние в браке. Один партнер доминантный, другой приспосабливающийся. Если оба пытаются стать доминантными - конфликт неизбежен. Когда оба приспосабливающиеся - возникает паралич принятия решений.

Стремление к доминантной или адаптивной позиции определяется позицией, которою человек занимал в родительской семье. Слияние приводит к появлению тревоги у одного или обоих супругов. На слияние супруги реагируют по-разному. Наиболее распространенный способ - эмоциональное дистанцирование. В некоторой степени этот способ представлен во всех браках , а во многих браках он присутствует в большой степени. Существуют четыре большие области, в которых степень слияния в браке манифестируется в симптомах: эмоциональная дистанция супружеский конфликт, болезнь или дисфункция одного из супругов, проекция проблем на детей. Обычно в семьях действует сразу несколько из этих механизмов, значительно реже - какой-либо один доминирует над остальными.

Чем больше слияние, то есть чем ниже уровень дифференциации в супружеской паре, тем активнее используются эти механизмы, а также тем выше уровень тревоги в семье. При низком уровне хронической тревоги в семье свойственные ей механизмы могут проявляться лишь ситуативно, в периоды острой тревоги.

Активизация механизмов "защиты от близости" неизменно ведет к активизации треугольников.

1. Эмоциональная дистанция. Имеется в виду реагирование на интенсивность эмоционального контакта путем дистанцирования. Чаще это бывает при негативном эмоциональном заряде, но возможно и при чрезмерной позитивности слитности. Дистанция может быть реальной, а может быть результатом внутренних операций. В первом случае, например, один из супругов может проводить много времени вне дома под теми или иными предлогами, или же супруги очень много времени проводят в компании других людей. Иначе говоря, ситуации, благоприятные для интенсивного контакта, избегаются. Во втором случае дистанция создается более тонкими средствами, направленными на снижение эмоционального реагирования. Примеры таких средств - хроническая раздражительность, хобби, "каменное" выражение лица. Интересно, что человек может, устраняясь из эмоционального контакта с другим, очень много об этом другом думать.

Обычно партнерами дистанцируются автоматически, без осознания этого. Дистанцирование, по сути, есть "клапан" для выпускания напряжения. Не смотря на то, что оно происходит автоматически, дистанцирование обычно приводит к большему психологическому расстоянию, чем хотели бы партнеры. Когда у одного из них дискомфорт увеличивается, происходит активизация треугольника с вовлечением значимого третьего лица. В любом случае избегается дискомфорт, который ощущается из-за чрезмерной близости. При этом источником собственных эмоциональных реакций и дискомфорта воспринимается партнер.

2. Супружеский конфликт. Его функция - управление тревогой, поддержание равновесия в семье. Степень его может быть от мягкой до тяжелой и зависит от уровня слияния супружеской пары, а также от интенсивности тревоги.

В ситуациях, когда партнеры излишне эмоционально реагируют друг на друга, их мысли часто сконцентрированы на "упрямстве, равнодушии, неразумности" другого. Конфликт может вспыхнуть по незначительному поводу и быстро достигнуть высокого накала. При этом, могут вспоминаться давние обиды. Если интенсивность конфликта такова, что он становится неуправляемым, автоматически возникают тенденции привлечения значимого третьего лица (или организации, например, полиции или службы кризисного вмешательства).

Обычен двухфазный режим: конфликт - последующее дистанцирование. Нередко бывает и так, что конфликты чередуются с периодами теплой близости: близость - напряжение - дистанцирование - конфликт. На фазе дистанцирования каждый из партнеров может поджидать, пока другой "оступится" - что-то сделает "не так". Таким образом, при супружеском конфликте партнеры очень сосредоточены друг на друге. Ошибки и оплошности очень внимательно отслеживаются. Собственной роли в повторяющейся ситуации никто, разумеется, не понимает, в лучшем случае, собственная роль может признаваться, но оцениваться как необходимая самозашита.

Как ни странно, чем больше тревоги канализируется в супружеский конфликт, тем менее вероятен ущерб для развития ребенка. Права, если родитель начинает тревожиться о влиянии супружеских разногласий на ребенка, это свидетельствует о вовлечении последнего в эмоциональный процесс партнерских отношений.

3. Передача проблемы ребенку. Любой ребенок в какой-то степени вовлечен в эмоциональные процессы, происходящие между родителями. Однако иногда эта вовлеченность может быть столь велика или даже тотальна, что нарушает способность ребенка функционировать в жизни. Тревога родителя выражается в сензитивности и реактивности ребенка. Однако нельзя считать родителя виновным, а ребенка - жертвой, поскольку данный процесс вовсе не начался с этого родителя - он может быть прослежен на несколько поколений назад. Кроме того, в этой ситуации речь идет о слитности, в тяжелых случаях достигающей степени симбиоза в биологическом смысле слова. У всех участников симбиоза нарушена способность функционировать и даже самостоятельно выживать в мире.

Эту ситуацию легче описать, чем объяснить. В любом случае, ребенок играет свою роль: он, например, ведет себя таким образом, чтобы оправдывать озабоченность или иной поведенческий стереотип матери по отношению к нему. Впрочем, здесь возможно и влияние случайности - например, неожиданной болезни ребенка или родителя.

Роль отца не менее важна, чем роль матери: вовлеченность ребенка непосредственно зависит от тревоги в отношениях родителей. Недостаточная дифференцированность отца прямо влияет на способность матери объективно смотреть на себя и ребенка. Варианты отцовского поведения могут быть различны. Он может считать проблемы матери с ребенком объективными, - например, считать ребенка слабым или избалованным, - и пытаться что-то компенсировать. Может быть груб и суров, пытаясь "закалить" ребенка. В результате мать и ребенок еще более сблизятся. В целом, чем больше напряженности в отношениях родителей, тем больше слитность матери и ребенка. Инициирующую роль в этом процессе всегда играет родительская тревога.

4. Дисфункция у супруга. Этот эмоциональный процесс связан с адаптацией супругов друг к другу. Обычно в браке обе стороны постоянно идут на компромиссы, чтобы избежать конфликта. Но в некоторых случаях компромисс становится жестким и выглядит как гиперфункционирование одного партнера и гипофункционирование другого. Тенденция такого рода может быть связана с обоими партнерами. Например, один мог быть обучен в родительской семье принимать решения за других; второй - позволять другим принимать решения за себя.

Это распределение - чисто функциональное: нередко можно наблюдать, как в случае выхода из строя "сильной" стороны "слабая" действует вполне эффективно.

Формирование этого механизма также не вполне ясно. Одним из факторов, однако, считается порядок рождения каждого из супругов. Пока уровень тревоги низок, дисфункция одного из супругов может не проявляться. Однако в ситуации длительного стресса гипофункционал может обнаружить физическую, эмоциональную или социальную дисфункцию. Эта дисфункция, в свою очередь, может вызвать к жизни новые роли или позиции других членов семьи, в конечном счете служащие восстановлению семейного равновесия. Роли сиделок и санитаров при дисфункциональном члене семьи ослабляют межличностную напряженность.

Существует достаточное количество переменных, определяющих способ функционирования семьи в текущем поколении. Тщательно изучая историю семьи и учитывая детали жизни текущего поколения, можно восстановить способы функционирования прошлых поколений. Зная о передаче определенных паттернов через многие поколения, можно предсказать те же самые процессы для будущих поколений.

Все четыре механизма должны поглощать существующую недифференцированность. Для этого могут быть задействованы и все четыре области, и лишь одна из них. Способы обращения с недифференцированностью также имеют свои истоки в семейной истории.

Любые симптомы в нуклеарной семье, супружеский конфликт, дисфункция одного из супругов или нарушения у ребенка, будут менее интенсивными при низком уровне тревоги и более интенсивными при высоком уровне тревоги.

4. Концепция о проективных процессах в семье

Это процесс, посредством которого родительская недифференцированность наносит вред и приводит к ухудшению состояния одного или более детей действующих в треугольнике отец-мать-ребенок.

В каждой супружеской паре существует некое фиксированное количество недифференцированности. И оно может распределятся по четырём каналам. Таким образом, мы может наблюдать семьи, где практически нет супружеских конфликтов, оба супруга здоровы, а ребенок имеет максимум проблем.

На более тонком уровне проективный процесс связан с материнским инстинктом и степенью, в которой тревога позволяет ему реализоваться во время беременности и в первые месяцы жизни ребенка. Процесс начинается с материнской тревожности, а отец играет поддерживающую роль, помогая ей реализовать тревожность в материнстве. Ребенок отвечает на тревогу матери собственной тревожностью, которую она ошибочно воспринимает как проблему ребенка. Родители начинают гиперопекать ребенка, преобразуя свою тревогу в излишнюю заботу о ребенке. Устанавливается паттерн инфантилизации ребенка, при котором ребенок постепенно становится все более проблемным и требовательным. Как только процесс начался, дальше он может мотивироваться как тревогой матери, так и тревогой ребенка.

Обычно симптомы появляются эпизодически, в стрессовые периоды на протяжении детства, а затем перерастают в более серьезный симптом в подростковом возрасте или после него.

Интенсивное эмоциональное слияние матери и ребенка может проходить в равновесии без симптомов вплоть до пубертатного периода, когда ребенок попытается функционировать самостоятельно. В этот момент отношения ребенка с матерью или с обоими родителями примут негативный характер и у него появятся множество симптомов или один серьезный симптом.

Еще более глубокая степень слияния матери и ребенка может протекать бессимптомно вплоть до ранней юности, когда ребенок впервые попытается жить самостоятельно и рухнет в психоз.

Шизофрения, согласно этой теории, продукт дисфункции во многих поколениях. В каждом следующем поколении симптоматика нарастала, а уровень дифференциации Я снижался, пока, наконец, в очередном поколении не проявилась шизофрения.

Триангулированный ребенок - тот, на котором проективный процесс сфокусирован в наибольшей степени. Он менее всего способен адаптироваться к жизни и в итоге имеет более низкий по сравнению с сиблингами уровень диффернциации Я.

Между детьми недифференцированность распределяется следующим образом: она отдается одному ребенку, а если количество слишком велико для одного, включается еще одни, обычно в меньшей степени, чем предыдущий и.т.д.

Обычно объектом проекции становятся: старшие дети; единственный ребенок противоположного пола; те, кто особенно эмоционально значим для матери, или те, кто, по ее мнению, особенно эмоционально значим для отца; дети с какими -либо дефектами; единственные дети; единственная дочь или единственный сын, когда остальные дети другого пола; особенные дети, которые были раздражительны, ригидны, находились в плохом контакте с матерью с самого начала. Дети, на момент зачатия и рождения которых пришлось состояние повышенний тревоги. Количество особых эмоциональных вложений в таких детей изначально велико. Женщины, которые в подростковом возрасте больше мечтали о муже, чем о детях, будут скорее иметь супружеский конфликт или дисфункцию (или нефункционального мужа), а женщины представлявшие себя в будущем скорее матерями, чем женами будут склонны к проективным процессам и триангуляции детей.

5. Концепция о многопоколенной передаче

Одной из важных концепций теоретической системы Боуэна является процесс межпоколенной передачи от родителей детям разных уровней незрелости. В большинстве семей родители передают часть своей незрелости одному или нескольким детям. Чтобы проиллюстрировать этот процесс я начну с родителей со средним уровнем дифференциации и допущу, что в каждом поколении родители проецируют основную часть своей незрелости только одному ребенку, таким образом, максимальная нарушенность сосредотачивается в каждом поколении в одном ребенке. Кроме того, я допущу, что один ребенок в каждом поколении вырастает относительно вне эмоциональных требований и нажимов со стороны семейной эгомассы и достигает наиболее высокого уровня дифференциации, возможного в данной ситуации. По существу невозможно, чтобы такая последовательность возникала из поколения в поколение, но она действительно иллюстрирует этот паттерн.

Пример: Представим себе родителей с уровнем дифференциации 50. У них есть трое детей. Уровень наиболее вовлеченного ребенка - 35, что существенно ниже, чем базовый уровень родителей. У данного ребёнка будут наблюдаться наибольшие нарушения. Уровень другого ребенка 50, такой же, как базовый уровень родителей. Третий вырастает относительно вне семейных проблем и достигает уровня 60, что выше, чем у родителей. Если учесть, что ребенок с уровнем 35, заключает брак с супругом, уровень дифференциации которого в районе 35, то особенности этого брака будут изменяться в зависимости от способа, с помощью которого в этой семье будет решаться проблемы. В семье с наибольшей проекцией будет спокойный брак и почти полная сосредоточенность на здоровье, благосостоянии и достижениях наиболее вовлеченного ребенка, уровень которого будет, в этом случае, ещё ниже, например, 20. Они могли бы иметь другого ребенка, растущего вне семейных проекций, с уровнем 45, то есть выше, чем у родителей. Иметь двоих детей, одного с уровнем 20, а другого - 45 едва ли возможно. Ребенок с уровнем 20 уже находится в зоне риска и подвержен целому спектру проблем. В начале он может быть сверхуспевающим в школе, а затем, в подростковом возрасте перенести эмоциональный срыв. С особой помощью он, возможно, смог бы окончить школу, провести несколько лет бесцельно, а затем найти супруга, чьи "потребности в другом" так же велики, как и у него. У них, вероятно, будет множество проблем в браке, со здоровьем, социальных проблем, и проблемы будут слишком велики, чтобы их можно было спроецировать их лишь на одного ребенка. Они могли бы иметь одного ребенка с уровнем 10, другого 15, и третьего, растущего вне семейных проекций, с уровнем 30, намного превосходящим уровень родителей. Те дети, чей уровень 10 и 15, являются кандидатами на полный функциональный спад до таких состояний как шизофрения или нарушенное поведение. Это иллюстрирует предыдущие утверждения о том, что необходимо как минимум три поколения, чтобы человек достиг уровня "отсутствия Я" и появления шизофрении. В среднем, незрелость будет прогрессировать существенно медленнее. Кроме того, в каждом поколении есть дети, продвигающиеся вверх по шкале, и в средней семье процесс много медленнее, чем показано в этом примере.

Процесс семейной проекции работает в семье на протяжении многих поколении. Но заметен он только тогда, когда становится достаточно интенсивным. В более мягком варианте это настолько обычный процесс, что люди рассматривают его просто как часть жизни и как естественное единение между детьми и родителями. Kaк отмечалось ранее, в большей степени этот механизм определяется чувствительностью родителей и только после этого - актуальными потребностями ребенка.

В группе сиблингов один ребенок будет более вовлечен в этот процесс, чем остальные, хотя если процесс достаточно интенсивен, в него могут быть вовлечены и остальные сиблинги. Выделенный ребенок развивает повышенную чувствительность к эмоциям родителей, реагирующих описанным выше способом. Остальные братья и сестры менее чувствительны к эмоциям родителей. Они вырастают более дифференцированными, с большим разделением между чувствами и мыслями., чем у их податливого сиблинга.. Они склонны больше учиться на сильных сторонах родителей. Вовлеченный же ребенок знает о родительской эмоциональной незрелости и стимулирует ее.

Теория Боуэна предполагает, что люди выбирают партнеров по браку с уровнем дифференциации близким к их собственному. Следовательно, из поколения в поколение ребенок, обременённый родительскими проекциями женится и функционирует с большей эмоциональной интенсивностью, чем его родители. Их сиблинги создают семьи по эмоциональным уровням близкие или менее интенсивные, чем родительские. С этой точки зрения, в любой семье существуют ветви с повышающимся и ветви с понижающимся уровнями дифференциации. Конечной точкой такой прогрессии в направлении недифференцированности являются разнообразные дисфункции. Формы шизофрении, хронический алкоголизм, и даже, возможно, хронические физические заболевания, очевидно, являются манифестациями высокоинтенсивных вариантов этого процесса.

В любом поколении случайные события могут замедлить этот процесс. Аналогично, неблагоприятные обстоятельства могут ускорить его. Важной переменной является наличие механизмов в браке, отличающихся от проекции и способных поглощать тревогу. На определенном уровне могут играть роль изменения в обществе и последующие колебания тревоги. Важным фактором социальной тревоги может стать исчезновение необходимых ресурсов и перенаселенность.

Не вполне понятно, как формируется взаимная вовлеченность мать-ребенок. Часто оказывается, что мать вовлекает младшего или старшего ребенка. Также вероятным кандидатом является единственный ребенок данного пола, например, единственный мальчик, или единственная девочка. Часто вовлекаются дети с врожденным или сформировавшимся физическим дефектом. При этом многие дети в тех же условиях не становятся объектами родительской проекции, и это наводит на мысль, что существуют другие механизмы и факторы, определяющие, какой именно ребенок вовлекается в процесс.

Итак:

  • Проективный процесс в семье проходит через многие поколения
  • Дети, которые были главными объектами проективного процесса, имеют более низкий уровень дифференциации Я, чем родители и сиблинги
  • Дети, минимально вовлекаемые в проективный процесс, имеют потом такой же уровень дифференциации Я, что и родители
  • Дети, которые оставались относительно вне эмоциональных процессов в семье, развивают уровень дифференциации Я более высокий, чем у родителей и вовлеченных сиблингов.
  • Если проследить судьбу наиболее триангулированного ребенка, с наименьшим уровнем дифференциации Я в следующих поколениях, мы увидим, что его потомки имеют все более и более низкий уровень дифференциации Я. В разных поколениях процесс может убыстряться и замедляться.
  • Из-за изменений темпов, чтобы нарушения перешли на уровень шизофрении нужно не 3, как было показано выше, а 8-10 поколений.
  • В результате этого процесса образуются наиболее слабо функционирующие люди, представители самых низких социальных слоев
  • Если люди сталкиваются с сильными стрессами в 5-6- поколениях из 10, то более вероятно, что в них начнет воспроизводится паттерн хронической социальной неудачи, а не шизофрении
  • Шизофрения скорее появится у тех малофункциональных людей, которые оказались неспособными поддерживать состояние баланса в течении нескольких поколений
  • Если проследить судьбу ребенка, который развил примерно тот же уровень дифференциации Я, что и родители, мы увидим постоянство функционирования семьи на протяжении многих поколений
  • Проследив же судьбу ребенка, развившего более высокий уровень дифференциации Я, мы увидим поколения функциональных и успешных людей
  • Семья с наивысшим уровнем дифференциации может дать одного ребенка, который опустится по шкале, и, наоборот, семья с низшим уровнем дифференциации может иметь одного ребенка, который поднимется по шкале.

Шизофрения - это естественный процесс, который помогает расе оставаться сильной. Слабость семьи фиксируется в одном ребенке, который вряд ли женится и будет иметь потомство.

6. Эмоциональный разрыв

Паттерн эмоционального разрыва определяет то, как люди обращаются со своими незавершенными эмоциональными привязанностями.

Основными проявлениями эмоционального разрыва являются:

  • отрицание интенсивности эмоциональной связи с родителями,
  • действия и претензии направлены на то, чтобы казаться более независимым, чем есть на самом деле,
  • наличие эмоциональной дистанции, достигаемой при помощи внутренних механизмов или физического дистанцирования.

Проявлением незавершенной эмоциональной привязанности к родителям может служить поведение подростка во время пубертатного периода. Большей части людей, в той или иной степени, присущи незавершенные эмоциональные связи с родителями. Это подтверждается большинством психологических теорий, считающих эмоциональные кризисы - нормой для подросткового периода. Теория же семейных систем не поддерживает подобную точку зрения. Хорошо дифференцированный молодой человек, с раннего детства правильно и систематически переживающий процесс взросления и отделения от своих родителей, гладко продолжит процесс взросления и на протяжении подросткового периода. Пубертатный период становится благоприятной возможностью для начала принятия ответственности за себя, а не для борьбы с незавершенной эмоциональной привязанностью к родителям. Для значительной части людей в подростковом периоде будет характерно отрицание связи с родителями и принятие, в некоторой степени, крайних позиций с претензией на взрослость. Интенсивность отрицания и претензий в подростковом периоде является достаточно точным индикатором степени незавершенных эмоциональных связей с родителями.

Какую-то степень незавершенной эмоциональной привязанности имеют все люди. Чем ниже уровень дифференциации Я, тем интенсивней эмоциональная привязанность.

Паттерн эмоционального разрыва касается того, как люди отделяют себя от прошлого, чтобы начать жизнь в настоящем. Чтобы достичь эмочионального разрыва годятся различные способы: изоляция, уход в себя, бегство или отрицание важности родительской семьи, комбинации эмоциональной изоляции и дистанции

Тип механизма, используемый для достижения эмоциональной дистанции, не является индикатором интенсивности или степени незавершенности эмоциональной привязанности. Человек, убежавший из дома, так же эмоционально зависим и привязан, как и человек, оставшийся дома и использующий внутренние механизмы для контроля привязанности. У убежавшего из дома другой жизненный путь. Ему нужна эмоциональная близость, но он испытывает к ней неприязнь. Он убегает, обманывая себя, что этим он достигает "независимости". Чем сильней эмоциональный разрыв с его родителями, тем более он подвержен повторению того же самого паттерна в будущих взаимоотношениях. У него могут быть интенсивные взаимоотношения в браке, которые он будет считать временами идеальными и незыблемыми, но паттерн физической дистанции остается частью его. Когда в браке нарастает напряжение, он будет использовать тот же самый паттерн бегства. Он может сбежать от одного брака к другому, или устроить свою жизнь, окружив себя многочисленными партнерами, или его взаимоотношения могут становиться всё более кратковременными. Яркий пример этого - взаимоотношение "бродяги", переходящие от одних взаимоотношений к другим, каждый раз обрывая эмоциональные связи с прошлым и отдаваясь нынешним взаимоотношениям. Тот же самый паттерн может применяться к взаимоотношениям на службе и к другим областям жизни, где существует эмоциональная зависимость в отношениях. Человек, добивающийся эмоциональной дистанции при помощи внутренних механизмов, имеет трудности другого порядка. Он в состоянии оставаться на месте события в периоды эмоционального напряжения, но более подвержен внутренним дисфункциям, таким, как психическая болезнь, эмоциональным дисфункциям подобным депрессии, социальным дисфункциям подобным алкоголизму и состояниям эпизодической безответственности по отношению к другим. Лучшим примером является депрессия. Чем выше тревога в окружении, тем больше такой человек эмоционально изолирует себя от других, при этом создается впечатление, что он поддерживает нормальные отношения в группе. Значительная часть людей использует разнообразные сочетания внутренних механизмов и физической дистанции при работе над незавершенными эмоциональными связями со своими родителями.

Чем более интенсивен эмоциональный разрыв с прошлым, тем больше вероятность того, что у человека возникнут те же проблемы в браке, что и у его родителей, но, возможно, в более ярко выраженном виде. В следующем поколении, его дети тоже прибегнут к эмоциональному разрыву, но, возможно, еще большей силы.

Чем выше уровень тревоги у слабо дифференцированных людей, тем вероятнее разрыв между поколениями.

Чем лучше нуклеарная семья поддерживает эмоциональный контакт с родительскими семьями, тем меньше проблем и симптомов в обоих поколениях.

7. Концепция о сиблинговой позиции

Концепция является адаптацией работы Томсона, который создал персональный профиль для каждой позиции сиблинга. Основной тезис работы Томсона: базисные характеристики личности соответствуют позиции сиблинга, то есть очередности, количеству братьев и сестер и месту занимаемому им. Его идеи открыли новое измерение в понимании того, как определенный ребенок выбирается для триангуляции. Степень, в которой профиль личности соответствует "нормальному", позволяет узнать уровень дифференциации и направление, в котором проективный процесс двигался от поколения к поколению.

Например, ответственный, с низким уровнем тревожности старший ребенок - в высокой степени свидетельствует о хорошем уровне дифференциации в семье. Зная степень, в которой люди соответствуют профилям, мы можем предсказать, какая степень слияния будет у супругов в браке, какие эмоциональные процессы в ядерной семье будут преобладать и какие усилия они будут прилагать находясь в терапии. Проблема сиблингов - проблема функционирования в различных позициях.

Например: брак между старшей дочерью, имеющей младшего брата и младшим братом, имеющим старшую сестру будет вполне комплиментарным и будет функционировать по типу - гиперфункционал -гипофункционал. Брак между двумя младшими детьми, имеющих старших сиблингов противоположного пола будет некомплиментарным. Это будут - два гипофункционала, с надеждой ожидающие инициативы от своего партнёра. Брак между двумя старшими детьми, имеющих младших сиблингов противоположного пола будет некомплиментарным. Это - два гиперфункционала,борющихся за власть. Аналогичная ситуация можен быть и с единственными детьми.

8. Концепция о социальной регрессии

Концепция гласит: эмоциональные проблемы в обществе подобны эмоциональным проблемам в семье.

Эмоциональный процесс в обществе, наряду с эмоциональным разрывом - понятия, разработанные Боуэном совсем недавно, и в сравнении с другими концепциями семейной теории Боуэна, они наименее разъяснены. Эмоциональный процесс в обществе представляет самое обширное из всех возможных противоречий между индивидуацией и совместностью. Такие напряжения, но в контексте индивидуальной семейной единицы, уже были описаны и концептуализированы Боуэном. Эта концепция расширяет теоретическую систему Боуэна для объяснения влияния семейных процессов на более широкое сообщество.

Некоторые эмоциональные процессы в обществе в течение длительного периода времени действуют в направлении упадка общества. Другим возможным результатом взаимозависимости и взаимодействия эмоциональных процессов в обществе является конструктивная и эффективная адаптация. В случае удачной адаптации соответствующие эмоциональные процессы более гибки и более способствуют процветанию. Такие процессы создают конструктивные социальные изменения в более широком обществе. Хотя в какой-то конкретный момент времени определенные части общества могут проявлять разные изменения, как по качеству, так и по количеству, тем не менее, общая результирующая тенденция к адаптации, или к угасанию, зачастую подтверждается рядом фактов.

В обществе, как и в семьях, одно самых сильных общих направлений эмоционального процесса - стремление к слиянию. Пока в обществе преобладают силы совместности или слияния - они служат препятствием для дифференциации отдельных личностей и групп. В условиях слияния рост и развитие прекращаются, поскольку отдельные личности и группы не могут эффективно функционировать в таком интенсивном и ограничивающем климате. Крайне трудно достичь дифференциации, пока она находится в противодействии с мощными силами слияния в обществе.

Боуэн предполагает, что в определенные исторические периоды существовали общественные тенденции либо к дифференциации, либо к слиянию, и, по всей вероятности, они сохраняются. Когда господствует дифференциация, то в обществе ее сопровождают улучшения и конструктивное развитие. Когда преобладает слияние, то общество, как полагают, стагнирует, явным образом проявляя деструктивные формы изменения. Слияние преобладает во времена высокой тревоги, и под влиянием напряжения люди вынуждены принимать решения, ориентированные на короткий срок, а не более продуманные, ориентированные на дальнюю перспективу. Принятие ответственного решения присуще скорее обществу, где силы дифференциации преобладают над силами слияния. В качестве индикаторов силы и дисфункциональных последствий тяги к слиянию в социальной регрессии можно рассматривать высокий уровень преступности, насилие, господство в политике авторитаризма и высокий уровень разводов.

Величина и интенсивность эмоционального процесса в обществе оказывает очень важное влияние на уровень функционирования отдельных семей. Хотя семейная система - сама по себе значимая эмоциональная единица, тем не менее, она обычно достаточно открыта, вследствие чего может быть подвергнута сильному влиянию со стороны более широкого сообщества. Когда эмоциональные процессы в обществе сильны, индивидуумы зачастую пытаются избежать ответственности за себя как в контексте своих семей, так и в контексте других социальных групп.

Как в семье, так и в обществе явно присутствуют и процессы дифференциации, и процессы слияния. Пойдет ли эмоциональный процесс в обществе в сторону дифференциации или в сторону слияния - в значительной степени определяется уровнем тревоги в обществе. Дифференциация более вероятна в обществе, где уровень тревоги низок. При высоком уровне тревоги автоматически появляется тенденция к слиянию. Эти мощные эмоциональные силы влияют на поведение семьи и индивидуума, точно так же как поведение индивидуума и семьи влияют на эмоциональный процесс в обществе. Таким образом, эмоциональный процесс в обществе - больше чем просто "фон" для наблюдения конкретных паттернов семейного взаимодействия.

Когда явления, подобные большому числу эмоциональных разрывов и высоких уровней тревоги в семьях, переполняют общество, они усиливают эмоциональный процесс в обществе и увеличивают склонность к регрессии и упадку. При достаточном количестве людей, триангулированных в семейных эмоциональных процессах, появляются условия, более способствующие общественному регрессу.

Существует гипотеза, о том, что при доминировании слияния в качестве эмоциональной силы в обществе паттерны поведения менее продуктивны, чем, в тех случаях, когда доминируют силы дифференциации. Исходя из этой гипотезы, для любого общества будет иметь место следующая закономерность: чем больше тревоги в обществе, тем больше отдельные его члены стремятся к совместности и слиянию. Чем больше общество стремиться к слиянию, тем выше вероятность, что проявится проблемное поведение, ведущее к еще большей социальной регрессии. Высокий уровень социальной тревоги предшествует и сопровождает проблемное поведение в социальной регрессии. Если общество следует этой тенденции в течение длительного времени, то одним из результатов может оказаться постепенное вымирание данного общества.

Можно также сделать некоторые предположительные предсказания по социальным процессам дифференциации или по эффективной и конструктивной адаптации. Чем ниже уровень социальной тревоги, тем больше будет присутствовать конструктивных паттернов поведения, больше индивидуальных вкладов и больше прогрессивных направлений социального изменения. Взаимоотношения при этом более свободны, реактивность между отдельными личностями и группами присутствует реже. Хотя, по сравнению с другими концепциями семейной теории Боуэна, привести доказательства научной пользы концепции эмоциональных процессов в обществе, возможно, сложней, тем не менее, благодаря своему более широкому полю приложения, эта концепция может обеспечить более точный и реалистичный контекст для понимания последствий действия сил дифференциации и слияния для семьи и общества. Возможно, именно в контексте концепции об эмоциональных процессах в обществе можно более точно определить и пронаблюдать сложные паттерны поведения, такие, как межпоколенные передачи.

В настоящее время понятие социальной регрессии является рабочей гипотезой, которая не может быть операционализирована в конкретных исследовательских терминах. В нынешней исследовательской фазе формулирования полезно собрать самые разнообразные описательные данные для прояснения значимых элементов этой концепции и создать соответствующую методологию для более тщательных исследований. Данные по общественным тенденциям в области преступности, насилия и политической деятельности могут быть использованы в качестве индикаторов различных уровней социальной тревоги и различного уровня дифференциации или слияния. Хотя проверка прямой или обратной корреляции между определенными видами социального поведения и конкретными паттернами взаимодействия в семьях представляет собой явно упрощенный способ проверки концепции эмоционального процесса в обществе, исследования, определяющие и устанавливающие связи между поведением общества и поведением семьи, могут дать новые конструктивные подходы для понимания этих процессов.

Еще одним средством описания видов эмоционального процесса в обществе является сравнительное исследование тенденций человеческого поведения в различных обществах. Хотя семейная теория Боуэна была разработана в обществе современных Соединенных Штатах, каждая концепция предлагает направления исследования других видов обществ и направления исследования поведения животных.

Так как эмоциональные процессы в обществе определяют социальные тенденции на протяжении длительных промежутков времени, для выяснения сути взаимодействия конструктивных и деструктивных режимов адаптации могут быть использованы исторические источники. Характеристики эмоционального процесса в обществе, пришедшего в упадок могут предоставить антропологические данные. Однако, такие данные, возможно, будут иметь ограниченную пригодность как средство подтверждения этой концепции и связанных с ней гипотез, поскольку данные изначально не собирались с этой целью.

Трудности, связанные с нахождением валидных исследовательских процедур по подтверждению действенности концепции эмоционального процесса в обществе не должны уменьшать важность этой концепции, как основы для наблюдения и понимания семейного и общественного взаимодействия. Уникальная мощь семейной теории Боуэна в значительной степени сконцентрирована на слабо исследованной области явлений. Возможно, пройдет много времени, прежде чем формальное исследование сможет начать с уверенностью подтверждать или опровергать гипотезы, созданные концепцией эмоционального процесса в обществе.

Боуэн (Bowen,1978) постулирует, что "возрастающая тревога человека является следствием роста народонаселения, исчезновением возможности колонизировать новые, пригодные для жизни, земли, истощение природных источников сырья и растущим осознанием того, что "земной корабль" не может бесконечно поддерживать человеческую жизнь в том стиле, к которому привыкли человек и его технологии.

Боуэна заинтересовала аналогия, состоящая в том, что способ, которым тревожные родители обращаются с проблемами поведения подростка, подобен способу, которым общество, через своих представителей, обращается с таким же явлением. Тревожные должностные лица, подобно тревожным родителям, обращаясь со своими проблемными "детьми" упускают из виду принципы и убеждения. Их решения скорее отражают усилия, направленные на то, чтобы избавиться от тревожного дискомфорта, а не приверженность тщательно обоснованному способу действия.

Тревожное требование подростком "прав" может развалить неустойчивую систему убеждений родителей. Родители, если они не руководствуются четкими принципами при принятии решений, склонны или уступить ребенку, пытаясь, тем самым умиротворить его, или проявить не адекватную ситуации реактивную жесткость и грубость. Поскольку ребенок играет на слабых сторонах родителей, они отвечают усиленной концентрацией внимания на ребенке и требованием от него обязательных изменений. В своих стараниях справиться с тревогой, должностные лица, поступают аналогично родителям, пытающимся обрести контроль над вышедшим из повиновения подростком.

Наблюдения Боуэна привели его к уверенности, что за последние двадцать пять лет функциональный уровень дифференциации в обществе понизился (Bowen, 1978). Первоначально Боуэн описывал этот процесс следующим образом: "Возрастающее народонаселение и истощающиеся ресурсы создают тревогу, что приводит к социальному регрессу. В результате повышения плотности населения исчезают новые границы, и дистанцироваться становится всё трудней и трудней Возросшая тревога в обществе создает "волну слитности", что в свою очередь влечёт еще больший дискомфорт и порождает еще большую тревогу.

При тревожной социальной обстановке усиливается процесс социальной проекции (Bowen, 1978). В этом процессе два народа или группы объединяются против третьей стороны, улучшая таким образом свое функционирование за её (третьей стороны) счет. Чем выше уровень тревоги в обществе, тем более активным становится этот механизм как способ связывания или поглощения этой тревоги. Это сходно с тем, что происходит при процессе проекции в семье. Двое могут заставить третьего подчиняться, один может заставить двоих других обращаться с ним как с подчиненным, в чем-то им уступающим, или проекции могут подойти друг к другу подобно узору в мозаике, при этом каждая сторона будет удовлетворять ожидания другой. Каждая позиция в системе функциональна; это значит, что каждая из них играет конкретную роль в управлении тревогой. Невозможно снизить интенсивность процесса проекции, не снизив вначале стимулирующую ее эмоциональность.

Еще одним элементом эмоциональной обстановки в семье являются эмоциональная обстановка в обществе и процессы, протекающие в нем. Тревожному обществу, подобно тревожной семье, трудно разрешить свои проблемы без поляризации по любому вопросу, без разрывов, взаимного сверх- и недостаточного функционирования и т. п. Результатом является серия кризисов, разрешающаяся в основном через восстановления комфорта, а не тщательно продуманного подхода, основанного на принципах уважения к различным точкам зрения.

Литература

  1. Bowen, M. (1974). "Bowen on Triangles." Edited and transcribed by K. Terkel-sen. The Family, 2 (2): 45-48.
  2. Bowen, M. (1978). Family Therapy in Clinical Practice. New York: Jason Aronson.
  3. Bowen, M. (1979). "Anxiety and Emotional Reactivity in Therapy." Videotape produced by the Georgetown Family Center, Washington, DC.
  4. Bowen, M. (I980a). "Defining a Self in One's Family of Origin-Part 1." Video-tape produced by the Georgetown Family Center, Washington, DC.
  5. Bowen, M. (1980b). "Defining a Self in One's Family of Origin-Part 2." Video-tape produced by the Georgetown Family Center, Washington, DC.
  6. Bowen, M. (1981). "A Day with Murray Bowen, MD." Lecture. Sponsored by the Family Living Consultants of the Pioneer Valley, Northampton, Massachu-setts, November 4,1981.
  7. Bowen, M. (1983). "Violence as a Human Problem." Videotape from conference titled "Violence as a Family and Societal Problem," Cosponsored by Fort Sam Houston and Brooke Army Medical Center, Houston, Texas.
  8. Bowen, M. (1984). "Two Days with Murray Bowen, MD." Workshop. Sponsored by The Western Psychiatric Institute and Clinic, University of Pittsburgh, Pittsburgh, PA.
  9. Bowen, M. (I987a). "Bowen Clinical Conference." Transcribed by L. S. Keeton. From videotape produced by the Georgetown University Family Center, Wash-ington, DC, November 16, 1984.
  10. Bowen, M. (1987b) "Triangles and Differentiation." Videotape produced by the Western Pennsylvania Family Center, Pittsburgh, PA.
  11. Bowen, M. (1988). "A Day with Murray Bowen, MD." Workshop. Sponsored by the Center for Family Consultation, Chicago, Illinois, May 7, 1988.
  12. Bowen, M. (1995). "A Psychological Formulation of Schizophrenia." Family Systems: A Journal of Natural Systems Thinking in Psychiatry and the Sciences, 2 (I): 17-47.
  13. Titelman, P. (Ed.) (1987). The Therapist's Own Family: Toward the Differentiation Self. Northvale, NJ: Jason Aronson.



Назад в раздел






     
поиск контакты карта сайта
  Перепечатка и любое воспроизведение материалов без письменного разрешения правообладателей запрещены
© 2006 НОУ Институт Практической Психологии и Психоанализа, г. Москва
Работает на Битрикс: Управление сайтом
Яндекс цитирования