Механизмы прерывания цикла-контакта в теории Гештальта: пересмотр традиционных представлений

Год издания и номер журнала: 
2019, №1

Аннотация

В статье приводится результаты пересмотра традиционных представлений о механизмах прерывания цикла-контакта в теории и методологии Гештальта. Согласно представленной авторской точке зрения, не все традиционно представленные в литературе по Гештальту механизмы прерывания цикла-контакта являются таковыми. Обосновывается мнение, что такие механизмы как ретрофлексия и дефлексия не могут являться механизмами именно прерывания цикла контакта, но сами являются следствием прерывания цикла-контакта другими механизмами. Отсюда, выделение ретрофлексии и дефлексии в качестве механизмов прерывания цикла-контакта является логически необоснованным и неправомерным. С другой стороны, в статье представлена позиция, которая рассматривает новый – поскольку он не представлен ни в одной теоретической работе по Гештальту – механизм срыва цикла-контакта, а именно – генерализация опыта.

Ключевые слова: потребности, механизмы срыва цикла-контакта, прерывания движения энергии, ретрофлексия, генерализация

       Во всех делах очень полезно

периодически ставить знак вопроса

к тому, что вы с давних пор считали

не требующим доказательств".

Б.А.У. Рассел

Введение

Известно, что одной из особенностей Гештальт-терапии – по сравнению, например, с психоанализом, – состоит в том, что теория Гештальта вторична по отношению к его практике: т.е., Гештальт – это сначала практика, и только потом теория.  А. Левитски в предисловии к книге К. Наранхо пишет, что «… эта система (Гештальт – В.П.) построена больше на интуитивном, «чувствующем» понимании, чем на строгой и стройной теории» (Наранхо, 1995).  С. Жинжер писал, что Гештальт не претендует на статус науки, но гордится правом именоваться искусством (Жинжер, 2010).  К. Наранхо специально назвал одну из своих работ, посвященных Гештальту, как «Гештальт-терапия. Отношение и Практика атеоретического эмпиризма». Он избрал вместо «теории» слово «отношение», что проясняет сущность темы его работы. Наранхо подчеркивает, что уникальность Гештальт-терапии состо­ит в том, что это система, построенная скорее на интуитив­ном понимании, чем на теории.

Однако вышесказанное   не означает, что Гештальт является противником теории. Без теоретических основ он бы не стал системой, а был бы просто эклектичным набором работающих техник. Наранхо пишет о Гештальте, что «…это больше «терапия», чем теория, больше искусство, чем психологическая система. Но, как и психоанализ, Гештальт-терапия имеет философ­скую основу» (Наранхо, 1995). Другими словами, теория и методология в Гештальте существует – завершенная,  цельная, строгая и последовательная в целом.

Вместе с тем, в научной литературе по Гештальту существуют темы, которые представлены в известной степени поверхностно, метафорически, не достаточно полно, четко или логично. Так, один из самых авторитетных авторов, описывая механизмы прерывания цикла-контакта, пишет: «Если родитель говорит ребенку: «Сделай то или не делай этого», ребенок может только подчиниться, то есть интроецировать приказ взрослого как замену своей собственной воли. Если приказ будет повторяться, то ситуация может в неосознанной форме превратиться в опыт: «В жизни надо делать то, и не надо делать этого». В этом процессе важно не столько содержание того, было интроецировано, сколько тот факт, что желание другого пришло на замену своего собственного желания» (Робин, 1996).

В данном случае не  ясна фраза автора: какая ситуация и как может превратиться в опыт? Судя по контексту, смысл этой фразы таков: «если приказ будет повторяться, то он может превратиться в иррациональную (по А.Эллису, А. Бэку) установку: «В жизни надо делать то, и не надо делать этого». Но иррациональная установка не есть опыт. Многократное послание родителей ребенку «не суй пальцы в розетку» как таковое, самое по себе, может стать для ребенка установкой, но никак не опытом, и в его психике она не превратиться в опыт, но так и останется посланием, иррациональной установкой. Опыт ребенок получит в том случае, если все-таки сунет пальцы в розетку. Так что, на наш взгляд, рассмотренная фраза Робина является логически абсурдной.

 Также в литературе порой недостаточно полно и подробно рассмотрены некоторые аспекты теории Гештальта, в частности, касающиеся механизмов прерывания цикла-контакта. Так, представленные в литературе механизмы цикла-контакта, – на наш взгляд, – во-первых, принадлежат к разным порядкам, и логически и эмпирически не все являются механизмами именно прерывания цикла-контакта; во-вторых, список механизмов является не полным. Нам представляется, что он не включает такого механизма, как генерализация опыта. Этот механизм не подпадает ни под один из представленных в литературе по Гештальту механизмов срыва цикла-контакта.   

Таким образом, в отличии от существующей в литературе точке зрения на механизмы прерывания цикла-контакта, авторская позиция рассматривает такие феномены, как ретрофлексия и дефлексия, не относящимся к механизмам прерывания цикла-контакта. С другой стороны, список механизмов прерывания цикла-контакта, представленный в литературе по Гештальту, дополнен новым механизмом – генерализацией опыта. Рассмотрим это подробнее.

Отличие ретрофлексии и дефлексии от механизмов прерывания цикла-контакта

Согласно теории Гештальта, существует несколько механизмов прерывания цикла контакта, или, – другими словами, – прерывание возможностей удовлетворения потребностей через контакт со средой.  Известно и очевидно, что удовлетворение потребностей возможно только в среде. Питаться собой невозможно, как говорил Ф. Перлз, – во всяком случае, недолго.  Но в жизни человека именно процесс удовлетворения потребностей сталкивается с определенными трудностями, включающие механизмы психики, которые мешают удовлетворению  потребностей и желаний. Польстеры пишут: «Каждый человек управляет своей энергией так, чтобы иметь хороший контакт с окружающей средой, или сопротивляется такому контакту. Если он чувствует, что его усилия принесут успех, что он полон сил, а окружающая среда является для него средой питательной, – он будет смотреть жизни в лицо с радостью, доверием и даже отвагой. Но если усилия не приносят желаемого результата … тогда он вынужден направить свою энергию на поиск разных способов, снижающих возможности его контакта со средой… Специфические способы прерывания взаимодействия со средой определяют стиль жизнь человека, когда он установит свои приоритеты» (Польстер, Польстер, 1996).

В литературе по Гештальту авторами рассматривается следующие способы или механизмы прерывания цикла-контакта (сопротивления): 1) конфлюенция (слияние); 2) интроекция; 3) проекция; 4) ретрофлексия; 5) дефлексия; 6) эготизм.

Кратко рассмотрим, что из себя представляют традиционно описываемые механизмы (по Ж-М. Робину):

- Конфлюенция (слияние):

 При слиянии существует ситуация «неконтакта», «неграницы» и «неосознавания»; ничто не возникает, не существует различия между «Я» и не «Я», между фигурой и фоном; нет возникающей фигуры – слияние препятствует выделению фигуры и сопровождающему ее возбуждению.

 - Интроекция:

При возникновении фигуры появляется возбуждение и увеличивается энергия, чтобы дать организму возможность войти в контакт с окружающей средой. Здесь реализация этого стремления может быть прервана таким механизмом, как интроекция. Интроекция – это то, что «проглочено» из внешнего мира, на психическом уровне – родительские (шире – взрослые) послания, предупреждения, советы, набор воспитательных увещеваний, наказаний и пр.: «хорошие девочки не должны себя так вести», «мальчики не плачут», «кричать на улице нехорошо» и масса других.

- Проекция:

Проекция – это механизм, по направлению противоположный интроекции: что-то, принадлежащее в действительности субъекту, будет приписано окружающей среде. Обычно субъект переводит вовне то, за что не может сам отвечать, за что не берет ответственности, в особенности, за свои эмоции и аффекты. При таком механизме человек может считать кого-то другого очень встревоженным, очень беспокойным или очень агрессивным, потому что не может принять то, что он сам агрессивен и беспокоен.

- Ретрофлексия:

Ретрофлексия – механизм, при котором энергия, направленная на контакт со средой, возвращается к самому организму, т.е., субъект делает себе то, что было предназначено окружающей среде: вместо того, чтобы нападать, например, он будет бить себя по руке; вместо того, чтобы укусить, он будет грызть ногти и т.п. Самые яркие примеры ретрофлексии – психосоматические заболевания и суицид. Субъект не позволяет себе проявить именно акты агрессии в отношении их истинных объектов, и он обращает их против своего организма, как будто бы его собственный организм является окружающей средой. Высшая форма ретрофлексии – самоубийство, при которой субъект убивает себя самого, вместо того, чтобы убить того, кто заставил его страдать.

- Дефлексия:

Дефлексия, или уклонение – это маневр для того, чтобы уйти от прямого контакта с другим человеком, средой, собственными эмоциями, переживаниями.  Это способ снятия накала актуального контакта. Интенсивность контакта уменьшается от долгих разглагольствований, нарочитого вышучивания, избегания прямого взгляда на собеседника. Человек абстрагируется от ситуации, «уходит в себя», меняет адресат агрессии,  отпускает реплики не по существу, произносит банальности или общие фразы, проявляет минимум эмоциональных реакций вместо живого участия. «Он принимается рассуждать о прошлом, тогда как речь идет о настоящем и игнорирует важность того, о чем ему говорят.  Поведение не достигает цели, оно вяло и неэффективно» (Польстер, Польстер,1996).

- Эготизм:

Эготизм – особая форма ретрофлексии, которая проявляется в том, что субъект поддерживает слишком непроницаемую границу с окружающей средой. Эготизм проявляется через торможение, через удержание себя в момент, когда, чтобы достигнуть финального контакта, необходимо обратное.

Таковы механизмы прерывания цикла-контакта, описанные в литературе по Гештальту. Согласно представляемой здесь авторской теоретической позиции, такие  механизмы, как ретрофлексия и дефлексия, не могут относиться к механизмам прерывания цикла-контакта, поскольку по своей сути принципиально принадлежит к другому классу механизмов. Рассмотрим подробнее.

Сам термин «ретрофлексия» «… буквально означает «оборачивание» в противоположную сторону… Ретрофлектор делает себе то, что хотел бы сделать другим. При ретрофлексивном поведении человек обращается с собой так, как первоначально он намеривался обращаться с другими людьми или объектами. Он перестает направлять свою энергию вовне, чтобы произвести в окружающем изменения, которые удовлетворили бы его потребности; вместо этого он направляет свою активность внутрь (курсив здесь и далее наш – В.П.), и делает объектом своих воздействий не среду, а себя самого» (Перлз, 2008). Т.е. при ретрофлексии энергия, которая первоначально направлялась к границе цикла-контакта, к среде для удовлетворения какой-либо потребности или желания, оборачивается и возвращается обратно к субъекту-адресанту. Ж-М. Робин пишет: «Чаще всего субъект не позволяет себе проявить именно акты агрессии в отношении их истинных объектов, и он обращает их против своего организма» (Робин, 1996).

В словах Робина указаны причина и принцип механизма образования ретрофлексии, а именно: «…субъект не позволяет себе…» – и далее по тексту.  И уже как результат этого «непозволения» энергия, изначально направленная в окружающую среду, оборачивается и направляется обратно на субъект-адресант. Другими словами, энергия по какой-то причине не могла быть реализована по отношению к адресату, находящемуся вне субъекта – в окружающей среде, – и потому вернулась к адресанту.

Таким образом, не ретрофлексия как особый механизм срыва цикла-контакта прервала контакт организма со средой, но сама ретрофлексия есть результат срыва цикла-контакта по каким-то иным механизмам. Она является как раз следствием срыва цикла-контакта с окружающей средой.

Интроекция и проекция как причины ретрофлексии и дефлексии

Какие причины лежат в основе ретрофлексии? На наш взгляд, причиной  ретрофлексии являются содержания  таких механизмов, как интроекция и проекция. Именно иррациональные интроективные и проективные установки, убеждения, предрассудки останавливают движение возбужденной энергии, направляемой к границе цикла-контакта, к окружающей среде. Движение энергии сдерживается установками типа: «так делать нельзя»; «мужчины не плачут»; «порядочные женщины не знакомятся в метро»; «он сильнее меня, и если я его ударю, то он меня потом изобьет до смерти» и т.п.

Представления об интроектах как причине ретрофлексии имплицитно содержаться в словах Польстеров: «При ретрофлексии человек подобен гермафродиту – он направляет против себя то, что хотел бы сделать другому, или делает сам для себя то, что хотел бы получить от другого…. Система "должен" (интроективный механизм – В.П.), претендующая на то, что лучше самого ребенка знает, что ему нужно, причиняет страдание и сковывает. Боль от осуждения самого себя (ретрофлексия – В.П.) пронизывает всю его жизнь… Вспышки, горячность, крики или драки последовательно искореняются. Снова появляется интроекция: "Я не должен злиться на них", которая позволяет создать ретрофлективную оборону. Он поворачивает свою злость на себя самого (Польстер, Польстер, 1996).

В этих словах показана роль интроекции в создании ретрофлексии. Другими словами, именно интроекция прерывает цикл-контакт опыта, после которого – прерывания – энергия ретрофлексируется.

Таким образом, опираясь на все, сказанное выше, следует вывод, что конфлюенция, интроекция, проекция, ретрофлексия – явления разных порядков. Ретрофлексия не является каким-либо отдельным специфическим механизмом-способом прерывания цикла-контакта опыта, взаимодействия с окружающей средой, но является следствием прерывания цикла-контакта по механизмам интроекции или проекции. Отсюда, выделение в гештальтистской литературе ретрофлексии как отдельного механизма прерывания цикла контакта является неправомерным и логически необоснованным.

По той же причине логически неверно и неправомерно рассматривать в качестве механизма прерывания цикла-контакта и дефлексию. Последняя так же есть результат того, что энергия, изначально направленная к границе цикла-контакта, подверглась «цензуре» содержаний интроекций или проекций.

Генерализация опыта

К существующим механизмам срыва цикла-контакта, описанным в литературе (без ретрофлексии, дефлексии и эготизма), можно добавить такой механизм, как генерализация опыта. Его суть мы видим в том, что некий опыт (говоря в оценочных категориях – положительный или отрицательный), полученный личностью, обобщается, принимая в сознании и подсознании человека абсолютный или почти абсолютный характер, догму, закон.

Этот механизм задействует сферу рационального мышления, и генерализация происходит по известной в логике операции индуктивного умозаключения, хотя данная операция в действительности не логическая, а психологическая (великий логик XX века Бертран Рассел в свойственной ему тонко-саркастической манере однажды сказал, что индукция «только из вежливости называется логической операцией»). Суть индуктивного умозаключения сводиться к выводу, что если некое событие А повторяется некоторое количество раз, то оно будет повторяться и в дальнейшем: «Индукция утверждает, что если часто оказывалось, что за A следует B, то, вероятно, окажется также, что за A последует B и в следующий раз. Этот принцип полностью остается в пределах действительного или возможного опыта» (Рассел, 2017). Так, например, если человек несколько раз видел только белых лебедей, то он может сделать вывод, что вообще все лебеди есть белые. Один из самых глобальных примеров индукции – убеждение в том, что Солнце завтра утром взойдет. Это убеждение основано только на том, что до сегодняшнего дня Солнце всходило миллиарды лет и несчетное количество дней.

Как механизм прерывания цикла-контакта этот вариант может выражаться в (например) следующем: ребенок, несколько раз пробовавший присоединиться к игре в компании сверстников, и, будучи столько же раз отвергнут ими, делает вывод, который может распространиться и на дальнейшее поведение в жизни: «не стоит проситься в компанию, потому что все равно отвергнут, как это уже не раз бывало». Другой пример: люди, столкнувшись с негативным опытом в отношениях, могут сделать – и очень часто делают – вывод, что «все бабы - …, все мужики - …» и т.п.

В этом механизме интересно, на наш взгляд то, что для вывода он имеет достаточно рациональные основания, а именно - повторяемость: мы ожидаем, что Солнце завтра взойдет, а зимой в нашем полушарии будет холодно, потому что так повторялось невероятное множество раз. Но, оставаясь на почве рационализма, мы можем только предполагать, – пусть и обоснованно, – что событие, которое повторялось в прошлом, может происходить и в будущем. Однако иррациональная часть психики из прошлой повторяемости событий делает иррациональный  вывод, что подобные события будут происходить впредь обязательно. В действительности, таких гарантий не существует, как не существует и гарантий того, что подобные события не будут повторяться. Но иррациональная убежденность в обязательной повторяемости событий приводит к страху получения нового опыта, ограничивает личность  и картину мира, что может привести порой  к печальным (нежелательным для личности) последствиям. Бертран Рассел пишет: «Домашние животные ожидают пищи, когда они видят человека, который обычно их кормит. Мы знаем, что все эти достаточно приблизительные ожидания единообразия весьма уязвимы. Человек, который все время кормил курицу, однажды вместо кормления отрубает ей голову, демонстрируя тем самым, что для курицы был бы полезен более тонкий взгляд на однородность природы» (Рассел, 1997).

Таким образом, схема прерывания цикла-контакта по механизму генерализации опыта выглядит следующим образом: имеет место быть некий опыт, полученный человеком в реальной жизни; опыт имел определенное количество повторений; на основе этих фактов следует индуктивное умозаключение, что подобное будет повторяться и в дальнейшем; индуктивное умозаключение, в реальности имеющее только вероятностный характер, в психике конкретного человека приобретает иррациональный абсолютистский характер, например: «То, что сильно повлияло на вашу жизнь один раз, всегда будет влиять на нее» (по А. Беку, А. Эллису); поэтому нет смысла делать это снова, и чтобы снова не испытывать боль, разочарование и пр. негативные чувства по причине повторения первого негативного опыта.

Возможна ситуация, когда для подобных умозаключений повторяемость опыта необязательна. Это может произойти в том случае, если какой-либо полученный человеком опыт, оцененный им как негативный, совпадает с иррациональной установкой, полученной посредством интроекта. В этом случае интроективная установка находит подтверждение в опыте.

Таким образом, в ходе проведенного исследования было обнаружено, что не все феномены, называемые в литературе по Гештальту механизмами срыва цикла-контакта, являются таковыми. Было показано, что традиционное включение ретрофлексии и дефлексии в категорию механизмов срыва цикла-контакта является логически неправомерным и необоснованным – они являются самостоятельными механизмами. С другой стороны, в статье был представлен такой механизм срыва цикла-контакта, как генерализация опыта, который не фигурирует в традиционной классификации в литературе, но который имеет место быть в психике человека.

The mechanisms of interruption of the cycle of contact in Gestalt theory: a revision of traditional ideas

Annotation

 The article presents the results of the revision of traditional ideas about the mechanisms of interruption of the cycle-contact in the theory and methodology of Gestalt. According to the author's point of view not all mechanisms of interruption of the cycle-contact traditionally presented in the literature on Gestalt are such ones. Retroflexion and deflection can not be the mechanisms that interrupts the cycle of contact because it are the result of the interruption of the cycle-contact by other mechanism. Hence the allocation of retroflexion and deflection as mechanisms to interrupt the cycle of contact is logically unwarranted and unjustified. Author presents the generalization of experience as new mechanism of failure of the cycle-contact.

Keywords: needs, mechanisms of disruption of the cycle-contact, interrupting the movement of energy, retroflexion, generalization.

Литература: 
  1. Брински Б. Гештальт-терапия. Методическое пособие к семинарам. СПб.: ООО «Институт Личности», 1996.
  2. Даунинг Д., Марморштейн Р.  Сны и кошмары. М.: Апрель Пресс, Эксмо, 2003.
  3. Джойс Ф., Силлс Ш. Гештальт-терапия шаг за шагом: Навыки в Гештальт-терапии. М.: Институт Общегуманитариных исследований, 2010.
  4. Жинжер С. Гештальт: искусство контакта. М: Академический проект; Культура, 2010.
  5. Зинкер Д. Терапевт как художник // Сборник материалов Московского Гештальт-Института. 2012. Специальный выпуск «Арт-терапия в Гештальте», С. 8-20.
  6. Зинкер Д. Гештальт как творческая терапия. [Электронный ресурс] URL: /gestaltism.ru/zinker-2-2/.  (дата обращения: 12.02.2019).
  7. Зинкер Д. Красота Гештальт-терапии и экзистенциальная дилемма клиента. [Электронный ресурс] URL:/gestaltism.ru/zinker-2-2/.  (дата обращения: 12.02.2019).
  8. Зинкер Д. В поисках хорошей формы. Гештальт-терапия с супружескими парами и семьями. М.: Независимая фирма “Класс”, 2000.
  9. Йонтеф Г. Гештальт-терапия. Введение. // Сборник материалов Московского Гештальт Института. 2001. С.11-18.
  10. Лебедева Н.М., Лебедева А.А. Организационное консультирование: гештальт-подход.  СПб.: Речь, 2009.
  11. Наранхо К. Гештальт-терапия: Отношение и Практика атеоретического эмпиризма. Воронеж, НПО «МОДЭК», 1995.
  12. Нэвис Э. Организационное консультирование. СПб.: «Издательство Пирожкова», 2002.
  13. Перлз Л. Истинные и ложные идеи в Гештальт-терапии. [Электронный ресурс] URL: /gestaltism.ru/lora-perlz/ (дата обращения: 12. 09.2018)
  14. Перлз Ф. Внутри и вне помойного ведра [Электронный ресурс] URL: / opentextnn.ru/man/?id=5502 (дата обращения: 23.10.2018).
  15. Перлз Ф. Гештальт-семинары. М. Институт Общегуманитарных Исследований, 2010.
  16. Перлз Ф. Практикум по гештальттерапии // Папуш М. (ред.) Практика Гештальт-терапии. М: Академический Проект, 2008.
  17. Перлз Ф. Гештальтальтподход и свидетель терапии // Папуш М. (ред.) Практика Гештальт-терапии. М: Академический Проект, 2008.
  18. Перлз Ф. Теория Гештальт-терапии. М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2008.
  19. Перлз Ф. Эго, голод и агрессия. [Электронный ресурс] URL: /psychol-ok.ru/lib/perls_f/egia/egia_03.html (дата обращения: 18.02.2019).
  20. Польстер И., Польстер М. Интегрированная Гештальт-терапия: Контуры теории и практики. М.: Независимая фирма "Класс", 1996.
  21. Рассел Б. Проблемы философии. [Электронный ресурс] URL: /dereksiz.org/bertran-rassel-problemi-filosofii.html (дата обращения: 10.12.2017).
  22. Рассел Б. Человеческое познание: Его сферы и границы. К.: Ника-Центр, 1997.
  23. Робин Ж-М. Гештальт-терапия. М.: «Эйдос», 1996.
  24. Уилер Г. Гештальттерапия постмодерна: за пределами индивидуализма. М.: Смысл; ЧеРо, 2005.
  25. Шиффман М. Гештальт-самотерапия: новые техники личностного роста. М.: Психотерапия, 2008.  
  26. Энрайт Дж. Гештальт, ведущий к просветлению. Пробуждение от кошмара.  СПб.:1994.